ЛитМир - Электронная Библиотека

– Замок? – воспрянула духом Джоселин. Не так уж печально ее изгнание, если она проведет его в замке.

Именно так Бомон взглянул на нее. Свет луны падал ему на лицо, и Джоселин увидела, что он улыбается. Ее охватило очень странное желание ощутить тепло его кожи. Что он подумает, если она погладит его ладонью по щеке? Хотя, возможно, он не вполне…

Дверь со скрипом приоткрылась, и из щели на них уставилось настороженное лицо.

– А ну прекратите шуметь! Давно ночь на дворе – ах, милорд!

– Добрый вечер, Ник.

Дверь широко распахнулась. Коренастый коротышка средних лет, одетый в видавший виды халат и яркий ночной колпак, улыбался во весь рот.

– Милорд, нам бы и в голову не пришло… То есть мы вас не ждали… – Он повернулся и зычно крикнул куда-то в глубину дома: – Флора! – После чего посторонился, пропуская их внутрь. – Ну что же вы стоите? Пожалуйста, проходите.

Бомон переступил порог, и они оказались в полутемном помещении. Свечи в канделябрах освещали зыбким мерцающим светом огромный холл. Каменные своды уходили высоко вверх, и потолок терялся в темноте. Стоило заговорить, как со всех сторон зазвучало гулкое эхо.

– Просто счастье видеть вас снова так скоро. – Ник выглянул за дверь и перевел изумленный взгляд на Бомона. – И никакого экипажа?

– Нет. Всего две лошади.

Несмотря на некоторую фамильярность в общении, дворецкий, очевидно, был хорошо вышколен и воздержался от комментариев. Но лицо его зажглось любопытством.

– Бомон, – пробормотала Джоселин.

Он поставил ее на пол, продолжая поддерживать за талию. Девушка слегка покачнулась, не успев возразить против такого хозяйского обращения. Рука его крепче обвилась вокруг ее талии, и она обрадовалась поддержке и предусмотрительности, с которой он пришел к ней на помощь.

– Это Ник – Николас Харпер. Он служит здесь дворецким, а его жена, Флора, экономка, но в действительности… – Бомон доверительно понизил голос, – они – истинные хозяева замка.

– Полно вам, сэр, – хмыкнул Ник.

– Ник, хочу вас познакомить… – Он слегка запнулся, и Джоселин догадалась, что ему трудно это выговорить. – Леди Бомон.

– Леди Бомон?

– Моя супруга.

– Очень рада познакомиться, – осторожно произнесла Джоселин.

– Так вы женились? – Ник заулыбался и покачал головой. – Вот уж не думал, что доживу…

– Ник Харпер, что здесь происходит? – В поле зрения Джоселин появилась женская версия дворецкого. Дама была такого же роста и телосложения. Джоселин показалось, что и халат у нее в точности такой же. – Что это вам вздумалось…

Увидев Бомона, экономка мгновенно замолчала.

– Добрый вечер, Флора. – Бомон повернулся к Флоре и поднес ее руку к губам. – Вы, как всегда, цветете.

– Осторожнее, сэр, а то вскружите мне голову галантными речами, – хихикнула та и, Джоселин могла бы поклясться, покраснела.

– Вот, Флора, – многозначительно сказал Ник, – это леди Бомон.

– Леди… – Экономка разинула рот и откровенно уставилась на Джоселин.

– Добрый вечер, – поздоровалась девушка.

– Провалиться мне на месте. Леди Бомон! – Флора погрозила хозяину пальцем. – Стыдно, милорд. Никому ведь и словечком не обмолвились.

– Когда я уезжал, еще не о чем было говорить, Флора. Все произошло… – он бросил взгляд на Джоселин, и в его глазах заплясали озорные огоньки, – довольно стремительно.

– Да, любовь – она такая. Подкрадется, когда ты вовсе этого не ждешь. – Ник толкнул жену локтем. – Так ведь, милая?

– Хватит глупости болтать, – укоризненно сказала Флора, но глаза ее сияли нежностью.

– Поскольку от вас не поступало никаких известий, я заключаю, что дядя жив и здоров. – Бомон перевел взгляд с Флоры на Ника.

– Даже здоровее, чем перед вашим отъездом, – с улыбкой сообщила Флора.

– Отлично. Он, должно быть, спит?

– И уж как сладко…

Разговор завертелся вокруг этого доселе неведомого Джоселин дяди, их путешествия и дюжины прочих предметов, но ее усталый мозг не в силах был вникать в содержание. У нее накопилась масса вопросов, но Джоселин слишком утомилась, чтобы спрашивать. Девушка успела согреться в хорошо протопленной комнате, и ей хотелось одного – лечь и уснуть. Джоселин постаралась подавить зевоту, но не смогла.

