ЛитМир - Электронная Библиотека

– Добрый день, моя дорогая. Что вы тут делаете одна? И почему оказались так далеко от дома?

В следующее мгновение он потащил ее в соседний переулок. Лилит пыталась закричать, но Дольф по-прежнему зажимал ей рот ладонью. Она, изловчившись, ударила его ногой и тут же ухватила за волосы. Он убрал руку, которой зажимал ей рот, однако она не успела закричать – Дольф с силой ударил ее по лицу.

– Прекрати, иначе я сверну тебе шею! – прорычал он, снова зажимая ей рот.

Лилит прикрыла глаза, от удара у нее кружилась голова.

И вдруг она поняла: Дольф вовсе не бродил бесцельно по улицам, он заметил ее и уводил в безлюдное место, туда, где никто не сможет ей помочь. Следовательно, он знал – или догадывался, – что Джек охотится за ним.

В конце переулка Дольф открыл заднюю дверь довольно ветхого двухэтажного особняка. Бросив девушку к подножию лестницы, он повернулся и запер за собой дверь. Лилит вскочила на ноги и побежала в переднюю часть дома. Герцог тотчас же бросился за ней, схватил ее за плечи и толкнул к стене. Лилит споткнулась и упала на пол.

– Отпустите меня! – закричала она, отбиваясь от герцога ногами.

Он рывком поставил ее на ноги и потащил к лестнице.

– Выходит, это ты следила за мной, – проговорил он. – Каким бы я был джентльменом, если бы позволил тебе бродить одной по этим улицам?

– Вы не джентльмен! – кричала Лилит, цепляясь за перила. – Вы чудовище!

Дольф затащил ее наверх и втолкнул в комнату, походившую на склад, – здесь хранились старые столы, стулья и шкафы, покрытые толстым слоем пыли, Солнечный свет едва проникал сюда через грязные окна.

Лилит содрогнулась, увидев, как герцог запирает дверь и опускает ключ в карман. Дольф же, скрестив на груди руки, с усмешкой проговорил:

– Ты считаешь меня чудовищем? По-твоему, это всего лишь совпадение, что сначала я заметил Дансбери, следившего за мной, а через десять минут – тебя? Не очень-то тонкая работа, дорогая моя. И вообще, очень глупо с твоей стороны. Ты ведь знаешь, что меня не надо сердить. Нрав у меня вспыльчивый.

Лилит взглянула на Дольфа и снова содрогнулась. Да, она действительно поступила в высшей степени неразумно. Но вероятно, впервые в жизни она не думала о последствиях своего поступка. Джеку требовалась помощь, и она сделала все возможное, чтобы помочь ему.

– Где мы? – спросила она, стараясь не показывать своего страха.

Герцог отошел от двери и приблизился к девушке.

– В конторе поверенного моего покойного дяди. Он мне не нравился, и я выгнал его. К счастью, дом принадлежит герцогу Уэнфорду. А герцог Уэнфорд – это я.

Лилит не понравился хищный блеск его глаз. Она отступила в угол между окнами.

– Поверенный обманывал вас? – спросила она, чтобы как-то отвлечь его. Она покосилась на окна. Оба были крепко заперты на щеколду.

Дольф пожал плечами и подошел к ней еще ближе.

– Да, мне он не нравился. А вот ты… Ты красивая, очень красивая. Не важно, если и глупая. – Он протянул руку и провел ладонью по ее щеке.

Лилит вздрогнула и прошептала:

– Не надо…

Герцог снова усмехнулся:

– Но почему? Мы ведь все равно обвенчаемся.

– Неужели вы говорите это серьезно? Неужели вы все еще собираетесь жениться на мне?

Он пожал плечами:

– А почему бы и нет? Дансбери сейчас не в том положении, чтобы на тебе жениться. А если из-за твоей привязанности к нему разразится скандал, что и случится, если ты мне откажешь, то тебя больше никто замуж не возьмет.

Герцог подошел к ней вплотную и схватил за плечи. Лилит не успела и ахнуть, как он наклонился и поцеловал се своими влажными губами. При этом он крепко прижал се к себе, чтобы она не могла сопротивляться. «Какие у него отвратительные слюнявые губы», – промелькнуло в голове у Лилит.

Когда он, наконец, отстранился, она оттолкнула его и бросилась к двери. Схватившись за дверную ручку, она в отчаянии дергала ее, но дверь, конечно же, не открывалась, ведь Дольф запер ее на ключ. Лилит обернулась, окинула взглядом комнату и увидела Джека, смотревшего сквозь оконное стекло. Через несколько секунд он исчез, и Лилит подумала: «Наверное, Я схожу с ума». Но тут Джек снова появился. В руке у него был пистолет, и он знаками показывал ей, чтобы она подальше отошла от Дольфа.

