ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Земля лишних. Треугольник ошибок
Мы из Бреста. Путь на запад
Виттория
Хватит ЖРАТЬ! И лениться. 50 интенсивных тренировок от тренера программы «Свадебный размер»
Танки
Издержки семейной жизни
Крушение пирса (сборник)
Как химичит наш организм: принципы правильного питания

– Как я понимаю, бабушку отослала из страны королева или по крайней мере способствовала ее бегству. – Рэнд подошел к Алексису и вручил ему бокал. – Но вы не можете ставить ей это в вину. Ее муж был убит, страна пребывала в хаосе. Она боялась за собственную жизнь и жизнь своего ребенка.

– Я ставлю ей в вину только то, что она забрала с собой государственное достояние.

– Наверняка это неизвестно, – возразил Рэнд. – Есть много случаев в истории, когда сокровища короны пропадали во время войн или беспорядков. Вам известно только, что Небеса исчезли примерно в то самое время. И вы сами признаете, что время было до крайности нестабильное.

– Это правда. – Алексис помолчал немного, прежде чем заговорил снова. – Во всяком случае, если бы утрата была обнаружена, это привело бы к новым волнениям. Чтобы выйти из положения, король в качестве временной меры заказал точную копию ленты со стразами. Когда он умер, правда умерла вместе с ним, и только недавно все обнаружилось. Думаю, мне не стоит говорить вам, насколько секретна эта информация. Всего несколько человек, включая моих сестру и брата, осведомлены о факте подделки. Необходимо сохранять все в тайне и дальше.

– Почему?

– Существует древнее пророчество, связанное с этими камнями: «Авалония стоит, покуда пребудут Небеса».

– Несколько расплывчато, вы не находите?

– Это ведь пророчество, – хмыкнул Алексис. – Предрассудки – могучая сила. Если всем станет известно, что Небеса пропали именно в нынешнее смутное время, это будет использовано против моего отца и меня. Истолковано, как указание свыше, что мы недостойны управлять государством.

– А если вы найдете драгоценности, все безоговорочно признают, что истинный король – вы.

– Именно. Небеса – священный символ, в котором народ в настоящий момент особенно нуждается. – Алексис помолчал. – Вы отдали бы их мне, если бы они были у вас?

– Да, – не колеблясь ответил Рэнд и улыбнулся. – Но вы, разумеется не настолько хорошо меня знаете, чтобы поверить.

Алексис усмехнулся, но сразу снова стал серьезным.

– Я уже давно понял, что не следует недооценивать Валентину, но сомневаюсь, что кузине известно о Небесах. Думаю, что интрига, на которую вы наткнулись, скорее всего не имеет ничего общего с драгоценностями.

– Вероятнее всего, нет… – Рэнду очень не хотелось высказывать вслух мысль, которая пришла ему на ум в ходе беседы.

– Говорите же, Рэнд! Ведь у нас разговор начистоту. – Алексис поймал его взгляд. – Вы гораздо опытнее меня в вопросах подобного рода. О чем вы сейчас подумали?

Рэнд глубоко вздохнул.

– Мужчины, которым помешала леди Бомон, готовы были убить ее, чтобы она не смогла их узнать. Один мне известен, он всего лишь наемник, но тем не менее довольно опасен. Я подозреваю, что второй может оказаться должностным лицом в вашем правительстве, и довольно высокого ранга. И возможно, человеком, хорошо вам известным, которому у вас нет причин не доверять. – Виконт помедлил, подыскивая точные слова. – Насколько я могу судить, их цель в лучшем случае дискредитировать вас. А в худшем…

– Убить? – небрежно спросил Алексис. Очевидно, угроза жизни была ему не в диковинку. Хотя всегда нелегко допустить, что кто-то желает вам смерти – по какой бы то ни было причине.

– Возможно, – кивнул Рэнд.

– Скорее, вероятно. – Алексис задумчиво отпил глоток бренди. – Хочу, чтобы вы знали – я не полный осел. Я имел прямой и откровенный разговор с вашим начальником и перед тем, как приехать сюда, принял меры предосторожности. Никому не известно в точности, где я сейчас нахожусь. Когда я оставил своих сопровождающих, то сначала поскакал в одном направлении, затем повернул назад и тщательно запутал следы. Уверен, что меня не преследовали. – Он невесело усмехнулся. – Это была довольно увлекательная игра.

– С очень высокими ставками, – мягко заметил Рэнд.

