ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой нелучший друг
Волшебные стрелы Робин Гуда
Что не так в здравоохранении? Мифы. Проблемы. Решения
Хроники Гелинора. Кровь Воинов
#Сказки чужого дома
Книга hygge: Искусство жить здесь и сейчас
Кровь деспота
Перевертыш
Важные вопросы: Что стоит обсудить с детьми, пока они не выросли

– Спасибо, Уильям.

Милгрю тут же оседлал Тора и помог молодому хозяину сесть в седло. Уильям развернул коня и задержался на несколько секунд.

– Лил, так как же…

– Я потом все объясню, Уильям.

– Хорошо, я скоро вернусь.

Лилит смотрела вслед брату, пока он не исчез за деревьями. Тут Милгрю подошел к ней:

– С вами все в порядке, мисс?

– Надеюсь, что будет в порядке.

– Молодой хозяин найдет маркиза. Не беспокойтесь.

Она утерла слезы и улыбнулась:

– Спасибо, Милгрю. Спасибо за все.

Джек начинал беспокоиться. Его дворецкий отсутствовал почти целый день, а потом прислал записку, сообщив, что направляется в Глостер. Новости же обещал сообщить, как только они появятся.

Поразмыслив, Джек решил заняться поисками друзей Уэнфорда, с которыми герцог мог быть откровенным. К сожалению, вскоре выяснилось, что никто не желал разговаривать с маркизом даже в тех клубах, где прежде он был любимцем.

Такое случалось и раньше – в то время, когда он впервые вернулся из Франции, и ходили слухи, что он убил женщину. Но Джек не жалел о такой репутации, не жалел до тех пор, пока не встретил Лилит. Теперь же он думал только об одном: как исправить положение?

Наконец в Морском клубе он застал Доналда Марли и с тайным вздохом облегчения сел рядом с ним у камина. Ближайший друг Дольфа Ремдейла читал «Таймс» и курил сигару. Через некоторое время, как и рассчитывал Джек, его движения привлекли внимание Марли.

– Дансбери?.. – Он опустил газету и с удивлением посмотрел на Джека.

– Марли?.. – в тон ему ответил маркиз.

Доналд смотрел на него какое-то время, затем сложил газету.

– Извините меня, – пробормотал он и поднялся.

– Вы уверены, что не хотите, чтобы вас видели именно со мной? – спросил Джек, поудобнее устраиваясь в кресле.

– Да, уверен, – кивнул Марли.

– Значит, второй неправильный выбор?

– А каким был первый?

Хорошо было уже то, что Марли не уходил.

– Ваше знакомство с Дольфом Ремдейлом.

– Должен не согласиться с вами, Дансбери. Судя по тому, что Антония Сен-Жерар сделала с вами, вероятно, именно вам следовало бы побеспокоиться относительно своих знакомств.

В голове Джека словно прозвучал тревожный сигнал.

– Антония? – переспросил он. – А в чем дело?

Марли пожал плечами:

– Пока это еще слухи, конечно, но я слышал, что она собирается выступить против вас. Говорит, что вы собираете сведения о Лилит Бентон. И якобы вы намеренно выиграли булавку у Дольфа, чтобы поссорить его с дядей.

Джек стиснул зубы. Он явно недооценил Антонию. Когда он пытался помешать Уильяму посещать ее, он знал, что она рассердится. Но он не ожидал, что она захочет отомстить ему. Действительно, какой смысл? Ведь месть не помогла бы ей вернуть Уильяма, если бы он решил оставить ее.

– В таком случае, Марли, вам лучше уйти, – пробурчал Джек. Ему надо было подумать. Слухи и обвинения со стороны старого врага – это одно. Антония же, однако, считалась другом, и все, что она скажет, будет воспринято всерьез.

Доналд Марли уже был в дверях, когда ему пришлось отступить в сторону, чтобы не столкнуться с ворвавшимся в гостиную Уильямом Бентоном. Тот осмотрелся и тотчас же направился к маркизу.

– Джек, слава Богу… – Он занял соседнее кресло.

Маркиз внимательно посмотрел на него:

– Скажи, Уильям, ты выиграл или проиграл наше пари об Антонии? – В его голосе звучали гнев и горечь, но Уильям, казалось, этого не заметил.

– О, я проиграл. Но мы поговорим об этом потом. – Юноша снова осмотрелся и наклонился к Джеку. – Меня прислала Лилит.

У Джека екнуло сердце. Но он не знал, что было известно Уильяму, и, естественно, не хотел выдавать того, что еще не стало известно.

– В самом деле? – Он изобразил удивление.

