ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я никогда не претендовал на трон и никогда не интересовался законами престолонаследия, – быстро сказал Рэнд.

Алексис только махнул рукой в ответ на это заявление.

– Тем не менее вы остаетесь членом королевской семьи.

– Принц… – Джоселин изумленно раскрыла глаза.

Алексис весело посмотрел на нее.

– Да, он действительно принц, а вы, моя дорогая Джоселин…

– Леди Бомон! – выговорил Рэнд сквозь стиснутые зубы.

– Едва ли, – усмехнулся Алексис. – Ее титул в качестве вашей супруги куда более значителен, чем просто виконтесса. Благодаря браку с вами она может законно называться… – Он сделал драматическую паузу. – Принцессой Джоселин!

От потрясения у Джоселин на несколько секунд отнялся язык. Ее обуревали самые противоречивые чувства и мысли. Рэнд? Принц? Она, сама того не подозревая, вышла замуж за настоящего принца? Полнейшая неожиданность, но почему-то она не испытала того восторга, который всегда предполагала при этом испытать. Джоселин перевела глаза на мужа.

– Вы собирались когда-нибудь рассказать мне об этом?

– Нечего было рассказывать, – медленно произнес Рэнд.

– Нечего рассказывать? – Она с усилием пыталась сохранять спокойствие, тогда как в груди нарастала волна гнева. – Принимая во внимание обстоятельства нашего брака, вы не считаете, что я заслуживала того, чтобы знать это?

– Мои права – только сноска в законе, – твердо сказал Рэнд, – и не более того.

– Я считаю ее необычайно важной, – вмешался Алексис.

На этот раз Джоселин не услышала его, поскольку все свое внимание сосредоточила на муже.

– Почему вы не сказали мне?

– Потому, что это несущественно. – Рэнд скрести руки на груди.

– А я всегда считал это чрезвычайно существенным, – пробормотал Алексис.

– И еще потому… – в глазах Рэнда промелькнуло неловкое чувство, – что вы не спрашивали.

– И поэтому вы мне не сказали! – негодующе воскликнула Джоселин, услышав, как Рэнд бросил ей ее собственные слова. – Разве это не тот случай, когда умолчание так же непростительно, как и сама ложь?

– Я вам никогда не лгал, – покачал головой Рэнд.

– Ха! – Она чувствительно ткнула его пальцем в грудь. – Вы дразнили меня тем, что я вышла замуж за простого виконта вместо принца, прекрасно зная, что вы сами – принц.

Рэнд схватил жену за руку и посмотрел ей в глаза.

– Я не лгал вам!

– Ах! Даже если вы готовы оправдать вашу ложь в форме умолчания, хотя сами называли ее предосудительной, – гневно сверкнула она глазами, – то как быть с такой добродетелью как честность между мужем и женой? С тем, чтобы не иметь тайн друг от друга? Разве вы не соглашались с этим?

– Да, говорил что-то в таком роде, – нехотя признал Бомон.

– Не в роде, а именно это! – Джоселин вырвала руку. – И менее часа назад.

Алексис деликатно кашлянул.

– Кажется, я явился в неподходящее время?

– Да, – огрызнулся Рэнд.

– Нет, – одновременно с ним произнесла Джоселин. Глубоко вздохнув, она повернулась к Алексису. – Простите, ваше высочество, у меня сегодня был утомительный день. Мой муж обучал меня искусству стрельбы из лука. – А также искусству лжи!

– Стрельбе из лука? – Алексис скептически улыбнулся. – Я и не предполагал, что вы увлекаетесь спортивными играми на открытом воздухе.

– В самом деле удивительно, чем только человек не увлечется при случае. – Джоселин заставила себя произнести эти слова с нарочитой беспечностью. – И заранее не знаешь, когда тебе может пригодиться то или иное умение. Думаю, потренировавшись, я могла бы даже попасть в намеченную цель.

Алексис рассмеялся.

– Надеюсь, можно не опасаться, что вы перепутаете одну мишень с другой?

Джоселин метнула надменный взгляд в сторону мужа, не переставая мило улыбаться Алексису.

– Нисколько, ваше высочество. Уж если я решусь выстрелить, то мишень выберу очень тщательно. А сейчас прошу извинить – я немного устала и поэтому время до обеда проведу в своей комнате. – Она протянула руку, которую Алексис тут же подхватил.

– Но потом вы присоединитесь к нам?

– Ничто не помешает мне это сделать.

