ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чужое тело
Выходя за рамки лучшего: Как работает социальное предпринимательство
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
Вместе быстрее
Подвал
Я большая панда
Цвет. Четвертое измерение
Пчелы
Разоблачение

– Это просто варварство! – Джоселин села и сердито сверкнула глазами. – Все цивилизованные супруги имеют отдельные спальни.

– Бомоны никогда не считали себя цивилизованными. – Он многообещающе улыбнулся. – Нас вполне устраивали общие спальни.

– Тогда я лягу на полу, – надменно заявила Джоселин.

– Как угодно, но предупреждаю вас, что полы здесь каменные и даже летом холодные и чертовски неуютные.

Джоселин вздохнула с досадой.

– Вы, кажется, решили отравлять мне жизнь.

– Ничуть не бывало. – Улыбка по-прежнему играла на его губах, но глаза стали серьезными! – Я решил постараться наладить с вами добрые отношения.

– Вы? Зачем?

Теперь настала его очередь вздохнуть.

– Потому, дорогая моя Джоселин, что утром перед нашим венчанием я наводил справки по поводу возможности развода или аннулирования брака. И на то, и на другое потребуется несколько лет. Таким образом, мы связаны друг с другом надолго.

Любопытно, хотя и неудивительно было отметить, что Бомон достаточно долго медлил, прежде чем сообщить эту информацию. Марианна еще до венчания посвятила в положение дел. Джоселин и сама знала уже, что их брак похоже, продлится не один год. И даже если супружеские отношения так и не будут осуществлены, это не гарантировало официального расторжения брака, разве что в случае полной неспособности к ним супруга. А Джоселин почему-то не сомневалась ни на минуту, что Бомон как раз более чем способен. Так что если оставалась надежда на избавление от брачных уз, пусть в отдаленном будущем, не стоило торопиться со вступлением в реальные брачные отношения. Марианна обещала сделать все возможное…

– Но послушайте, Бомон…

– Мое христианское имя Рэндалл, хотя я никогда не был от него в восторге. Близкие друзья зовут меня Рэнд. То же следует делать и моей жене, – веско произнес он. – Ну а теперь, если у вас ко мне все… – Он уселся и перекинул ноги (голые!) через край кровати.

– Подождите!

Он помедлил, подняв брови. Простыня сползла, открыв грудь, не менее впечатляющую, чем плечи. Легкая поросль темных волос покрывала мускулистый торс и сбегала вниз, исчезая под одеялом. Джоселин еще не доводилось видеть обнаженную мужскую грудь, но она не сомневалась, что перед ней исключительный образец. Все же кое-какие аргументы в пользу полноценных супружеских отношений были налицо…

– Что такое? – спросил он.

Джоселин с усилием перевела взгляд на его лицо.

– Я… э… хочу сказать…

– Да? – Его взгляд, в свою очередь, устремился вниз и девушка осознала, что ее одеяло тоже соскользнуло. Она поспешно прикрылась до подбородка. Мужчина – муж? – встретился с Джоселин глазами и лениво улыбнулся. Воспоминания о поцелуе нахлынули на нее, захотелось потянуться вперед и…

– Вы что-то хотели спросить? – В его глазах читались насмешка и нечто другое, очень и очень опасное.

Она набрала в легкие побольше воздуха.

– Я хочу знать, может быть, вы… я… мы… прошлой ночью…

– Ничего подобного. – Он медленно и серьезно покачал головой. – Только не прошлой ночью.

Джоселин вздохнула с облегчением, стараясь не обращать внимания на смутное чувство разочарования.

– Просто подумала… События последних двух дней как-то перемешались у меня в голове, и я с трудом вспоминаю…

– Мы приехали сюда сутки назад. – Она удивленно раскрыла глаза, а он засмеялся. – И вы, и я, и мы с тех пор занимались только тем, что спали. – Рэндалл взял ее руку и поднес к губам. – И могу вас уверить, что когда вы, я, мы займемся в этой кровати чем-то другим… – Тут он провел губами по ее ладони, и девушку бросило в жар. Его глаза загорелись странным огнем, и Джоселин затаила дыхание. – Вы это не забудете.

Долгие секунды она могла только молча смотреть в его темные как ночь глаза. Она поняла – стоит Рэндаллу захотеть, и она отдастся ему безропотно. С радостью. Эта мысль мгновенно отрезвила ее, и девушка поспешно отняла свою руку.

– Не сомневаюсь, что мы оба это запомним, – заявила она с уверенностью, которой в действительности не чувствовала.

