ЛитМир - Электронная Библиотека

– Все же это лучше, чем разбитое сердце, – ответил маркиз, пожав плечами.

– У вас его нет.

На губах маркиза появилась недобрая усмешка.

– Только потому, мисс Бентон, что вы разбили его. Поразительно, что до сих пор его никто не убил на дуэли.

– Не похоже, чтобы вы умерли от разбитого сердца.

– О, вы ошибаетесь. Знаете, я в отчаянии от того, что вы решили со мной не разговаривать. Мне так хочется, чтобы вы передумали. – Он засмеялся. – Может быть, мне следовало бы бросить вам перчатку, а не предлагать руку и сердце.

Его смех был так же мелодичен, как и его голос. А его улыбка… Лилит поймала себя на том, что снова смотрит на него, и вновь отвела глаза. Она прекрасно понимала, что не должна смотреть на этого негодяя, каким бы обаятельным он ни казался.

– Видите ли, мисс Бентон…

– Лилит, – прошептала Пенелопа, сжимая ее руку, – он опять идет сюда.

И действительно, Уэнфорд, оставив своих приятелей, направлялся к ним, Лилит не вынесла бы еще одного разговора с ним. Ей требовалось время, чтобы обсудить создавшееся положение со своим отцом; она хотела объяснить ему, какое отвращение вызывает у нее герцог Уэнфорд.

– О Боже! – прошептала она.

Маркиз проследил за ее взглядом и пробормотал:

– Полагаю, мне следует поздравить его. Да-да, конечно, я должен его поздравить.

– Не смейте. – Лилит побледнела. Ведь Уэнфорд подумает, что она сплетница, а отец будет в ярости.

Дансбери же с улыбкой ответил:

– Если бы вы разговаривали со мной, мисс Бентон, то вам, возможно, удалось бы убедить меня… – Коротко кивнув, он пошел навстречу герцогу.

– Уильям, – Лилит покосилась на брата, – останови его!

– Ах, Л ил, он хочет лишь немного подшутить над Длиннолицым. Это приведет его в прекрасное расположение духа, а я хочу, чтобы он сегодня ввел меня в высший свет.

– Уильям, он не должен…

– Уэнфорд, – обратился к герцогу маркиз Дансбери, – я слышал, что вас можно поздравить.

Холодные серые глаза сначала быстро взглянули на Лилит и только потом – на маркиза.

– Боюсь, я не знаю, о чем вы говорите, Дансбери. Как всегда, ведете себя глупейшим образом.

Ответ герцога немного удивил Лилит. Оказалось, что он также не любил маркиза. Но почему-то это обстоятельство заставило ее взглянуть на Дансбери более благосклонно. Стоявшая рядом Пенелопа с изумлением наблюдала за ними. А Уильям смотрел на своего ментора с восхищением.

– Не глупее других, – ответил Дансбери, смахнув воображаемую пылинку с лацкана своего сюртука. Это движение привлекло внимание герцога и всех окружающих к бриллиантовой булавке на галстуке маркиза.

Герцог Уэнфорд побагровел.

– Вор, мальчишка! – заорал он в ярости. Дансбери вежливо улыбнулся:

– Вы меня удивляете, милорд. Я всегда думал, что вор – именно вы.

– Эта булавка принадлежит семье Ремдейл, и ты это прекрасно знаешь, мерзавец! – закричал Уэнфорд.

Тут музыка стихла, и все танцующие, пара за парой, стали останавливаться, чтобы посмотреть на происходящее. Графиня Фелтон, стоявшая у стола с закусками, явно была в восторге. Благодаря герцогу Уэнфорду и маркизу Дансбери се бал только что стал событием сезона.

Маркиз взглянул на свою булавку и, снова улыбнувшись, ответил:

– Вы ошибаетесь. Этот бриллиант был куплен совсем недавно одним чрезвычайно удачным броском при игре в кости. И теперь он принадлежит семье Фаради.

– Будь все они прокляты! – заорал герцог.

– Как ты думаешь, дуэль будет? – в возбуждении прошептала Пен.

Лилит с сожалением покачала головой:

– Судя по тому, что я о нем слышала, никто не осмелится вызвать Дансбери. Хотя я бы не пожалела, если бы они застрелили друг друга.

Пен прижала обе ладони ко рту, чтобы не рассмеяться.

– Этой булавкой владели многие поколения Уэнфордов! – возмущался герцог.

Маркиз пожал плечами:

– Очевидно, ваш племянник не считает эту вещь очень ценной. Иначе он бы постарался захватить с собой в «Будлз» побольше наличных. Или же бросил бы игру, когда слишком разгорячился. Никогда не играйте там, где не можете выиграть. И этот урок преподали моей семье именно вы.

