1
2
3
...
32
33
34
...
64

Лилит стояла на лестничной площадке, ожидая, когда брат с отцом перестанут спорить из-за Дольфа. она решила отправить Уильяма к Дансбери, чтобы тот предупредил маркиза об ужасных слухах.

– И каковы же требования Лилит, которым удовлетворяет Дольф? – с усмешкой проговорил Уильям.

– О, знаешь ли, она ищет красавца, который умеет хорошо танцевать, – ответил виконт.

Тут Лилит наконец не выдержала и сказала:

– Отец, пожалуйста, не говорите так обо мне. Вы же знаете, что это неправда.

Виконт повернулся к дочери и, едва сдерживая гнев, проговорил:

– Я всего лишь пытаюсь найти объяснение возмутительному факту. Ты вчера отдала один из вальсов Дансбери. Твое желание танцевать с красивым и приятным кавалером кажется единственным извинением тому, что ты посмела пренебречь моим мнением.

– Маркиз – друг Уильяма, – возразила Лилит. – Если бы я была невежлива с ним, это могло иметь последст…

– Подобные последствия меньше всего меня интересуют, – перебил отец. – Многие порядочные люди не желают даже разговаривать с ним. Этого вполне достаточно, чтобы ты избегала маркиза.

Лилит поджала губы.

– Да, папа.

– Я же тебе говорила, что твой отец будет недоволен, – раздался снизу голос тети Юджинии. – Да-да, я предупреждала ее, Стивен. Но она такая упрямая и…

– Я не упрямая, – заявила Лилит. – Я сказала, что сожалею и впредь всегда буду вас слушаться. А теперь, пожалуйста, пойдемте завтракать.

– Да, прекрасная мысль, – пробормотал виконт.

Отец с теткой пошли впереди, и Лилит, взяв брата под руку, задержала его.

– Уильям, мне надо поговорить с тобой.

– Ты понимаешь, что ты заступалась за Джека? – Он усмехнулся. – Следи за собой, сестренка.

– Уильям, у меня просьба… касается Дансбери. Ты можешь кое-что передать ему?

– Да, конечно. – Он испытующе посмотрел на сестру. – Но что я должен передать?

– Уильям, раз и навсегда запомни: я не влюблена в Джека Фаради, – прошептала Лилит.

Уильям смутился:

– Но я вовсе не говорил…

– Да, не влюблена, – продолжала Лилит. – Но я перед ним в долгу, поэтому я стараюсь отплатить добром. Пожалуйста, скажи ему…

– Уильям! – раздался голос отца. – Прежде чем попытаешься улизнуть куда-нибудь, пожалуйста, запомни: сегодня ты едешь со мной к Денсону!

Уильям вздохнул и прокричал в ответ:

– Да, я понял, отец! – Повернувшись к Лилит, он прошептал: – Не может ли твое послание подождать до вечера?

– Нет, не думаю, что может подождать. – Лилит казалось, что следует как можно быстрее предупредить маркиза. – Что ж, Уильям, если ты не можешь, то я сама позабочусь об этом…

Брат с сестрой вошли в столовую, и Лилит тотчас же устроила небольшой спектакль. Ахнув, она подбежала к часам, стоявшим на каминной полке, и воскликнула:

– О, как же я забыла?!

– В чем дело? – проворчал виконт.

– Тетя Юджиния, ведь мы сегодня приглашены на ленч к Сэнфордам, – пробормотала девушка. – Пен говорила, что ее мать с нетерпением ждет нас!

А особняк Сэнфордов находился рядом с особняком Дансбери.

– Я что-то не помню такого приглашения, – ответила тетушка. – Мы завтракаем с ними не сегодня, а завт…

– Нет-нет, – перебила Лилит. – Мы давно уже перенесли этот завтрак. – Она покосилась на Уильяма, с усмешкой наблюдавшего за ее уловками. – Тетя, пожалуйста… Если мы поспешим, то приедем как раз вовремя.

– Ох, Лилит… – Тетя со вздохом поднялась из-за стола. – Что ж, подожди немного, я сейчас…

– Да-да, конечно, тетя.

Лилит перед уходом успела забежать в свою спальню и нацарапать записку с описанием всего, что слышала накануне. Спрятав записку в ридикюль, она присоединилась к тете Юджинии. Лилит надеялась, что сумеет передать листок Милгрю – тому не составило бы труда отдать записку слугам маркиза.

Однако отец забрал Милгрю в свою поездку, а дочери и Юджинии предоставил открытую коляску с молодым Уолтером на козлах. Лилит не решилась доверить юноше записку, поэтому листок так и остался в ее ридикюле, и теперь она не знала, как передать его Дансбери.

