ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вот-вот приедет. Не забывай улыбаться, Лилит, и скажи что-нибудь о том… какой сегодня прекрасный день. Упомяни также, что скучала без него на балу у Мистнеров.

– Да, тетя, – кивнула Лилит. Она намеревалась быть очень любезной, льстивой и глупенькой – только бы заставить герцога проговориться.

– И ради Бога, не затевай ссор. Ты уже и так слишком долго испытывала его терпение.

– Да, тетя.

На самом деле это он испытывал ее терпение, но было бы бессмысленно вступать в спор с тетей Юджинией. Чем меньше родственники будут знать о ее чувствах к герцогу Уэнфорду и маркизу Дансбери, тем лучше. Лилит рассчитывала на понимание с их стороны, но в данный момент она могла только молить Бога, чтобы они не вмешались, пока они с Джеком не обезвредили Дольфа. А вот после этого… После этого еще будет время все объяснить и сообщить им, что она любит совсем другого, пусть даже ее родственники терпеть не могли маркиза.

Правда, она не знала, видит ли в ней Джек то, что хотел бы увидеть. Лилит разгладила морщинку на лбу и заметила, что тетка внимательно смотрит на нее. Когда ночью Джек предложил ей бежать, было не совсем ясно, что он имел в виду. Имел ли он в виду брак? Этого она пока не знала, зато прекрасно знала, что ей очень хотелось бы стать маркизой Дансбери.

К дому с грохотом подъехала карета, и Лилит тотчас же встала. Эмили набросила ей на плечи шаль, и она вместе с тетей Юджинией спустилась вниз. Тетушка настойчиво давала ей всевозможные советы и тем самым ужасно раздражала Лилит. Если бы тетка проявила хоть немного сочувствия к племяннице, то, конечно же, помолчала бы. Но, увы, тетя Юджиния, как и отец, была одержима идеей восстановления семейной репутации.

Лорд Хэмбл вышел поздороваться с Дольфом, приехавшим в коляске, и Лилит с облечением вздохнула, увидев, что герцог не предпочел закрытую карету. Его светлость не изволил встать с сиденья, пока его невеста не подошла к экипажу, но Лилит не позволила себе обидеться. Чем хуже он к ней относился, тем больше было шансов на успех ее затеи, во всяком случае, так ей казалось.

Герцог протянул невесте руку, и она сделала реверанс.

– Добрый день, ваша светлость. – Лилит улыбнулась, собираясь сесть рядом с женихом.

– Добрый день, мисс Бентон. – Герцог кивнул и указал на место напротив его сиденья.

«Что ж, чем дальше от него, тем лучше», – мысленно улыбнулась Лилит.

Герцог был одет по самой последней моде, но едва ли он оделся так специально ради нее. Дольф Ремдейл всегда одевался безупречно и в обществе всегда держался с необыкновенным достоинством. Однако Лилит уже знала, каким он становился, когда не боялся, что влиятельные люди его осудят.

– Я подумал, что мы могли бы поехать в северную часть города, если не возражаете, – сказал Дольф, усаживаясь на сиденье.

Лилит охватило беспокойство. Она надеялась, что они устроят пикник в одном из лондонских парков, где они не будут совсем одни. Взглянув на Дольфа, она увидела в его глазах угрозу и поспешно кивнула:

– Да, милорд, это было бы восхитительно.

Виконт улыбнулся и пожелал им приятно провести вместе день. Коляска тут же тронулась с места и покатилась по аллее, затем повернула на север. Лилит какое-то время молчала. Наконец, собравшись с духом, приступила к исполнению задуманного.

– Вы очень удачно выбрали день для пикника, ваша светлость, – сказала она с улыбкой. – Сегодня прекрасная погода, не правда ли?

– Да, верно, – кивнул герцог и тут же взглянул на карманные часы.

Лилит сохраняла на лице сияющую улыбку.

– Вас так не хватало у Мистнеров. Я ужасно без вас скучала.

– Сомневаюсь, мисс Бентон, – проворчал герцог.

– О, поверьте мне, ваша светлость. Ведь мы с вами помолвлены.

Дольф рассмеялся, и по спине Лилит пробежал холодок.

– Мы помолвлены, потому что я погублю вас, если вы откажетесь выйти за меня. Не притворяйтесь, что вам по душе этот брак.

