ЛитМир - Электронная Библиотека

Рэнд взбежал па верхнюю площадку, пересек холл и вошел в комнату, окно которой выходило на юг. Схватив бинокль, который он заранее принес туда именно ради такого случая, он приложил его к глазам и навел на приближавшихся всадников. В первом и последнем он сразу узнал своих помощников, что же касается того, кто ехал между ними… Рэнд сжал зубы и медленно опустил бинокль.

– Тысяча чертей!

Глава 11

– Вы могли бы по крайней мере объяснить, что происходит, – холодно заметила Джоселин.

Рэнд торопливо прошел мимо нее к двери, замкнутый, сосредоточенный. Он что-то пробормотал, но она не расслышала. Тяжело было находиться в неведении, но Рэнд, когда хотел, становился абсолютно невыносимым. Его самонадеянный вид только еще больше разозлил ее. Джоселин отгораживалась гневом от чего-то более глубокого и болезненного.

– Оставайтесь здесь, – велел он.

– Не хочу.

Она направилась следом за ним, но Рэнд повернулся так резко, что они едва не столкнулись. Он стиснул зубы и мрачно сверкнул глазами.

– Останьтесь здесь!

Его взгляд не предвещал ничего доброго, и Джоселин проглотила язвительный ответ, вертевшийся на языке. Он подошел к двери, распахнул ее и вышел во двор. Джоселин немедленно встала за раскрытой внутрь створкой двери, откуда ее нельзя было увидеть, зато она могла все слышать. Могла бы, если бы Рэнд и нежданные визитеры не беседовали намеренно приглушенными голосами, конечно же, по его распоряжению.

– Миледи, – прошептала подошедшая сзади Флора. – Я сомневаюсь, что милорду понравилось бы…

– Чепуха, Флора. Он просто хочет, чтобы мы сохраняли спокойствие. – Джоселин придвинулась ближе к стене, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь сквозь щель между дверью и косяком, но попытка оказалась тщетной.

Тут голос Рэнда приблизился, и она быстро отступила от двери и вернулась на место, где он ее оставил. Рэнд переступил порог. Лицо его было мрачнее тучи. Он бросил на Джоселин странный неуверенный взгляд, затем кивнул Флоре.

– Кажется, у нас гость. Позаботьтесь, пожалуйста, о комнате.

– Гость? – Джоселин попыталась заглянуть через его плечо. – Кто же это?

Тут глаза ее раскрылись от изумления, и она сдернула очки с носа.

– Миледи, я считал минуты со времени нашей последней встречи. – Принц Алексис Фридрих Бертольд Рупрехт Пражински вступил в комнату непринужденно, словно в собственную гостиную. Он остановился перед Джоселин, склонил голову в коротком поклоне, взял ее руку и поднес к губам. – Я скучал по вас, дорогая Джоселин.

– Леди Бомон, – отчетливо произнес Рэнд.

Джоселин не обратила на него внимания и ослепительно улыбнулась Алексису.

– Ваше высочество! Как приятно видеть вас снова.

– А вы очаровательны, как всегда. – Алексис впился в нее глазами.

– Теперь это леди Бомон, – повторил Рэнд.

– Я слышу вас. – Алексис понимающе улыбнулся Джоселин. – Какая жалость!

– Почему же? – Рэнд встал рядом с женой и многозначительно посмотрел на руку принца, в которой тот продолжал удерживать пальчики молодой дамы. Алексис выпустил их, но от лица спутницы глаз не отвел. – Мы вполне довольны друг другом.

Эта откровенная ложь отвлекла внимание Джоселин от Алексиса. Рэнд улыбался ей с преувеличенной нежностью. Ей страшно захотелось дать ему пощечину. Она демонстративно отступила от него и сосредоточила все внимание на принце.

– Вы правы, ваше высочество, мы не виделись очень давно. – Она выразительно огляделась, отмечая отсутствие свиты. – Неужели вы проделали весь путь один?

– Я оставил сопровождающих в какой-то жуткой деревне в двух часах пути отсюда. – Он стянул перчатки. – Решил, что это будет разумно, поскольку Бомон затратил немалые усилия, чтобы скрыть ваше место пребывания. – Он с улыбкой посмотрел на Рэнда. – Правильно я поступил, кузен?

Кузен!

– Мне с трудом верится, что они позволили вам путешествовать одному, – ответил Рэнд, прежде чем Джоселин успела вставить хотя бы слово.