Если она отойдет, Джек убьет Уэнфорда. И тогда Джека наверняка повесят. Должен быть какой-то другой выход.

Шагнув к Дольфу, Лилит проговорила:

– Вы считаете, что мы должны обвенчаться? Тогда почему же вы ведете себя… таким непозволительным образом?

– Дорогая Лилит, к тебе неравнодушен маркиз Дансбери. Судя по твоему глупому поведению сегодня утром, ты отвечаешь на его чувства. Какая же невеста общается со злейшим врагом будущего мужа?

Желание снова посмотреть в окно становилось непреодолимым.

– Маркиз губительно влияет на моего брата, – сказала Лилит. – Я делаю все возможное, чтобы помешать этому.

Дольф рассмеялся и спросил:

– Ты утверждаешь, что твоя привязанность к Дансбери – это на самом деле преданность брату и семье?

Лилит кивнула:

– Да, ваша светлость. Отец и тетя не переживут гибели Уильяма. Когда маркиз понял, в какое сложное положение вы его поставили, он стал настаивать, чтобы я воспользовалась нашими отношениями и помогла ему, иначе он погубит моего брата.

Герцог недоверчиво взглянул на девушку:

– А ты не подумала о том, что я засажу его в тюрьму и он больше не сможет угрожать тебе?

Лилит потупилась, изображая стыд и смущение.

– Нет, не подумала. Знаете… Я ужасно испугалась. Я не понимала, что ему не сравниться с вами.

– Лесть, милая Лилит? – Дольф снова приблизился к ней вплотную, и на сей раз она закрыла глаза и не противилась его поцелую.

– Мне, может быть, и не нравится, как вы обращаетесь со мной, – продолжала Лилит, – но я полагаю, что маркиз поступил еще хуже. Вы хоть обещаете мне титул, а он только угрожал мне. – Лилит подумала о том, что, вероятно, ей не следовало переигрывать. Дольф был эгоистичен и высокомерен, но не глуп. – Так что, наверное, я все-таки должна поблагодарить вас, ваша светлость.

Дольф улыбнулся и провел ладонью по ее груди, прикрытой зеленым муслином.

– Если ты действительно хочешь поблагодарить меня за то, что я спасаю тебя от Дансбери, я знаю, как это сделать. – Он наклонился и поцеловал ямочку на ее шее.

Тут Лилит вдруг вырвалась и попятилась к двери.

– Ваша светлость, ведь мы еще не обвенчались! – воскликнула она, изображая смущение.

– А как же твоя благодарность? – Герцог схватил ее за руки и рывком привлек к себе.

– Этого нельзя делать до венчания, ваша светлость.

Лилит снова взглянула в окно, но Джека там не было. Она надеялась, что он слушает их разговор, и решила вырвать у герцога признание, так необходимое Джеку.

Стараясь скрыть свое отвращение, Лилит сказала:

– Но я, конечно же, предпочитаю вас, а не вашего дядю… Терпеть не могу, когда меня обнимает старик.

Дольф снова стал целовать ее шею, а его руки легли ей на ягодицы.

– Значит, ты должна мне еще больше, дорогая. Ведь я избавил тебя от его лаек. Да, именно я избавил тебя от старика. – Дольф поднял голову и посмотрел ей в глаза. – Но не думай, что одной лестью ты чего-нибудь добьешься. – В его глазах промелькнула угроза. – Ты должна подчиниться мне.

Герцог повалил Лилит на пол и, опустившись с ней рядом, впился поцелуем в ее губы. В следующее мгновение раздался звон стекла и в комнату ворвался Джек. Он тотчас же бросился на герцога. Лилит вскрикнула и отползла в сторону.

Джек ударил Дольфа кулаком в лицо.

– Мерзавец, – процедил он.

Герцог оттолкнул его, вскочил на ноги и осторожно прикоснулся к губе, из которой сочилась кровь.

– Дансбери, какого черта… Дольф внезапно умолк и, взглянув на Лилит, в ярости заорал: – Змея! Шлюха! Думаешь, ты можешь…

Джек снова ударил его.

– Я хотел застрелить тебя, негодяй, но потом решил, что лучше забить тебя до смерти, это доставит мне большее удовлетворение.

58
{"b":"115","o":1}