1
2
3
...
60
61
62
...
64

Лилит вскочила:

– Папа, он ударил меня! Он угрожал убить меня! Он убил собственного дядю! Как вы можете сердиться, что я не хотела выходить за него?

Виконт погрозил дочери пальцем:

– Ты слишком себялюбива! Думаешь только о себе! Ты знала, как твоей семье был нужен этот брак. Но ты взбунтовалась, потому что тебе не нравился муж, которого я выбрал для тебя. Ты все погубила! Нам придется вернуться обратно в Нортгемптоншир, и мы никогда больше не сможем снова появиться в Лондоне.

Лилит в негодовании передернула плечами. Почему отец ее оскорбляет? Она этого не заслужила.

– Но, папа…

– Видит Бог, мне придется лишить тебя наследства. Ты такая же, как твоя мать. Думаешь только о себе.

Тетя Юджиния кивнула в знак согласия. Уильям же помрачнел и снова сжал кулаки.

– Папа, шесть лет я только и делала, что думала о вас и о семье, – проговорила Лилит дрожащим от гнева голосом. Отец не любил ее. Ему было наплевать на нее. – Но взамен я не получила ничего, кроме оскорблений. Что ж, я согласна. Меня надо лишить наследства, потому что я больше не желаю быть вашей дочерью. – Она повернулась к брату: – Уильям, поможешь мне перевезти вещи в дом Пенелопы? Я больше не желаю оставаться под этой крышей.

Ошеломленный словами сестры, Уильям какое-то время молча смотрел на нее. Наконец кивнул и пробормотал:

– Конечно, помогу.

Лицо виконта побагровело. Он в ярости закричал:

– Если ты сейчас уйдешь, я никогда не разрешу тебе вернуться! У тебя не будет ни денег, ни друзей, ни дома. Ничего!

Лилит повернулась к отцу спиной и проговорила:

– Я стану гувернанткой, если возникнет необходимость. – Она направилась к двери. Уильям пошел следом за ней. У порога Лилит обернулась и сказала: – И я хочу взять портрет мамы, который вы прячете на чердаке. Думаю, что если бы вы были добрее к ней, то она бы не бросила вас. Теперь вы потеряли и дочь.

– Дерзкая девчонка! – воскликнула тетя Юджиния.

Лорд Хэмбл отвернулся.

– Что ж, убирайся, – проворчал он, обращаясь к камину. – Бевинс, собери всю прислугу. Объяви всем, что мы закрываем дом и завтра возвращаемся в Нортгемптоншир.

Лилит вышла из библиотеки и направилась в свою комнату. Позвав Эмили, она попросила помочь ей собрать все необходимое. Бевинс и Уильям принесли в комнату один из дорожных сундуков, а двое слуг – еще один.

– Тебе не обязательно уезжать, – сказал Уильям, садясь на край кровати. – Отец охотно сделает вид, что ничего не произошло, если ты затаишься на день или два. – Он внезапно улыбнулся. – Ведь ты его единственная возможность восстановить доброе имя семьи.

Лилит отрицательно покачала головой. Как ни странно, она не очень разочаровалась из-за того, что произошло. Более того, она испытала даже некоторое облегчение. Ведь теперь ей уже не придется выслушивать упреки отца и тетки, теперь она наконец-то станет свободной…

– Я больше не вынесу этого, Уильям. Просто не смогу.

Он вздохнул и пробормотал:

– Честно говоря, я удивляюсь, что ты так долго мирилась со всем этим.

– Уильям, я была бы тебе благодарна, если бы ты сдал мои книги на хранение куда-нибудь, чтобы папа не сжег их.

Брат кивнул:

– Хорошо. Что-нибудь еще?

Лилит задумалась. Там, в Нортгемптоншире, у нее были друзья, но из-за скандала, который разразится после ее ухода из дома, они, вероятно, больше не захотят поддерживать с ней отношения.

– Нет, спасибо. Когда я найду место, я напишу тебе и сообщу, где я.

– А как же Джек? – спросил Уильям, пристально глядя на сестру.

Глаза Лилит наполнились слезами.

– Я не знаю, Уильям.

Он встал. Немного помолчав, спросил:

– Может быть, мне поговорить с ним?

– Не смей! – воскликнула Лилит. – Я не хочу, чтобы его принуждали к чему-то.

Уильям пожал плечами:

– Пожалуй, ты права. Сомневаюсь, что я мог бы повлиять на него. – Он вернулся к двери. – Я скажу Милгрю, чтобы он подал карету.

