ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не очень-то понятно, – медленно произнес Рэнд.

– Ну, ты порой бываешь туп как чурбан! Постарайся вникнуть, парень. – Найджел подался вперед. – Ты, несомненно, связан с ней на всю жизнь. Но страсть не может длиться так долго. Одной ее недостаточно.

– К чему вы клоните?

Найджел с раздражением засопел.

– Я говорю, мало будет просто обольстить ее. Тебе придется добиваться ее расположения, имея в виду нечто большее, чем постель. – Найджел нацелил в племянника обвиняющий перст. – Черт возьми, Рэнд, тебе предстоит завоевать ее любовь!

– Не знаю, смогу ли я, – покачал головой Рэнд.

– Конечно, сможешь. Если только… она не влюблена в того принца.

– Не думаю. – Рэнд не сомневался, что если между принцем Алексисом и Джоселин имели место какие-либо чувства, то с ее стороны это был интерес к его титулу и богатству, а с его – к ее красоте.

– Отлично, – довольно кивнул Найджел. – Она уже неравнодушна к тебе. Это видно по ее глазам.

– Значит, вы видите лучше, чем я.

– И тебе она тоже нравится. Начало хорошее. Многие пары и того не имеют. Вы уже целовались?

– Да, – выдавил Рэнд.

У старого джентльмена блеснули глаза.

– И она отвечала на поцелуи?

– Да, – усмехнулся Рэнд. – И весьма охотно.

– Значит, ты уже на полпути к цели. – Найджел откинулся в кресле. – Женщины – странные создания, Рэнд. Желание у них чаще всего идет рука об руку с любовью. Этим они отличаются от нас. Сначала завладей ее сердцем, Рэнд. И наберись терпения. Дело того стоит. Нет существа более преданного, страстного и обворожительного, чем любящая женщина. А для женщины самая большая награда – любовь хорошего мужчины. – Он некоторое время задумчиво смотрел на племянника. – Что ты к ней чувствуешь? Глубоко внутри.

– Не знаю, – честно ответил Рэнд. – Сначала мне показалось, что она ничем не отличается от многих других девиц, которых я повидал за нынешний сезон, озабоченных лишь тем, как бы отхватить жениха познатнее и побогаче. Я счел ее избалованной и упрямой эгоисткой.

– А теперь?

– То, что Джоселин упряма, я теперь знаю точно, – усмехнулся Рэнд, но тут же снова стал серьезным. – Брак со мной разрушил ее виды на будущее, она согласилась на него скорее ради безопасности своих сестер, чем ради собственной. Едва ли так могла поступить эгоистка. В этом я ошибся. До сих пор она относилась ко всему спокойно и с юмором. Похоже, я был к ней несправедлив.

– Все это чудесно, но что ты все-таки к ней чувствуешь?

– Мне она нравится. Даже очень.

Рэнд задумался. Каковы его чувства к Джоселин? Она вызывала в нем желание, тут сомневаться не приходилось. А кроме этого? Что-то ведь шевельнулось в его душе, когда он смотрел в янтарные глубины ее глаз…

– А помимо этого, дядя, – пожал он плечами, – пока больше ничего не могу сказать.

– Замечательно. Это хорошая стартовая позиция. Ей-богу, если бы ты ответил мне более определенно, я бы усомнился. – Найджел улыбнулся. – По-моему, вы подходите друг другу. Со временем из нее получится превосходная жена. – Найджел вскинул бровь. – А ты – справишься с ролью мужа?

– Надеюсь, что… – начал Рэнд.

– Надеяться мало, мой мальчик. Если хочешь, уважения, верности и любви, то должен быть готов платить той же монетой. Какие бы беды ни приключались со мной в молодости, я тем не менее никогда не посягал на замужних женщин. Считал это делом чести. Если требуешь от женщины верности, будь готов хранить ее сам.

– Я и намерен хранить ей верность, пока наш брак продолжается. Навсегда так навсегда.

Рэнд говорил от души. Найджел был прав – это дело чести. Рэндалл никогда не одобрял мужчин, имеющих любовниц и заводящих интрижки па стороне. Его отец был не из их числа.

– У меня есть прекрасные примеры для подражания. Мой отец и… – Он твердо встретил взгляд старика. – И вы, дядя.