– Ставки мне хорошо известны. – Алексис помолчал. – Сам я не трус, но чужими жизнями предпочитаю не рисковать. Мы здесь в безопасности?

– Как и в любом другом месте. Возможно, в несколько большей степени, – кивнул Рэнд. – Я расставил вокруг замка охрану – надежных, проверенных людей. Их не так много, чтобы отразить натиск армии, но врасплох нас не застигнут.

– Если вы не против, я хотел бы задержаться в Уортингтоне на несколько дней, пока не придет время возвращаться в Лондон. Если я не появлюсь на церемонии, это немедленно используют против меня. Порочный бездельник, неспособный управлять… в таком роде.

– Понимаю.

– А знаете, кузен. – Алексис задумчиво взглянул на него и улыбнулся уголками рта. – Я ведь вам завидую. Серьезно.

– Вы? Почему?

– Вы хозяин собственной жизни. Ваша свобода ничем не ограничена. – Принц тихо засмеялся. – И никто не желает вам смерти.

Рэнд мысленным взором увидел лицо Джоселин. Она рассержена на него до такой степени, что вполне могла пожелать ему смерти… Хотя, возможно, ей доставит большее удовольствие превратить его жизнь в ад.

– И ко всему… – В глазах Алексиса появился опасный блеск, и Рэнда охватило замешательство. – У вас на редкость очаровательная жена.

Глава 12

Под сводами столовой то и дело раздавался звонкий смех. За обеденным столом царила веселая атмосфера праздника. Праздника, на который Рэнд не чувствовал себя приглашенным.

Нет, никто не выказывал к нему пренебрежения. Просто Бомон не находил Алексиса таким занимательным собеседником, которого обрел в нем Найджел. Рэнд не видел причины лебезить перед кузеном, как это делали Айви, Рози и Флора. И он ценой собственной жизни не смог бы доискаться, почему чары принца так действуют на Джоселин.

И ему решительно не нравилось то, что Алексис, судя по всему, был явно очарован его женой.

Собственно говоря, ужин уже закончился, и давно миновала минута, когда дамам следовало бы удалиться, оставив джентльменов за крепкими напитками и мужской беседой. Поскольку единственной присутствующей дамой была Джоселин, а она не выказывала ни малейшего желания покинуть компанию, сотрапезники продолжали сидеть за столом. Рэнд выдерживал все это только благодаря замечательным напиткам из запасов Найджела. Несмотря на затворнический образ жизни, старый джентльмен тщательно следил за содержимым своего погреба.

– Расскажите нам, Алексис, вот о чем…

Рэнд старательно сохранял на лице любезную улыбку и в конце концов решил, что у него от напряжения вот-вот треснут щеки. Он усердно придавал своему тону приятную мягкость и беззаботность. В соответственные моменты добросовестно смеялся или же пропускал очередной стаканчик. Но, несмотря на изрядную дозу выпитого, не мог не отметить несколько фамильярную манеру, в которой Алексис беседовал с Джоселин. И блеск, вспыхивавший в глазах принца всякий раз, как он обращался к ней. И то, как гость смотрел на нее – словно молодая женщина была изысканным деликатесом, а он – нетерпеливым гурманом.

И, тем не менее, Рэнд ни разу не перегнулся через стол и не схватил Алексиса за его королевскую манишку. Он гордился своим самообладанием.

Но разумеется, замечал, что Джоселин, обращаясь к Алексису, подавалась вперед, может быть, всего на дюйм, но все-таки… И то, как она наклоняла головку к плечу с преувеличенно заинтересованным видом. И то, как они подолгу смотрели друг другу в глаза, словно были наедине. У Рэнда вылетело из головы, и он очень удивился бы, если бы ему об этом напомнили, что именно так же Джоселин вела себя с Найджелом.

Но ни разу он не вскочил на ноги, не схватил жену за руку и не выволок из комнаты, визжащую и брыкающуюся на каждом шагу. И это тоже благодаря присущей ему благородной сдержанности.

– Вы обязательно должны посетить Авалонию, – говорил Алексис. – Уверен, она вам понравится.

– Думаете? – откликнулся Рэнд как можно любезнее, давая про себя клятву, что нога его никогда не ступит на эту землю.

– Я всегда мечтала путешествовать. Как хотелось бы повидать европейские столицы! – В голосе Джоселин прозвучали раздражающие мечтательные нотки, и Рэнд распространил свою клятву и на все остальные иностранные государства.

41
{"b":"1150","o":1}