ЛитМир - Электронная Библиотека

– Поймите, наконец, что я англичанин. Это мой дом, моя страна, с ней я связываю свои интересы, ей я предан. Я не имею желания претендовать на титул, который может стать моим вследствие каприза наследственности. Не нужно подозревать меня в каких-либо интригах на этот счет.

– И все же… – Алексис задумчиво посмотрел на него. – Обстоятельства могут измениться. И отношение к ним тоже.

– Только не мое, – твердо заявил Бомон. Он откинулся на спинку кресла и остановил изучающий взгляд на кузене. – Так поэтому вы обратились за содействием именно ко мне? Чтобы самому составить мнение о моем отношении к вопросу?

– Вы попали в точку, кузен – простите, Рэнд. Но буду с вами до конца откровенен. – Алексис глубоко вздохнул. – Я понятия не имел о существовании политической интриги, когда впервые попросил ваше правительство поручить провести расследование вам. Хотя всякого рода заговоры и тайные организации в Авалонии цветут пышным цветом, особенно в те моменты, когда корона может перейти к следующему наследнику. Заговоры и измена у нас не менее традиционны, чем государственные праздники.

– Я слышал, ваш отец тяжело болен. Мне искренне жаль.

– Когда я уезжал, он чувствовал себя лучше. – Алексис некоторое время молчал, потом глубоко вздохнул. – Не знаю, много ли вам известно о стране ваших предков, поэтому позвольте мне сделать небольшое пояснение. – Он наклонился вперед. – Мы – маленькое королевство, расположенное между такими китами, как Пруссия, Австрия и Россия. Мы упрямо цепляемся за нашу независимость среди множащихся вокруг рискованных союзов, договоров, изъявлений доброй воли. На протяжении многие веков мы придерживались независимой внешней политики, но я не взялся бы предсказывать, что может принести будущее. Хотя в данное время главная угроза для моей страны исходит не извне, а изнутри.

Наш народ по большей части далеко не самый несчастный. Уровень жизни людей в целом повыше, чем здесь, в Англии. Смуту в Авалонии сеют отнюдь не низы. – Алексис невесело усмехнулся. – Нет. Злейший враг королевства – королевская семья.

– Еще раз повторяю, Алексис, меня вам нечего опасаться.

– А это, дорогой кузен, одновременно и благословение Божие, и досадная неудача. Авалонии не помешала бы фигура вашего калибра – не на троне, разумеется.

Алексис скупым жестом поднял бокал, давая понять, что пьет за здоровье собеседника. Рэнд ответил тем же, сделав большой глоток. Похоже, принц хотя бы близко к сердцу принимал интересы своего государства. Может быть, он был не прав в отношении Алексиса. В последнее время он часто ошибался в людях.

– И все же, пожелай вы вернуться в Авалонию и утвердиться в правах на престол, это принесло бы большую пользу вашему государству.

– Вашему, а не моему.

– Несмотря на взаимное недоверие, я полагаю, нам следует быть не врагами, а друзьями. Вы могли бы оказать неоценимую помощь. – Алексис снова помолчал, словно решая, какую степень откровенности может себе позволить. – В настоящий момент, как я подозреваю, главную опасность для нас представляет принцесса Валентина. Она тоже кузина и стоит в очереди на трон четвертой после моих сестер и брата и непосредственно перед вами. Ее отец был младшим сыном короля Фридриха, братом вашей бабки. Она честолюбива, внешне привлекательна и слишком умна для женщины. Нет никого опаснее красивой женщины, наделенной умом и амбициями.

– Согласен, – пробормотал Рэнд.

– С чем бы вы ни столкнулись в вашем расследовании, я подозреваю, что это дело ее прекрасных ручек. Хотя явных доказательств против нее нет. – Алексис пожал плечами. – Ведь, как я упомянул, она женщина умная.

– Но похоже, вас это не так уж сильно тревожит.

– Правильно, – засмеялся Алексис, – я давно привык парировать ее удары. И сомневаюсь, чтобы она посягала на мою жизнь. Речь идет только о короне.

– Но если вы не знали о существовании заговора, – осторожно произнес Рэнд, – почему понадобилось обращаться за помощью ко мне? Вот уже несколько лет, как я покончил с прежними обязанностями и занимаюсь исключительно делами имений, своего и дядиного. А ваши источники сообщили вам, что корона меня не привлекает.

