ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это необходимо провернуть как можно скорее, – заговорил тем временем Томас. – Утром надо будет срочно заняться оформлением специального разрешения.

– Нет! – Охваченная паникой, Джоселин по очереди обвела всех глазами. Марианна смотрела на сестру с состраданием, Томас был преисполнен решимости, Бекки, похоже, воспринимала происходящее как захватывающее приключение, а вовсе не крах всей жизни средней из сестер. По крайней мере той жизни, о которой она мечтала. Бомон же до сих пор не проронил ни слова. Джоселин взглянула на виконта в упор. – Вам же самому этого вовсе не хочется!

Некоторое время Бомон смотрел на нее, затем проговорил, старательно подбирая слова:

– Хочется мне или нет, сейчас это вряд ли имеет значение. Как вы заметили, я в самом деле отчасти виновен в создавшейся ситуации. И поэтому… – Тут он впился в нее глазами. – Обязан ее исправить.

– Ах, это же предел мечтаний любой девушки! – съязвила Джоселин. – Быть выданной замуж, чтобы исправить чью-то ошибку!

– Это не слишком справедливо, – пробормотала Марианна.

Бекки усмехнулась.

– Но справедливее, чем если одного из нас случайно пристрелят!

Джоселин круто повернулась к тетушке.

– Даже если вы подозреваете принца заслуженно, хотя я в это не верю, я все же могла бы найти кого-нибудь получше, чем он. – И указала на виконта.

– Я бы тоже предпочел быть застреленным, чем женатым, миледи, но это не слишком перспективный вариант, – мрачно выговорил Бомон.

– Джоселин! – строго сказала тетя Луэдла. – Прекрати немедленно.

– Нет, не прекращу.

Джоселин понимала, что выглядит со стороны мелочной и вздорной, но не могла остановиться. Мир ее грез и надежд неудержимо рушился, и она не желала расставаться с ним без борьбы.

– Я рассчитывала выйти замуж за принца. Или как минимум за маркиза. А посмотрите на него! Он, конечно, не убогий, но я совсем не уверена, что у него водятся деньги. Я почти ничего о нем не знаю, и он всего лишь простой виконт.

– По-моему, он выглядит неплохо, – хихикнула Бекки. – Я бы пошла за него.

– Благодарю вас, миледи, – улыбнулся виконт и поклонился младшей из сестер.

– Бекки, замолчи наконец. А ты, Джоселин, – вздохнула Марианна, – ведешь себя недопустимо грубо.

– Не грубо, а честно. Вы все жаждете пристроить меня за мужчину, который мне едва знаком, а я хочу заставить вас понять, что это страшная, непоправимая ошибка. – Она всем телом развернулась к Бомону. – Простите меня, милорд. Я не хотела быть невежливой, я благодарна вам за помощь, но, кроме того, что вы любите командовать, что вы, видимо, дружны с лордом Хелмсли и некоторых мелочей, которые выяснились сегодня вечером, я ничего не знаю о вас. Так что, по правде говоря, все мои замечания не носят личного характера.

– За что я вам премного благодарен. – Бомон скрестил на груди руки и прислонился плечом к камину. – Теперь, когда вы разделались с моим характером, титулом и состоянием, остается только гадать, что последует дальше. Может, вы изволите усомниться в моем происхождении? Или дождетесь, пока мы не станем законными супругами, и получше узнаете о прочих моих многочисленных недостатках, чтобы продолжить монолог?

Джоселин сжала зубы и сердито сверкнула глазами.

– Вы мне надоели, милорд!

– А вы избалованный ребенок, а сейчас и вовсе несносны. – Он оценивающе оглядел девушку. – Хотя внешность у вас вполне терпимая.

– Терпимая? – задохнулась Джоселин. – Да будет вам известно, что мужчины сравнивали мои волосы с золотой пряжей, а глаза – с лунным светом!

– Несомненно, это были те самые господа, которые рассчитывали на тайное свидание с вами в пустом музыкальном салоне… – Любезный тон разительно противоречил оскорбительному содержанию слов.

От ярости у Джоселин перехватило дыхание, и она смогла в ответ издать лишь нечленораздельное шипение.

– Вдобавок ко всему характер у вас достаточно скандальный, ум неглубокий, и я сильно сомневаюсь в ваших моральных принципах. Короче, дорогая леди, если бы мне пришлось выбирать невесту самому, вряд ли я остановился бы на вас. – Виконт улыбнулся, и Джоселин снова страшно захотелось дать ему пощечину.