– Великолепно. – Он опять засмеялся. – Возможно, вы умнее, чем мне показалось вначале.

– Благодарю вас, добрый сэр, то есть Рэнд. – Джоселин театрально захлопала ресницами… – Я польщена тем, что вы сочли возможным заново оценить мой характер. Но что там было еще? Ах да. Я по-прежнему мелочна, как вы решили вначале? Все так же капризна, испорчена, и мои моральные принципы вызывают сомнение?

– Испорченная и капризная? Дайте подумать. – Он скрестил руки на обнаженной груди, и Джоселин постаралась не смотреть, как заиграли мышцы. Он откинулся на подушки, словно обдумывая ее вопрос, затем с улыбкой изрек: – Вероятно, да.

Она рассмеялась, и удивление, отразившееся на его лице, послужило ей наградой.

– Вы прямой человек, Рэнд, надо отдать вам должное. – Джоселин запрокинула головку и кокетливо улыбнулась. – А как все-таки насчет моих моральных принципов?

– В настоящий момент я еще не пришел к окончательному выводу. Более того, сейчас я сам не знаю, чего хочу сильнее – ошибиться… – Его лицо медленно расплылось в улыбке. – Или оказаться правым.

Она снова рассмеялась. Брак с лордом Бомоном, с Рэндом, мог оказаться гораздо занимательнее, чем ей представлялось.

– Нам давно пора быть на ногах. Я собираюсь встать. – Он взглянул на нее предостерегающе.

– На здоровье.

– Но я полностью раздет, – добавил он.

– Я так и полагала, – мило улыбнулась Джоселин.

– Значит, вы собираетесь любоваться мной? – недоверчиво уточнил он.

– Если только вам не нужна помощь. Но я уверена, что вы и сами прекрасно оденетесь. – Она повернулась, взбила подушку и откинулась назад. Как забавно бить Рэнда его же оружием. – Комната эта, как вы любезно заметили, настолько же моя, насколько ваша, а поскольку я в данный момент вставать не собираюсь, то, пожалуй, просто полежу и поразмышляю о своем замужестве и его возможных последствиях.

– Вы даже не собираетесь отвернуться? – В его голосе прозвучало искреннее возмущение. Джоселин еле сдержалась, чтобы не ухмыльнуться во весь рот. Давно она не получала такого удовольствия, как сейчас, дразня Рэнда. Кто бы мог подумать, что он окажется таким скромником? Ничего, теперь его очередь волноваться и смущаться.

– Я, конечно, могла бы, но мне самой не дают покоя мои моральные принципы. Помимо того унизительного инцидента – я имею в виду свидание с принцем…

– Этот незначительный инцидент завел нас очень далеко.

– Да… Так вот, кроме него, я еще напрямую не сталкивалась с моральными проблемами. Так что это будет своего рода проверкой.

– На мне ничего нет, – выдавил Бомон.

– Потому-то это и будет настоящая проверка. – Джоселин лучезарно улыбнулась. – Так мне смотреть или зажмуриться?

– Мне безразлично, знаете ли.

– Ну да, ведь не ваши моральные принципы под сомнением! Я в подобной ситуации еще не была, но не сомневаюсь, что вас видело без одежды несметное число женщин.

– Ну не то чтобы несметное, – фыркнул Рэндалл, – скажем, немалое.

– А были случаи, когда они… как бы это выразиться… – Джоселин призадумалась. – Оставались недовольны?

– Ни разу. – Он посмотрел на нее с негодованием, явно удивляясь, как у нее хватило смелости задать подобный вопрос.

– Значит, и я останусь довольна. – Она сделала пригашающий жест. – Давайте. Не обращайте на меня внимания.

– Я и не собираюсь. – Он явно не испытывал желания вставать. – Мои вещи в гардеробной вон за той дверью. – И кивнул в направлении ближайшей стены. – Ваша сумка там, возле шкафа. Вчера я ненадолго вставал и запретил горничным ее распаковывать, не хотел, чтобы вас потревожили.

– Признательна вам за заботу.

– Хорошо, а вот сейчас я действительно встаю! – Но тем не менее не сдвинулся с места ни на дюйм.

– Рэнд, могу я задать вам вопрос?

– Конечно. – На его лице отразилось облегчение, словно ему объявили об отсрочке приговора. Джоселин широко распахнула глаза с выражением святой простоты. – Кто именно снимал с меня одежду?

17
{"b":"1150","o":1}