ЛитМир - Электронная Библиотека

– Рано благодарить. Мне почему-то кажется, что ничего у нас не выйдет.

Джек Фаради спрятался за повозкой, на которой развозили лед, и выругался сквозь зубы. В Париже, где его не знали, выслеживать кого-нибудь было чрезвычайно трудно. Но здесь, в центре Лондона, следовать за герцогом Уэнфордом, не вызывая подозрений, оказалось еще труднее.

К тому же маркиз не был уверен, что сможет чего-нибудь добиться от Дольфа. Как сказал Ричард, «этому проклятому герцогу надо всего лишь молчать, и он выиграет». А ему, Джеку, нужно было не только заставить его признаться – требовалось сделать это в присутствии свидетелей.

Тут Дольф зашел в табачную лавку, и Джек, выскочив из-за повозки, бросился к стене соседнего магазина. Затаившись, стал ждать. Прошло минут десять, а Дольф все не появлялся – очевидно, выбирал себе сигары.

– Дансбери?..

Джек резко обернулся. Перед ним стоял Прайс.

– Ах, это ты… – Маркиз вздохнул с облегчением. – А я думал, ты уехал навестить своего брата в Суссексе. Или ты говорил о сестре в Девоншире?

– Не жди моих извинений, – ответил Прайс. – Твой корабль тонет, друг мой. А у меня – интуиция крысы.

– Это избавляет меня от необходимости называть тебя как-то иначе, – проворчал Джек. Он взглянул на табачную лавку. – Так что же привело тебя сюда?

Прайс был во фраке и явно со вчерашнего вечера еще не заезжал домой. «Но почему же он в такой ранний час расхаживает по торговым улицам Мейфэра?» – подумал Джек.

– Признаюсь, я искал тебя, Дансбери. Случилось так, что я сегодня утром завтракал в «Будлз». И как раз в это время туда вошли сыщики с Боу-стрит. Так вот, они подошли к моему столу и спросили, не знаю ли я, где ты находишься.

Джек пристально взглянул на Прайса:

– И что же ты им ответил?

– Я сказал, что во вторник ты отплыл в Китай. Однако не думаю, что они поверили.

– Спасибо, – кивнул Джек. Если его искали люди с Боу-стрит, то, вероятно, они хотели допросить его. Возможно, у них имелся ордер на его арест. Если он в ближайшее время не разоблачит Дольфа Ремдейла, то, скорее всего, окажется в тюрьме Олд-Бейли.

– Джек, тебе следует покинуть Англию как можно быстрее. Взгляни правде в лицо, друг мой. На сей раз ты проиграл. И, играя, как обычно, по-крупному, ты потерял все.

Джек усмехнулся и похлопал друга по плечу:

– Возможно, ты прав, мой дорогой. Но все-таки не спеши заключать в клубе пари. Еще не все кончено.

Прайс пожал плечами:

– Не надо храбриться передо мной, Джек. Уезжай побыстрее из Лондона, пока тебя не арестовали.

– Не могу. – Джек покачал головой. – Но спасибо, что предупредил.

– Чего ты добиваешься? – спросил Прайс. – Неужели ты не понимаешь, что…

– Добиваюсь справедливости, – перебил Джек. – Или хотя бы возмездия.

– Ты безумец, – проворчал Прайс. – Что ж, прощай. – Он коротко кивнул и направился к своему дому.

Джек подождал еще минут десять, но Дольф по-прежнему не появился. И это вызвало подозрение – слишком уж долго его светлость выбирал себе сигары. Тщательно осмотревшись, Джек отошел от стены и зашел в табачную лавку. Переступив порог, он сразу же понял: Дольфа в лавке нет.

– Где Уэнфорд?! – Маркиз схватил торговца за ворот.

– Э… простите, милорд, но я не видел его, – пролепетал торговец.

Джек оттолкнул торговца и бросился в задние комнаты.

Разговаривая с Прайсом, он не спускал глаз с входа в лавку – Дольф оттуда не выходил. В самой дальней комнате Джек обнаружил дверь, выходившую в переулок. Неужели Дольф что-то заподозрил? Да, скорее всего. Иначе он не стал бы выходить через заднюю. А может, он вышел в переулок только потому, что так ему удобнее? Как бы то ни было, Китай становился все привлекательнее.

– Не думаю, что Джек именно это имел в виду, когда просил вас остаться у меня, – сказала Элисон Хаттон.