– Хорошенькое начало, – пробормотала Марианна.

– Мы сейчас же займемся приготовлениями, – сказал Томас.

– Нет! Пожалуйста, постойте. – Джоселин сжала пальцами виски, пытаясь сосредоточиться. Должен же быть способ избежать этого ужаса. – Что, если я поеду с ним… но мы возьмем с собой тетю Луэллу в качестве компаньонки. И слуг. – Она адресовала эти слова Марианне, своей последней надежде на спасение. – Как можно больше слуг.

– Невозможно, – отрезал Бомон. – Ехать придется быстро, верхом.

– Я сейчас не в состоянии путешествовать верхом, – покачала головой тетя Луэлла.

– Чем меньше слуг будет в курсе происходящего, тем лучше, – добавил Бомон.

Джоселин бросила на него ненавидящий взгляд.

– Вам все это доставляет удовольствие!

– До некоторой степени. Всегда полезно находить забавное в самой безнадежной ситуации. – Он пожал плечами. – Я смирился с необходимостью, не более того. К сожалению, я действительно не вижу другого способа спасти вам и жизнь, и репутацию.

– Джоселин, душечка, – мягко произнесла Марианна, – похоже, это и в самом деле единственный выход.

Неизбежность навалилась на Джоселин невыносимой тяжестью.

– Этого просто не может быть…

– Подумай вот еще о чем, девочка моя, – ласково заговорила с ней тетя Луэлла. – Каково тебе будет, если из-за тебя что-нибудь случится с Марианной, или Бекки? Ты ведь никогда в жизни себе этого не простишь.

Конечно, она была права. Все были по-своему правы, даже этот ужасный Бомон. В их глазах Джоселин заслуживала порицания – если бы она не отправилась на свидание с Алексисом, ничего не случилось бы. И ее жизнь не была бы так безнадежно испорчена.

– Ну ладно. – Джоселин расправила плечи. – Я выйду за него. Но… – Она повернулась к Бомону. – Как только это произойдет, я хочу, чтобы брак был немедленно признан недействительным!

– Это чрезвычайно трудно, – возразила тетя Луэлла.

– Кажется для этого надо, чтобы тебя признали сумасшедшим? – спросил Томас у Бомона.

– А ты полагаешь, я не сумасшедший, – проворчал Бомон. – Я ведь женюсь на ней.

Джоселин сделала вид, что не расслышала.

– Тогда развод!

– Это еще сложнее. – Уголки губ Бомона дрогнули. – Лучшее, на что вы можете рассчитывать, моя дорогая, это стать молодой вдовой.

– Подумаю над этим, – огрызнулась Джоселин.

– Похоже, мы пришли к соглашению, – решительно кивнула тетя Луэлла. – Бекки, помоги мне встать. Марианна, ты ступай с Джоселин и начинайте собирать вещи. – Она поднялась, опираясь на руку младшей племянницы, и, помедлив, добавила: – Моя девочка, я знаю, не об этом ты мечтала всю свою жизнь. Но я уверена, что все устроится. Он хороший человек. Ты могла вытянуть гораздо худший жребий.

– А могла и гораздо лучший, – пробормотала Джоселин.

– Как и я. – Бомон отвесил ей иронический поклон.

Тетя Луэлла задержала внимательный взгляд на племяннице, затем на Бомоне.

– Вы двое можете прекрасно поладить, хотя сейчас вам так не кажется. Вы ведь уже успели поцеловаться.

– Но как вы… – начала было Джоселин.

– С возрастом понимаешь, что подслушивание – не такой уж тяжкий грех. Еще я хочу сказать, что вы разделяете пылкую неприязнь друг к другу. Многие новобрачные даже этим не могут похвастаться. – Поддерживаемая Бекки, пожилая дама двинулась к двери, но остановилась и снова взглянула на Бомона. – Как вы сказали, все это вышло оттого, что эти люди испугались как бы Джоселин не узнала их и этим не нарушила их планы?

– Да, – осторожно подтвердил виконт.

Тетя Луэлла хмыкнула.

– Восхитительная ирония судьбы, вам не кажется? – Она повернулась и удалилась в свою комнату, сопровождаемая Бекки, повторяя: – До чего все-таки я люблю иронию…

Джоселин проводила их широко открытыми глазами.

10
{"b":"1150","o":1}