ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О чем весь город говорит
Расходный материал
Убийство в переулке Альфонса Фосса
Жизнь прекрасна. 50/50. Правдивая история девушки, которая хотела найти себя, а нашла целый мир
Архив. Ключи от всех дверей
Мой нелучший друг
Сердце льда
Шум пройденного (сборник)
Академия Арфен. Отверженные

В этот момент им помешала Габриэлла Уилтен, обратившаяся к Лилит с каким-то глупейшим вопросом. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Лилит смогла вновь повернуться к Джеку.

– Вы спрашиваете, какой я на самом деле, не так ли, мисс Бентон? Знаете, долго объяснять, поэтому буду краток. В своих поступках я подобен ангелу. В мудрости…

– Подобен Богу, – закончила Лилит. Она покачала головой и улыбнулась. Для игрока и распутника маркиз был неплохо начитан. – И к тому же скромен…

Он пристально посмотрел ей в глаза и прошептал:

– О Боже, какая у вас очаровательная улыбка!

Лилит невольно потупилась. Ей хотелось продолжить разговор, но она не сразу собралась с мыслями. Наконец, снова взглянув на собеседника, она спросила:

– Можно задать вам вопрос, милорд?

Он с улыбкой кивнул:

– Я к вашим услугам, мисс Бентон.

– Было ли… Не заметили ли вы, что его светлость… что-то держал в руке?

Джек посмотрел на Лилит с некоторым удивлением:

– Что-то держал?.. Что именно? Не могли бы вы описать предмет, который мог бы оказаться в его руке? Пока я могу сказать лишь одно: в его карманах ничего не было. Впрочем, и карманы отсутствовали, когда я оставил его, – добавил маркиз с усмешкой.

О Господи, она чуть не забыла, какой негодяй этот Дансбери! Хорошо, что он сам напомнил ей об этом.

– Это не важно, милорд. Не имеет значения… Я задала такой странный вопрос лишь потому…

– Вы что-то ищете, не так ли? – перебил маркиз.

Лилит снова потупилась. Сделав глоток чая, пробормотала:

– Я ищу сережку.

Маркиз вздрогнул и уставился на нее в изумлении.

– Сережку?.. Неужели вы отдали этому мерзавцу свою сережку?

В этот момент мисс Глория Эшбери посмотрела в их сторону и что-то прошептала леди Мейверн. Лилит только теперь осознала, что для малознакомых людей они с маркизом сидят слишком близко друг к другу. Смутившись, она немного отодвинулась от него.

– Успокойтесь, милорд, – прошептала она. – Вы как будто ревнуете…

Маркиз нахмурился и пробормотал:

– Я просто поражен, мисс Бентон: вы подарили сережку такому старому безобразному чудовищу в знак вашего расположения… Но почему вы не забрали ее потом, когда он еще находился в вашем доме?

Лилит посмотрела по сторонам и лишь после этого ответила:

– Я ему ничего не давала. И тогда я не знала, что потеряла ее. Когда он падал, он схватил меня за волосы, и я поняла, что потеряла сережку, только несколько часов назад. Я везде искала, но не нашла ее. Поэтому и решила, что сережка была у него.

Маркиз, казалось, задумался о чем-то. Потом вдруг сказал:

– Я начинаю жалеть, что не явился к вам на несколько минут раньше.

– Потому что вы мне не верите? – спросила Лилит. Его недоверие показалось ей оскорбительным.

Дансбери покачал головой:

– Нет, не в этом дело. Жаль, что я не придушил этого мерзавца до того, как он испустил дух.

«Неужели он ревнует? – подумала Лилит. – Но почему? С какой стати?»

– А вы, милорд, действительно не имеете никакого отношения к его смерти? – спросила Лилит и тут же поняла, что не следовало задавать это вопрос.

Он вздохнул и снова покачал головой. Немного помолчав, пробормотал:

– Знаете, иногда я жалею, что не вел… другой образ жизни.

Она взглянула на него с удивлением:

– Но кто же мешал вам жить иначе?

Он пожал плечами:

– Жить иначе? Мне казалось, что это ужасно скучно. Что же касается сережки, то не беспокойтесь. Сегодня ночью я поищу ее.

«Неужели он действительно совсем не такой, каким казался?» – подумала Лилит.

– Мне очень хотелось бы поверить вам, – прошептала она, потупившись. Она имела в виду не только поиски сережки, но понял ли это маркиз?

Тут к Дансбери подбежала Беатрис. Схватив его за руку, малышка потребовала:

– Дядя Джек, покажи мне фокус. Пойдем к нам.

– Я тоже хотел бы, чтобы вы мне поверили, Лилит, – ответил маркиз, уже поднимаясь. Подхватив племянницу на руки, он направился к детям, игравшим со щенком.