– Вы же сказали, что вам нужно выйти из дома, – напомнила Лилит. Она взяла Беатрис за руку и перевела ее через дорогу. – Вот и магазин. Мы пришли.

– Он хотел, чтобы вы находились в безопасном месте, Лилит. Но не здесь.

– Здесь совершенно безопасно, Элисон. Кроме того, Лондон очень большой город. Может быть, он в одиночку не сумеет найти Дольфа. В таком случае мы ему поможем. – Она вздохнула и добавила: – Не могу же я совсем ничего не делать. Так я с ума сойду от беспокойства.

– За моего брата?

– Конечно.

Элисон улыбнулась:

– Не беспокойтесь, все будет хорошо.

– Надеюсь, – кивнула Лилит.

– А знаете, я думаю, что не только мы помогаем Джеку, – пробормотала Элисон. – Сегодня утром кто-то постучал в дверь, и почти сразу же Ричард ушел. Причем вид у него был очень озабоченный.

Лилит снова вздохнула:

– Уильям сказал, что Ричард арестует Джека, если ордер будет подписан.

Элисон с сомнением покачала головой:

– Нет-нет. Может быть, они и не ладили, но Ричард никогда не сделает этого.

– Вы уверены?

Элисон ответила не сразу.

– Не знаю, – сказала она наконец. – Последнее время, уже несколько дней, Ричард и Джек разговаривают друг с другом. Чего не делали пять лет. Но я не знаю, не знаю…

– Я должна предупредить его, – заявила Лилит.

Беатрис посмотрела на нее и спросила:

– Мы помогаем дяде Джеку?

Лилит покачала головой:

– Нет, это я помогаю дяде Джеку. А вы с мамой идите домой.

– Но, Лилит…

– Возвращайтесь домой, Элисон.

– Что ж, хорошо, – кивнула баронесса. – Только будьте осторожны, Лилит.

– Обещаю. Не беспокойтесь за меня.

Вскоре Лилит поняла, что Лондон действительно огромен и едва ли она сумеет найти Джека до того, как его найдет лорд Хаттон. Повернув за угол, она замерла на несколько мгновений. В нескольких шагах от нее, разглядывая витрину, стоял герцог Уэнфорд. К счастью, он ее не заметил, и Лилит успела скрыться за углом.

Отдышавшись, она перевела дыхание и попыталась собраться с мыслями. Вероятно, ей следовало наблюдать за герцогом, но, с другой стороны, если она будет следить за Дольфом, то Джек не узнает, что лорд Хаттон, возможно, ищет его, чтобы арестовать.

Немного подумав, Лилит решила, что Джек не мог не знать об этом. Во всяком случае, он наверняка догадывался. Если же окажется, что уже слишком поздно, если они не сумеют разоблачить Дольфа – что ж, тогда она уедет вместе с Джеком. Лилит на мгновение закрыла глаза – ей так не хватало его голоса, его ласк, его тепла и страсти. Родственники возненавидят ее, но она чувствовала, что не сможет жить без него. Да, она непременно уедет с ним, куда бы он ни отправился.

Собравшись с духом, Лилит выглянула из-за угла и снова увидела Дольфа – он постоял немного у соседней витрины, затем медленно двинулся в обратном направлении. Минуту спустя герцог начал переходить дорогу, и Лилит следовала за ним.

Держась от него на расстоянии, она почти час за ним следила. Лилит старалась не привлекать к себе внимание, но, очевидно, это не очень-то у нее получалось – несколько раз прохожие бросали на нее какие-то странные взгляды. Однако она по-прежнему следила за Дольфом, а он этого не замечал – так ей, во всяком случае, казалось. Несколько раз Лилит ловила себя на том, что улыбается; как ни странно, но ей нравилось следить за Дольфом – это было захватывающее занятие.

Герцог все дальше удалялся к югу от центра Лондона – он направлялся к Темзе. «Но что же ему понадобилось в этой части города?» – удивилась Лилит, она то и дело осматривалась в надежде увидеть Джека, но, конечно же, его на этих улицах не было.

Внезапно Дольф остановился, и Лилит прижалась к двери сапожной лавки. Сосчитав до десяти, она выглянула – и глазам своим не поверила. Герцог исчез, словно сквозь землю провалился. Лилит прибавила шагу. Теперь она шла, заглядывая в окна лавок, но Дольфа нигде не было.

Миновав узкий проулок, она вдруг почувствовала, что кто-то обнял ее одной рукой за плечи, а другой зажал ей рот. И тотчас же раздался голос Дольфа:

57
{"b":"115","o":1}