Еще до наступления вечера брат с сестрой сели в карету и поехали к Сэнфордам. Когда Лилит покидала дом, ни отец, ни тетя Юджиния не вышли из своих комнат, и это лишний раз убедило ее в том, что она поступает правильно. Если бы они хоть немного любили ее, они бы вышли и попросили ее остаться.

Выбравшись из кареты, Лилит поняла, что ужасно волнуется. А вдруг лорд и леди Сэнфорд не примут ее? Она не была уверена, что осмелится обратиться к Хаттонам. Но что же она в таком случае будет делать? Кто приютит ее? Отец позаботился о том, чтобы она не знала, где находятся родители ее матери.

Уильям, по-видимому, понял, что сестра в растерянности. Он взял ее под руку и повел к дверям дома.

– Не беспокойся, Лил. Мы что-нибудь придумаем.

Его слова прозвучали не очень убедительно, но она не успела сказать ему об этом – дворецкий Сэнфордов уже распахнул перед ними дверь.

– Мисс Сэнфорд или леди Сэнфорд дома? – осведомилась Лилит.

– Они обе дома. – Дворецкий поклонился. – Сюда, пожалуйста.

Мать с дочерью находились в гостиной, и Пен вскочила при виде вошедших.

– Лил, мы уже слышали новости о его светлости. Ты могла предположить, что он убил своего дядю?!

Лилит кивнула:

– Да, я так и думала. Именно поэтому я здесь.

Пенелопа усадила подругу на диван. Затем предложила сесть и Уильяму.

Леди Сэнфорд позвонила, чтобы подали чай.

– Что случилось, Лилит? – спросила она.

– О, полагаю, мне следует рассказать всю историю.

– Мне тоже очень хотелось бы ее услышать, – вставил Уильям. Лилит выразительно посмотрела на него, и он, пожав плечами, смущенно улыбнулся. – Ведь я же твой брат, Лил.

Лилит медлила, собираясь с духом. Наконец заговорила:

– Видите ли, некоторые обстоятельства, о которых я предпочла умолчать, послужили причиной того, что мы с маркизом Дансбери стали подозревать, что старый герцог был убит Дольфом Ремдейлом. Я просила отца не принуждать меня к браку с Дольфом, но он настаивал.

– Я и не думала, что ты была довольна, – заметила леди Сэнфорд.

– Разумеется, я возражала, – кивнула Лилит. – Так вот, улик против Дольфа становилось все больше, и мне пришлось выбирать – или помогать маркизу Дансбери, или стать невольной сообщницей убийцы. Сегодня я случайно увидела Дольфа на улице и, зная, что Дансбери ищет его, стала следить за ним.

– Не может быть! – Лен в изумлении уставил ась на подругу. – Неужели ты действительно за ним следила?

– Да, – кивнула Лилит. – Я следила, пока Дольф не схватил меня. И он потащил меня туда, где мне никто не мог помочь. Вам незачем знать ужасные подробности… Но случилось так, что Джек, лорд Хаттон и сыщики с Боу-стрит догнали нас. Я поняла, что Джек слышит наш разговор, и хитростью заставила Дольфа сознаться.

– О, Лил, я восхищаюсь тобой! – воскликнул Уильям.

– Я тоже, – кивнула Пенелопа.

– А вот мой отец не в восторге, – продолжала Лилит. – Он очень расстроился и заявил, что я глупа, себялюбива и что будет скандал, который опозорит нашу семью. Он отказался выслушать меня и угрожал лишить меня наследства. А я ответила, что не возражаю и что не проведу больше ни дня в его доме, потому что он совсем меня не любит. – Лилит перевела дыхание и добавила: – И вот я приехала сюда. Если вы не возражаете, я…

– О, Лил, ты должна остаться у нас! – воскликнула Пенелопа, сжимая руку подруги.

Уильям посмотрел на мисс Сэнфорд и улыбнулся. Пен покраснела.

– Разумеется, мы не возражаем, – сказала леди Сэнфорд, похлопав Лилит по коленке. – Ты прекрасная добрая девочка, Лилит. И ты хорошо влияешь на мою дочь. – Она взглянула на Пенелопу. – Я надеюсь, ты поживешь у нас, сколько пожелаешь.

– Будет скандал, – предупредила Лилит, сдерживая слезы благодарности. – Я уверена, что будет…

– Ничего страшного. – Леди Сэнфорд лукаво улыбнулась. – Этот дом не помешает немного оживить.

– Вы серьезно? – удивилась Лилит.

– О, Лил! – воскликнула Пенелопа. – Мы будем как сестры! Чудесно, что ты останешься с нами!

61
{"b":"115","o":1}