Когда дворецкий леди Сэнфорд распахнул перед ними дверь, хозяйка сама вышла им навстречу.

– Доброе утро! – Леди Сэнфорд радостно улыбнулась, однако было очевидно, что она удивлена их появлением.

– О, мы так ждали этого завтрака… – Юджиния тоже улыбнулась. – Мы ведь не опоздали?

Стоя за спиной тетушки, Лилит пожимала плечами и выразительно разводила руками. Однако она не чувствовала за собой ни малейшей вины – слишком уж часто тетя ее отчитывала, но ни разу не сказала ни одного доброго слова.

– Нет-нет, вы приехали очень вовремя, – ответила леди Сэнфорд. Подмигнув Лилит, она пригласила их в дом.

Тут в холле появилась Пен – она тоже удивилась, увидев подругу с тетушкой.

– Лилит с Юджинией приехали к нам завтракать. – Леди Сэнфорд незаметно подмигнула и дочери. – Джеймс, пожалуйста, предупреди повара.

Дворецкий кивнул и направился в сторону кухни.

– О, мы так рады… – улыбнулась Пен.

Старшие дамы пошли в утреннюю гостиную, а Лилит задержала Пенелопу в холле.

– Пен, я должна тебе что-то сообщить по секрету, – сказала она, стараясь казаться веселой.

Леди Сэнфорд оглянулась и улыбнулась девушкам:

– Тогда идите в библиотеку, мои милые.

Лилит затащила Пенелопу в библиотеку и закрыла дверь.

– Что случилось? – спросила Пен. – Что-нибудь с Уильямом?

– Пен, мне нужно, чтобы ты сохранила… очень важную для меня тайну, – прошептала Лилит, не решаясь говорить громко даже при закрытых дверях.

– Да, конечно, – ответила подруга. – А в чем дело?

– Мне необходимо передать записку маркизу Дансбери.

Пен в изумлении смотрела на подругу.

– Дансбери? – пробормотала она. – Ты хочешь сказать, что Мэри была права? Ты действительно влюблена в него?

– Я… – Лилит ненадолго задумалась. – Видишь ли, я не знаю. Но это очень важно. Ты мне поможешь?

– Конечно, – кивнула Пен. – Что я должна сделать?

Лилит вздохнула с облегчением.

– Мне надо незаметно выбраться из библиотеки через окно. Меня не будет всего несколько минут, но обещай мне, что ты останешься здесь, пока я не вернусь. Мы сделаем вид, что все это время здесь болтали.

– О, как романтично! – вздохнула подруга. – Что ж, я согласна.

Лилит крепко обняла подругу и подбежала к окну.

– Я сейчас вернусь, – прошептала она, открывая окно. Подобрав юбки, Лилит выбралась в сад и направилась к невысокой каменной стене.

Дверь сразу же распахнулась, но стоявший перед ней мужчина совершенно не походил на дворецкого. Может быть, он и был дворецким, однако ужасный шрам, пересекавший его щеку, придавал ему сходство с разбойником.

– Что вам угодно, мисс? – спросил мужчина.

– Вы служите у маркиза Дансбери? – пролепетала Лилит.

– Да, служу.

– Я… я хочу оставить для него записку. – Лилит раскрыла ридикюль. – Вы не могли бы передать ее маркизу?

– Да, мисс, – ответил дворецкий. – Заходите же… Вы сами можете все передать.

– О, нет-нет… – Лилит отступила на шаг. – Видите ли, я только хочу оставить записку и…

В следующее мгновение дворецкий схватил ее за руку и втащил в дом. Она не успела даже вскрикнуть, как он зажал ей ладонью рот и захлопнул дверь.

– Милорд! – крикнул дворецкий, потащив девушку в холл.

– В чем дело? – послышался голос Джека. С книгой в руке маркиз вышел из соседней двери. – О Боже! – пробормотал он, увидев Лилит. – Фис, сейчас же отпусти ее!

– О, Джек… – Лилит всхлипнула.

Маркиз выронил книгу, обнял ее и прижал к себе.

– Фис, что за шутки? – Джек посмотрел на дворецкого.

– Она подозрительно вела себя, и я не хотел, что бы она сбежала, – проворчал дворецкий.

– Я не вела себя подозрительно, – возразила Лилит, еще крепче прижимаясь к маркизу. – Я просто хотела передать записку.

– Она принесла записку к черному ходу и ничего не хотела объяснять, – не сдавался Фис. – Поэтому, милорд, я решил…

33
{"b":"115","o":1}