– Это было всего лишь допущение, но оно оказалось провидческим. – Алексис беспечно отхлебнул бренди. – В нашей семье вы представляете третью ветвь прямой линии наследования. Принимая это во внимание, неужто вы сомневаетесь в причине, по которой я хотел встретиться с вами?

Рэнд некоторое время пристально смотрел на своего гостя.

– По правде говоря, да, Алексис, сомневаюсь.

Наследник расхохотался.

– Вы и в самом деле так проницательны, как мне говорили. Ну хорошо, Рэнд, я не был искренен с вами до конца.

Бомон вскинул брови.

– Вообразите мое удивление.

– Здоровье моего отца таково, что я могу унаследовать трон уже в нынешнем году. – По лицу Алексиса пробежала тень. – Валентина и ее сторонники делают все, чтобы посеять семена раздора. Отец правил мудро, но и он не без греха и сумел нажить врагов. Как и я. – Он прямо взглянул в глаза Рэнду. – Мне необходимо объединить государство, пока еще не поздно, завоевать умы и сердца людей, заручиться их поддержкой, перетянуть на свою сторону прежде, чем дойдет до кровопролития. Мне нужен символ – монархии и державы, традиций и истории, пророчеств и легенд. И будущего.

– Поправьте меня, если я ошибаюсь, но мне это представляется слишком расплывчатым. Найти легендарный символ чрезвычайно трудно.

– Вы правы в одном – что-то подходящее найти и впрямь трудно, но тут нет ничего расплывчатого. – Алексис поймал взгляд Рэнда. – Я обращаю свой взор к Небесам.

– И к луне и звездам, – улыбнулся Рэнд.

– Именно. – Алексис отхлебнул бренди. – Легендарные Небеса Авалонии. Луна, солнце, звезды…

Рэнд сдвинул брови.

– Неужели вы имеете в виду астрономический объект?

– Ничего подобного. Небеса Авалонии – это коллекция уникальных драгоценных камней, представляющих солнце, луну, звезды и вместе с тем стороны света. Они были вправлены в широкую золотую ленту, которую по обычаю надевала королева или старшая из принцесс. Луну изображает крупный опал, солнце – соответствующих размеров рубин, а четыре бриллианта несколько меньшей величины – это звезды.

Рэнд тихо присвистнул.

– Они, должно быть, стоят целое состояние.

– Можете сказать – королевское состояние. Так и было. – Принц снова пытливо посмотрел на Рэнда. – Неужели вы о них никогда не слышали?

– Нет, – покачал головой Рэнд. – Как я догадываюсь, драгоценности были утеряны?

– Пропали уже полвека, а точнее, пятьдесят два года назад, во время последнего дворцового переворота. Небеса Авалонии исчезли примерно в то время…

– Когда моя бабушка бежала из страны, – мгновенно угадал его мысль Рэнд. – И вы заключили, что они у меня.

– А это так? – Глаза Алексиса вспыхнули.

– Нет.

– Ваша бабушка никогда не говорила вам о них?

– Она умерла, когда мне было тринадцать. Вряд ли она доверила бы такую тайну мальчишке. – Но, возможно, она доверила ее Найджелу… Рэнд не стал высказывать последнее соображение вслух, но решил при первом удобном случае поговорить с дядей. – Матушка тоже ни разу не упоминала о камнях. Я вообще не слышал о Небесах до сегодняшнего дня.

– Может быть, – медленно выговорил принц.

Рэнд посмотрел на него в упор.

– Вы мне не верите?

– Я недостаточно хорошо знаю вас, чтобы верить или не верить, – вкрадчиво проговорил Алексис.

– Вы правы, – усмехнулся Рэнд, – кузен. – Он встал, взял у Алексиса бокал и подошел к столику.

– Скажите вот что – если драгоценности утрачены уже более чем полвека назад, почему только сейчас вы решили начать их поиски? – Он вынул пробку из хрустального графина и разлил бренди по бокалам.

– Небеса были доступны для широкого обозрения только во время государственных праздников, и долго никто не подозревал, что камни пропали. Очевидно, все дело в превратностях войны. Я сам узнал об этом по чистой случайности и всего несколько недель назад сумел выяснить обстоятельства исчезновения. Насколько мне удалось узнать, пропажа драгоценностей была обнаружена в первые же дни после мятежа, когда король еще не имел полного контроля над страной и… собственной дочерью.

40
{"b":"1150","o":1}