– О Боже, да вы, наверное, с ног валитесь! Подумать только, проделали такой путь из Лондона верхом! Ишь, что придумали, – прищелкнула языком Флора. – Горничную вот так сразу не добудишься, я сама приготовлю вам комнату. – Она сорвалась с места, приговаривая на ходу: – Без экипажа! Ну и ну! Ничего глупее я сроду не видела…

Бомон отправил Ника за их скромным багажом.

– Две комнаты, – запоздало пробормотала Джоселин и привалилась к мужу. Тот хмыкнул и снова взял ее на руки, и снова она не воспротивилась. Хотя многое ей в этом человеке решительно не нравилось, находиться в его объятиях было так приятно…

Рэндалл понес ее наверх по лестнице, и Джоселин смутно отметила, что замок необыкновенно велик. Какой-то частью мозга, не затуманенной усталостью, она задавалась вопросом – куда он несет ее и, более того, что станет делать, когда они окажутся на месте? Она знала, что это крайне важно, но не помнила почему.

Молодой человек осторожно уложил ее на кровать, мягче которой не было ничего на свете. Может быть, постель показалась девушке мягкой только по сравнению с лошадью, но Джоселин с наслаждением окунулась в ее тепло. Она попыталась вспомнить что-то важное, что собиралась сказать Бомону. Нечто, требовавшее немедленного уточнения.

Но что бы это ни было, оно меркло по сравнению с заманчивой роскошью чистого белья, соблазнительным удобством матраца. Лишь за мгновение до того, как погрузиться в блаженное забытье, Джоселин успела спросить себя – а где будет спать Бомон, ее муж?…

– Джоселин, – тихо позвал Рэндалл, глядя на лежавшую на кровати обессилевшую девушку. Та пробормотала сквозь сон что-то невнятное. Рэндалл устал ничуть не меньше. Он всю дорогу гнал как сумасшедший, обеспокоенный возможностью преследования. Но ничего подозрительного не заметил и, оглядываясь, видел на почтительном расстоянии лишь небольшую группу людей, которым поручил следовать за ними. Этим людям предстояло охранять территорию вокруг замка, оставаясь, насколько возможно, незамеченными до тех пор, пока из Лондона не придет весточка, что угроза миновала.

Необходимость постоянно быть настороже отнимала не меньше сил, чем изнурительная скачка. Перед тем как покинуть город, Рэндалл передал всю собранную информацию шефу и официально прекратил участие в расследовании. Но если Джоселин вдруг решила бы, что сможет вспомнить человека, которого они ищут, он готов был заняться этим сам. Рэндалл подозревал, что девушка просто напугана и в этом кроется настоящая причина ее отговорок, что, впрочем, в данный момент его мало волновало. Он вышел из игры, а единственной его заботой стала безопасность Джоселин.

Охранять проще всего здесь. Замок Уортингтон был Рэндаллу таким же родным домом, как аббатство.

Теперь он мог бы отдохнуть в кровати, на которой спал всегда во время своих визитов в Уортингтон. Однако сейчас кровать была занята. Они не обсуждали этот вопрос, но Рэндалл не сомневался, что Джоселин не намерена делить с ним ложе. Не то чтобы сейчас это имело какое-то значение. Даже соблазнительное зрелище, которое представляла спящая леди, не способно было прогнать владевшую им усталость. А спать на полу или в малопривлекательном кресле ему вовсе не улыбалось.

Рэндалл стянул сюртук и небрежно отбросил его в сторону. Трудно было сказать, сколько она так проспит – конечно, всю ночь и, вероятно, часть завтрашнего дня. Он слишком устал, чтобы ждать так долго. И он не мог допустить, чтобы Джоселин спала одетой, она стала бы ворочаться, и метаться, и беспокоить его. Девушка не сняла даже дорожный плащ, не говоря о платье. Ей, разумеется, это не понравится, но он надеялся, что она уснула достаточно крепко, чтобы что-то почувствовать.

Глубоко вздохнув, он снял с Джоселин туфли, одну за другой. Потом сел на кровать и кое-как стянул с нее плащ и мантилью. Она забормотала во сне, но не проснулась. А жаль. Проснись она, все было бы куда проще. Конечно, он мог позвать на помощь Флору, но обращение к третьему лицу прозвучало бы странно в устах новобрачного. Ему не хотелось, чтобы Флора и Ник усомнились в его отношениях с женой. Оба были ему как родные, виконт не хотел, чтобы они заподозрили, что брак его – одна лишь видимость. Нравится это Джоселин или нет, они законные муж и жена. Придется вести себя соответственно, как ради его гордости, так и ради ее безопасности. Женившись по необходимости, а не по желанию, он предпочитал сохранить этот факт в тайне.

15
{"b":"1150","o":1}