Он коснулся губами ее руки, и их взгляды встретились.

– Тогда до встречи, Джоселин…

Она с улыбкой мягко отняла руку и сухо кивнула Рэнду. Тот стоял, стиснув челюсти, и выглядел кем угодно, только не гостеприимным хозяином. Но конечно, в этом доме вовсе не он был хозяином. Впервые после того, как Рэнд узнал о ее слабом зрении, Джоселин стало весело. Вот Найджел позабавится, узнав, какой оборот приняло дело!

Она торопливым шагом вышла из комнаты, прошла в спальню – их общую спальню – и закрыла за собой дверь. Прислонилась к ней спиной, и тут самообладание, которое Джоселин сохраняла с таким усилием, покинуло ее.

Брак, которого не хотел ни один из нас!

На ее глаза набежали слезы. Да, вначале ни один из них не хотел этого брака, но разве с тех пор ничто не изменилось? Для нее, по крайней мере, изменилось все. А для него, как оказалось, нет.

Она сердито вытерла слезы и прошлась по комнате. Рэнд равнодушен к ней, хотя за последние дни они стали очень близки друг другу. То есть это она так считала. Она обсуждала с ним такие вещи, которыми до сих пор делилась только с сестрами и никогда не помышляла доверить их мужчине. Рассказала ему все свои тайны. Конечно, они вовсе не так важны, как наличие в жилах королевской крови, но ей они представлялись достаточно важными. И вот, несмотря па все, что их теперь связывает; он продолжал питать абсурдную надежду, что сможет пользовать ее в каких-то своих целях. Это еще одна ложь и уже не просто умолчание, хотя он, несомненно, охарактеризовал бы ее так.

Брак, которого не хотел ни один из нас…

Как повернулся у него язык сказать такое! И хуже того, как мог он так думать? Она-то хотела остаться с ним навсегда. Хотела всю жизнь быть леди Бомон и больше никем другим.

Но вот он оказался принцем.

Джоселин подавила желание горько рассмеяться нелепостью ситуации. Мечтала-мечтала о принце, а вышла за виконта, который на самом деле тоже принц. Теперь когда она оказалась настолько глупой, что влюбилась в своего мужа, уже не имело значения, принц он, нищий или секретный агент…

Эта мысль заставила ее замереть на месте. Она в самом деле не на шутку влюбилась в Рэнда. Боль вытеснила из души последние сомнения. Щемящая, обжигающая боль, которая потрясла ее до глубины души. Ей хотелось визжать, дико кричать во все горло. Только любовь способна причинять такие страдания. Только его слова, что он даже сейчас сожалеет о браке с ней, могли уязвить сильно, ранить так глубоко.

А она поверила, что он тоже полюбил ее!

Джоселин опустилась на кровать и закрыла лицо ладонями. Как могло такое случиться с ней? Джоселин Шелтон никогда не искала любви, не хотела ее. Любовь не должна была играть никакой роли в выборе будущего супруга. Она хотела получить лишь положение в свете и богатство. Когда она собралась замуж за Алексиса, то не думала ни о какой любви.

Да, тетя Луэлла оценила бы шутку, которую сыграла судьба с ее племянницей. В конце концов получила своего принца!

Но может быть… Ее вдруг посетила неожиданная мысль, Джоселин подняла голову и уставилась невидящими глазами в угол комнаты. Рэнд не мог быть к ней совершенно безразличен, он должен был питать какие-то чувства, хотя бы и в незначительной степени. И не ради сомнительных сведений, которые надеялся от нее получить, или западни, которую расставил своим врагам. Джоселин склонна была верить в это, если не могла верить в большее. Несмотря на козни, которые он строил в ночь их встречи, он не тот человек, который способен подвергнуть опасности жизнь женщины, своей жены, намеренно.

Нет! Она читала что-то волшебное в его глазах, и не только в минуты страсти. Не важно, пусть он и лгал ей или о чем-то умолчал, но она не могла поверить, что он равнодушен к ней.

Возможно, он, как и она, не придавал любви значения прежде, и сейчас ей нужно было заставить его понять это. Джоселин встала, подошла к окну, достала очки, надела их и устроилась на подоконнике. Она успела привыкнуть размышлять о жизни, сидя на этом месте. Словно созерцание мира за окном, который представал перед ней отчетливо и ясно во всей своей безмятежности, помогало привести в порядок собственные мысли.

38
{"b":"1150","o":1}