– Мне никто ничего не может позволить или не позволить. – Алексиса явно позабавили слова Бомона. – Я всегда поступаю, только руководствуясь собственными желаниями. Это привилегия сильных мира сего.

– Как вы нашли нас? – спросил Рэнд.

– Это не составило труда, – пожал плечами Алексис. – Я принц суверенного государства, которое имеет дружеские отношения с вашим, а также гость вашего правительства. Когда человек, к которому я специально обратился с просьбой заняться делом, связанным с моей безопасностью, просто растворяется в воздухе, а на его место поставили деревенщину, то я, конечно, не могу оставить этот факт без внимания. – Алексис хлопнул по ладони перчатками. – Я лишь осведомился, где вы и что вы там делаете. И получил ответ. Это еще одна привилегия сильных мира сего. – Принц обернулся к Джоселин. – Надеюсь, никто не посмел вас обидеть?

– О нет, абсолютно никто. – Она метнула быстрый взгляд на Рэнда, желая удостовериться, обратил ли он внимание на тонкую иронию ее ответа. Он обратил…

– Я бы никогда не простил себе, если бы вы из-за меня пострадали. – Тон Алексиса был искренним и задушевным. Может быть, даже интимным. И тем не менее слова его доставляли Джоселин огромное удовольствие.

– Как вы добры, что говорите это.

– Простите, что вмешиваюсь. – Рэнд снова подошел к Джоселин. – Но помимо участия, которое вы принимаете в моей жене и за которое вам, разумеется, благодарны…

– Очень-очень благодарны, – вставила Джоселин.

– Что еще привело вас сюда, ваше высочество?

– А то, что вы – единственный человек, которому я доверяю. Вы один в Британии, а может быть, и во всей Европе – я уверен в этом – не жаждете лишить моего отца престола, а меня и моих брата и сестру выбросить на улицу или хуже того… Послушайте, кузен, я не могу позволить, чтобы моя судьба оказалась в руках того болвана, который заступил на ваше место.

Снова он повторил это обращение – «кузен»! Джоселин озадаченно сдвинула брови.

– Простите за вопрос, ваше высочество, но вы уже дважды назвали лорда Бомона кузеном, и мне чрезвычайно любопытно – почему?

– Что же тут необычного? А как вы называете ваших кузенов?

– Мне кажется… – начал Рэнд.

– Вообще-то у меня нет двоюродных братьев, но если бы были… – Она пожала плечами. – Полагаю, я их так бы и называла – кузены.

– Именно потому я и обращаюсь к Бомону подобным образом. – Он перевел взгляд на Рэнда и приподнял бровь. – Очевидно, вы не посвящаете вашу очаровательную жену свои тайны, кузен?

– Отчего же? – равнодушно пожал плечами Рэнд, словно его ответ не имел никакого значения, тогда как он имел и очень серьезное. – Я просто не находил нужным упоминать о своих отдаленных родственных связях.

Джоселин повернулась к мужу и внимательно посмотрела на него. Да, выражение его лица было тем самым. Конечно, они недолго прожили вместе, но ей этого вполне хватило, чтобы запомнить его привычку плотно сжимать губы, когда Рэндалл Бомон несколько уклонялся от правды. Она прищурилась.

– И все же что это за родственные связи?

– Они и впрямь несущественные, – ответил он небрежно. – Я сам едва помню подробности.

– Вы раните меня в самое сердце, кузен, – вздохнул Алексис. – Отмахиваетесь от соединяющих нас родственных уз с такой легкостью. Я признаю, наше генеалогическое дерево довольно ветвистое, но едва ли так трудно вспомнить кем приходимся друг другу мы с вами. – Он повернулся к Джоселин. – Его бабка была старшей сестрой моего отца и единственной дочерью короля Фридриха Третьего.

Смысл услышанного настолько поразил Джоселин, что она почти лишилась дара речи.

– Так, значит, он…

– Кузен, – резко ответил Рэнд, – и ничего более.

– Ничего более? Не скромничайте, Бомон, – фыркнул Алексис. – По линии матери вы прямой потомок правящей династии Авалонии. Согласно старинному закону о престолонаследии, принятому в нашем государстве, который берет в расчет только кровное родство независимо от пола, вы – пятый в очереди претендент на трон Авалонии после меня, моего брата, сестры и еще одной кузины. Я бы не назвал это отдаленным родством, тем более несущественным. – Принц сдержанно улыбнулся Джоселин. – Да, дорогая моя, ваш муж – законный наследник короны Авалонии, проще говоря – принц крови.

37
{"b":"1150","o":1}