Герцог сжал кулаки.

– Да как ты…

– Кроме того, – продолжал Дансбери, взглянув на Лилит, – существует еще одна вещь, которую вы собираетесь приобрести, не так ли?

– О Боже! – прошептала Лилит, заливаясь краской. – О Боже, какой негодяй!

– Черт побери, это тебя не касается! Отдай мою булавку!

Дансбери снова посмотрел на Лилит и улыбнулся. Затем опять повернулся к Уэнфорду:

– Прошу прощения, ваша светлость, но я опаздываю на свидание. – Маркиз шагнул к дверям, но тут же остановился и добавил: – Поскольку вам так трудно расстаться с этой безделицей, я с удовольствием верну ее вашей семье за ее стоимость, если вы или ваш племянник заедете ко мне завтра.

– Какова же стоимость? – осведомился Уэнфорд.

– Тысяча двести семьдесят семь фунтов, – ответил Дансбери и тотчас направился к выходу.

Герцог молча смотрел ему вслед. Вскоре к герцогу подошли его седые приятели – все сочувствовали Уэнфорду и проклинали маркиза.

Тут Уильям покачал головой и пробормотал:

– О, черт, как же так? – Кивнув сестре, он быстро направился к двери, за которой скрылся маркиз.

– Удивительно… – пробормотала Пенелопа. – Он ничего не боится, не правда ли? И ты была права, Лил. Он действительно охотится за тобой. Он хочет стать твоим шестым женихом.

У Лилит перехватило дыхание.

– Глупости, – прошептала она. – Он просто хочет мне отомстить.

Пенелопа на несколько секунд задумалась.

– Может, ты и права, Лил. Хотя я думаю, ты увлечена. Я знаю, что я увлечена им, а ведь я даже ни при чем.

– Ты ошибаешься, Пен, он вовсе не нравится мне. К тому же у меня нет желания сердить герцога.

– Лилит. – К ним подошел ее отец. – Твой брат – редкостный глупец.

– Да, папа, я знаю.

Виконт сдержанно кивнул Пенелопе:

– Извините, мисс Сэнфорд, но Я должен забрать Лилит. – Он взял дочь под руку: – Нам лучше уехать. Уэнфорд в ужасном настроении.

Наконец их мнения о герцоге совпали.

– Папа, его светлость говорил вам о…

– Мы обсудим это позднее, дочь.

– Лил, – Пенелопа повернулась к подруге, – мы с мамой пригласили леди Джорджину Лонгстрит завтра вечером в Воксхолл. Поедешь с нами?

Лилит не очень нравились шумные толпы в Воксхолле, и она собиралась отказаться.

– Я…

– Леди Джорджину будет сопровождать ее мать? – вмешался лорд Хэмбл.

– Не знаю, поедет ли маркиза, – ответила Пен. – Но ее, конечно, пригласили.

– Лилит с радостью поедет, – ответил виконт.

Ему, безусловно, хотелось, чтобы свет увидел Лилит в обществе маркизы и ее дочери, особенно после сегодняшнего неприятного инцидента. И, конечно же, это было бы гораздо интереснее, чем сидеть дома с тетей Юджинией. Лилит улыбнулась подруге и ответила:

– С удовольствием поеду.

Тетя Юджиния уже ждала их у дверей.

– Как у этого человека хватило наглости?! – воскликнула она. – Как он посмел оскорбить его светлость?! Он отвратительно ведет себя, и я удивляюсь, как ему до сих пор позволяют бывать здесь после всего, что он совершил. – Она покосилась на брата: – А твой собственный сын бегает за ним как собачонка, ожидающая, когда ей бросят кость. Какой стыд, Стивен! Миссис Пиндлуайт уже заметила это, а ее муж имеет влияние на лорда Ливерпуля.

– Знакомство Уильяма с этим негодяем будет прекращено, как только он вернется домой, – твердо заявил виконт Хэмбл.

Лилит оставалось лишь надеяться, что так и будет. «Чем дальше от Джека Фаради, тем спокойнее», – решила она.

Глава 4

Девять утра – слишком ранний час для визитов, но маркиз Дансбери сразу догадался, кто так громко стучит в дверь его дома. Тяжело вздохнув, он сел на постели и потер пальцами виски. Уильям Бентон вчера очень просил, чтобы его взяли в светский клуб, и Джек, в конце концов, уступил, несмотря на свою неприязнь к тамошним снобам. Вспомнив о стычке с герцогом Уэнфордом, маркиз поморщился – клан Ремдейлов всегда вызывал у него острое чувство неприязни.

9
{"b":"115","o":1}