– Не притворяйтесь, Джек, – прошептал Уильям. – Лил была вся в слезах, умоляла меня найти вас и передать, что она хочет вас видеть. Точнее, ей совершенно необходимо видеть вас.

Джек встал. Если Дольф что-то с ней сделал, то будет два мертвых Ремдейла.

– Где она?

– Не так быстро, Дансбери, – с невозмутимым видом проговорил Уильям.

Это не предвещало ничего хорошего. Джек медленно опустился в кресло.

– Слушаю.

– Почему вы связались со мной?

– Что это за вопрос? – Джек приподнял брови. – Едва ли сейчас время для таких вопросов.

– Мне кажется, я понял, в чем дело, – продолжал Уильям. – Понял, почему вы заинтересовались таким простаком, как я. Но сначала мне бы хотелось услышать, что вы об этом скажете.

Джек пристально посмотрел на собеседника:

– Признаюсь, вначале я подумал, что, подружившись с тобой, быстрее добьюсь расположения твоей сестры.

На щеках Уильяма заходили желваки.

– Понятно.

Джеку не хотелось оскорблять чувства молодого человека, и это раздражало его. Он становился таким сентиментальным, что сам себя не узнавал.

– Но очень скоро я понял, что мое представление о твоей сестре было ошибочным. Кроме того, она, пожалуй, презирала меня.

– Еще мягко сказано, – проворчал Уильям. – Но скажите, почему же вы не прогнали меня, после того как поняли, что ваш план провалился?

– Потому что… К своему удивлению, я почувствовал, что ты мне нравишься, – признался Джек.

– На днях я слышал, как Прайс назвал меня вашим «дрессированным щенком».

– Ты не глуп, Уильям. Вначале, может быть, я так думал, однако я ошибался.

– Но…

– Уильям, меня могут арестовать в любой момент за убийство герцога Уэнфорда, а твоя сестра плачет и хочет меня увидеть. У нас нет времени на беседу.

– Нет, есть. Вы знаете, как важен этот сезон для Лил. Теперь, когда вы явно привлекли ее внимание, что вы собираетесь с этим делать? Ради Бога, Джек, она должна выйти замуж. И она не привыкла к таким, как вы, она не понимает ваших игр. Вы можете причинить ей страшную боль.

– Я не обижу Лил! – в негодовании воскликнул Джек. – А что касается помолвки, то ты мог бы стать на ее сторону и сказать отцу, что она ненавидит Дольфа Ремдейла.

Уильям захлопал глазами:

– Ненавидит?.. Она считает Уэнфорда ужасно скучным, но это не ненависть.

– Она его ненавидит, – повторил Джек. – И я хочу помочь ей, поверь мне.

Уильям с удивлением посмотрел на собеседника:

– А что потом?

Джек скрипнул зубами.

– Понятия не имею! Но если ты попытаешься и дальше задерживать меня, то ты умрешь, так и не узнав этого. Мы можем идти?

Уильям кивнул и встал.

– Но вы не можете приехать к Лилит. Где вы хотите встретиться с ней?

Джек достал карманные часы. День близился к концу, торговля заканчивалась, но делать покупки было еще не поздно. – Я встречу ее на углу Бонд-стрит и Брук-стрит. Через сорок минут.

Уильям тоже взглянул на часы.

– Хорошо. – Маркиз уже собрался уходить, но Уильям остановил его. – Джек, я верю, что вы не втянете ее в какую-нибудь… историю.

– Не втяну, Уильям. Ни в коем случае.

Бентон едва заметно улыбнулся и в смущении проговорил:

– Знаете, Джек, я с самого начала думал, что вы самый подходящий для нее человек. Вы заставляете ее забыть о том, что она должна думать не только о других, но и о себе.

– Принимаю твои слова за комплимент, – проворчал Джек.

Он добрался до указанного угла на Бонд-стрит и спрятал Бенедика так, чтобы тетка Лилит не заметила его. Джек прекрасно понимал, что увести Лилит от ее спутницы будет нелегко, но он надеялся, что сумеет что-нибудь придумать.

Осмотревшись, Джек увидел Пенелопу Сэнфорд, выходившую из магазина, и невольно улыбнулся. Он уже знал, что с мисс Сэнфорд можно говорить откровенно, и почти не сомневался, что она поможет ему.

На многолюдной Бонд-стрит совсем нетрудно столкнуться с кем-нибудь из знакомых – и Джек, конечно же, столкнулся с Пенелопой. Она уронила один из свертков, он, извинившись, наклонился и поднял его.

– Прошу прощения, мисс Сэнфорд. – Маркиз улыбнулся и протянул ей сверток.

55
{"b":"115","o":1}