– Не Лилит, а мисс Бентон, – пробормотала она, провожая маркиза взглядом.

– Дядя Джек – не очень-то подходящее имя для щенка-девочки, – терпеливо объяснял Джек. Элисон же, стоявшая за его спиной, даже не пыталась сдержать смех.

– А мне нравится эта имя, – возразила Беатрис. Она ласково погладила щенка.

Последние из гостей Хаттонов только что ушли, и Джек не без удовольствия отметил, что Лилит Бентон не торопилась уходить, хотя тетка то и дело бросала в ее сторону выразительные знаки.

– Но ты не представляешь, какая будет путаница, – говорил племяннице маркиз. – Как же твоя собачка будет узнавать, с кем ты разговариваешь – с ней или со мной?

– Я же знаю, с кем я говорю. – Девочка с удивлением посмотрела на дядю.

– А если назвать ее Лорд Хаттон? – с улыбкой проговорил маркиз.

– О, я очень тебе благодарен, – проворчал стаявший в дверях Ричард. Было очевидно, что он не очень-то жаловал своего шурина.

– Она – Дядя Джек, – заявила Беатрис. – Я так решила.

Джек присел и погладил щенка.

– Хороша, Крошка Би. Пусть будет Дядя Джек.

Тут по лестнице спустилась Фанни, гувернантка малышки. Покосившись на Джека, она сказала:

– Пора спать, мисс Беатрис.

– Я не хочу спать! – закричала девочка. Но в конце концов ей все же пришлась последовать за гувернанткой.

– Джек, посиди со мной, – сказала Элисон.

Он подошел к сестре и сел на диван рядам с ней.

– Спасибо, что пригласила меня. Я сомневался, что пригласишь.

– А я была не уверена, что ты придешь, если даже приглашу.

– Ладно, не сердись, – пробормотал Джек. – Я знаю, что в последнее время я несколько пренебрегал своими обязанностями, но я никогда еще не пропускал день рождения Би.

– Едва не пропустил, – пробурчал Ричард, выходя из комнаты.

Проводив взглядам Ричарда, Джек снова повернулся к сестре.

– Знаешь, мне кажется, твой муж начинает смягчаться.

Год назад он совершенно не выносил меня, даже не мог оставаться со мной в одной комнате дальше пяти минут.

– Но сегодня ты вел себя вполне прилично, – заметила Элисон. – Такой ты мне больше нравишься.

Джек ухмыльнулся, однако промолчал, Не мог же он сказать, что пошел на хитрость, чтобы просто очаровать своенравную молодую леди.

Элисон улыбнулась и погладила свой округлившийся живот.

– Скажи мне, дорогой братец, как давно ты знакам с Лилит Бентон?

– С мисс Бентон? – Джек сделал вид, что пытается вспомнить. – Видишь ли, я дружил с ее братом. С тех пор, полагаю… То есть с тех пар, как познакомился с ним.

Элисон молча смотрела на брата. Наконец проговорила:

– Джонатан Огаст Фаради, не пытайся обмануть меня. Она тебе нравится!

– Но я вовсе не…

Сестра захлопала в ладоши, и Джек в смущении умолк.

– Наконец-то! – воскликнула Элисон. – Мне уже казалась, что это никогда не случится, что тебе никогда не наскучат твои похождения. Я уж потеряла надежду…

– Элисон, я думаю, ты…

– Что ж, я рада за тебя, братец.

– Перестань, Элисон! Она и знать меня не хочет.

Сестра нахмурилась:

– Но почему?

– Ей нужен добропорядочный муж. К тому же она считает, что я одурачил ее брата, что я хочу погубить его и завладеть его деньгами.

– О, Джек… – Элисон вздохнула. – Ну почему люди думают о тебе такие ужасные вещи?

Он пожал плечами и потянулся к бокалу, стоявшему на столике у дивана. Сделав глоток вина, пробормотал:

– Видишь ли, люди во многом правы.

– Но, Джек…

Он поставил бокал и тут же поднялся.

– Но не теряй надежды, моя милая. Знаешь, приверженность мисс Бентон к респектабельности делает ее забавной. Что ж, спокойной ночи, Элисон. – Джек направился в переднюю, чтобы взять шляпу и плащ. Одевшись, прокричал: – Спокойной ночи, Ричард!

Джек собирался закончить вечер в клубе «Будлз», но вовремя вспомнил о том, что обещал поискать сережку. Перед тайным посещением винного погребка Уэнфорда следовало переодеться, поэтому он направился в Фаради-Хаус. Подходя к дому, маркиз увидел Уильяма Бентона, сидевшего на ступенях парадного входа.

25
{"b":"115","o":1}