– Ваша светлость, вы неправильно расценили мои отношения с маркизом Дансбери, – проговорила Лилит и снова изобразила улыбку. – И я очень рада, что стану герцогиней Уэнфорд. – Он считал ее глупой. Пусть теперь думает, что она еще и тщеславная, то есть такая же, как он.

– Хм… – изрек герцог и опять посмотрел на часы.

Они выехали из города, проехали Хайбери, и она уже начала беспокоиться – не повезет ли Дольф ее до Кембриджа? Однако когда они добрались до Вуд-Грин, кучер повернул в Александра-парк, и Лилит с облегчением вздохнула.

Несколько минут спустя Дольф поднялся и вылез из коляски. Лилит удивилась – почему он не выбрал место, где они оказались бы совершенно одни? Может быть, он не так уж уверен в себе? Очевидно, Дольф хотел, чтобы поблизости были свидетели – такие свидетели, которые не сказали бы и слова против него.

Лилит подумала, что ей придется самой сойти на землю, но как только она встала, Дольф протянул руку и помог ей спуститься с подножки.

– Благодарю вас, ваша светлость.

Герцог кивнул и больше не обращал на невесту внимания.

– Под этим деревом, Финтер.

Кучер соскочил на землю и вытащил из коляски корзину с провизией и одеяло. Развернув одеяло, он расстелил его на траве, затем вернулся к экипажу.

– Подожди нас у дороги, Финтер.

– Да, ваша светлость. – Кучер взобрался на свое сиденье и направил лошадей в дальний конец парка.

Лилит хотелось, чтобы кучер остался, но она не удивилась, когда Дольф отослал его. В парке находились и другие люди, тоже устроившие пикники или катавшиеся на лошадях, но близко не было никого, так что никто не мог бы подслушать их разговор. Лилит с беспокойством озиралась – она думала о том, куда могла бы обратиться за помощью, если бы пришлось спасаться бегством.

– Садитесь. – Дольф указал на одеяло.

Скрывая свое недовольство, Лилит послушно опустилась на одеяло. Какие бы чувства герцог ни питал к ней, он должен был хотя бы желать ее. Ведь это он предложил этот брак. При мысли, что Дольф будет прикасаться к ней и обнимать ее, как это делал Джек, Лилит внутренне содрогнулась.

– Ваша светлость, – проговорила она, когда он сел рядом и открыл корзину с провизией, – я знаю, вы сердитесь на меня, но прошу дать мне возможность оправдаться перед вами. Я верю, что нам с вами ни к чему вражда.

– Очень приятно слышать, – заметил Дольф, подавая ей персик. – Именно это я и ожидал от вас услышать.

– И вы правы, ваша светлость, – продолжала Лилит. – Это разумное требование, не так ли?

Дольф коротко кивнул:

– Да, полагаю, очень разумное.

Немного помолчав, Лилит вновь заговорила:

– Отец сказал мне, ваша светлость, что вы обратились к архиепископу Кентерберийскому за особым разрешением и что мы можем вступить в брак в конце этого месяца. Я так рада…

Герцог пристально посмотрел на нее и проворчал:

– Вы ожидаете, что я забуду ваши истерики? Не считайте меня идиотом, моя милая. Я знаю, вы не хотите выходить за меня, но мне наплевать. Дансбери думает, что он ужасно умный, но он лишится и вас, и своей головы.

– Я не принадлежу ему, так что он не сможет лишиться меня, – заметила Лилит. – Он преследовал меня и очень меня раздражал. Но в последнее время я совсем его не видела, слава Богу. – Она с удовлетворением отметила, что лжет без малейших усилий – словно говорит чистейшую правду.

– В самом деле? А как же сережка?

– Видите ли, ваш дядя все время требовал, чтобы я подарила ему эту сережку, – ответила Лилит, пожав плечами. – Я могу лишь предположить, что он как-то незаметно взял ее.

– А я могу лишь предположить, что вы лжете, мисс Бентон. И с этого момента вам лучше вести себя прилично. Что бы вы ни говорили об этой проклятой серьге, она все еще может погубить вас.

– Не понимаю, почему вам кажется, что надо защищаться от меня. Я ничем вам не угрожаю.

– И я хочу, чтобы так оно и оставалось. – Он смерил ее пристальным взглядом, затем неожиданно взял за руку. – Вы будете послушной женой, не правда ли?

– Конечно, ваша светлость. – Она мило улыбнулась, хотя по спине ее пробежали мурашки.

53
{"b":"115","o":1}