Некоторое время оба молчали, но слов и не требовалось. Между ними существовала негласная договоренность не касаться этой темы. Если Найджел и решился бы когда-нибудь заговорить о своей единственной настоящей любви, его слушателем стал бы Рэнд. До тех пор тайна прошлого лорда Уортиигтона оставалась нерушимой.

– Завидую тебе, малыш. Ты стоишь на пороге новой жизни. Подозреваю, что с очаровательной Джоселин она окажется полна неожиданных поворотов, головокружительных взлетов и стремительных падений. И все же, – добавил он, – я бы не хотел поменяться с тобой местами. Ценю тишину и покой. Против вихря мне уже не выстоять.

– Постараюсь уцелеть, – сдержанно откликнулся Рэнд.

– Скучать тебе не придется. В защиту вихря можно много чего сказать. – Его глаза лукаво блеснули. – И все же нет ничего лучше длинных стройных женских ножек…

– Добрый вечер, милорд. – Сдержанно кивнув, Джоселин прошла к дальнему концу длинного стола, стоявшего в огромной столовой, не обращая внимания на то, что место для нее было приготовлено по правую руку от супруга. – Разве лорд Уортингтон не присоединится к нам?

– Со времени своей болезни дядя быстро устает и сейчас уже отдыхает. – Рэнд улыбнулся и приглашающим жестом указал на соседний стул. – Может быть, присядете сюда? Мы могли бы поговорить.

– Нет, благодарю, милорд, – холодно ответила Джоселин. – Предпочитаю остаться здесь и не расположена разговаривать.

– Хорошо.

Бомон сделал знак горничной. Насколько запомнила Джоселин, ее звали Айви. Она, Флора и Рози приходились друг другу сестрами. Рози была вдовой, а муж Айви служил конюхом, ухаживал за немногими лошадьми и работал в огороде. Кроме горничных, Джоселин успела познакомиться с кухаркой миссис Дадли. Этими людьми, включая еще Ника, ограничивался штат прислуги в замке Уортингтон.

Айви собрала тарелки и приборы и заново разложила их перед Джоселин. Выражение лица этой пожилой женщины было крайне неодобрительным, но она не проронила пи слова. Штат, может быть, был здесь и мизерным, но тем не менее хорошо вышколенным. Айви закончила сервировку, принесла из шкафа бокал для вина и удалилась на кухню.

– Как прошел день? – спросил Рэнд.

– Очень хорошо, спасибо.

Большую часть дня Джоселин провела, исследуя замок с очками наготове и избегая Рэнда. Она просто не знала, о чем говорить с ним. И чего от него ждать. Она не представляла, как станут развиваться их дальнейшие отношения. Избегать его не составило труда – Рэнд почти весь день просидел с дядей в библиотеке. Но Джоселин вовсе не страдала от недостатка внимания со стороны мужа, разве что самую малость.

Замок сам по себе оказался увлекательным приключением. Джоселин то и дело поворачивала не в ту сторону и теряла ориентацию в лабиринте коридоров, приходя от этого в восторг. Ей еще не случалось бывать в замках. Она обнаружила множество необитаемых комнат с массивной мебелью, покрытой пыльными чехлами. Тут и там она наталкивалась на следы реконструкции, но они явно относились к отдаленному прошлому. Большая часть здания остро нуждалась в ремонте.

На несколько минут девушка задержалась в часовне, которой, видимо, пользовались крайне редко, и с неожиданным удовольствием окунулась в царившую здесь атмосферу безмятежного покоя. В комнате по соседству с библиотекой девушка наткнулась на сравнительно новый бильярдный стол и решила, что он поставлен здесь ради Рэнда. Может быть, за время их изгнания он поучит ее играть? Вот было бы хорошо! Для этой игры, по ее мнению, не требовалось острое зрение.

Ее обида на Рэнда прошла на удивление быстро. Джоселин нехотя призналась себе, что едва ли можно винить его за предубежденное к ней отношение. Первое впечатление забывается с трудом, а она при их знакомстве не проявила особой любезности. Но ведь она старалась загладить свое поведение! Нехорошо с его стороны быть таким злопамятным.

– А как прошел день у вас, милорд?

Даже с разделявшего их расстояния она заметила, как он стиснул челюсти, услышав от нее во второй раз это обращение. Ну и пусть. Ей доставляло немалое удовольствие дразнить его.

23
{"b":"1150","o":1}