ЛитМир - Электронная Библиотека

– Знаю, ты сочтешь это меркантильностью с моей стороны, хотя я очень стараюсь изменить свой характер, но послушай, Рэнд! – Джоселин глубоко вздохнула. – Ты мог бы стать принцем, или, точнее, ты уже принц. Настоящий! Только подумай обо всем, что связано с этим словом. Богатство, положение… все!

– А ты тогда могла бы стать принцессой, как мечтала. – Он криво улыбнулся, однако глаза его остались серьезными. – А теперь, зная, что это никогда не исполнится, ты не думаешь, что… не сейчас, а когда-нибудь… ты могла бы чувствовать себя счастливой, оставаясь просто виконтессой? Леди Бомон, а не принцессой Джоселин?

Сердце затрепетало в груди Джоселин.

– Леди Бомон? – Она шагнула к мужу. – А не принцессой Джоселин? Вот выбор так выбор. Надо подумать.

Она подошла к нему вплотную, положила руки на грудь, затем обхватила за плечи.

– А если я останусь леди Бомон, останется ли со мной лорд Бомон?

– Если только он тебе нужен… – Рэнд порывисто обнял ее и привлек к себе. – У меня нет ни малейшего желания освободиться от брачных уз, Джоселин.

– Значит, никакого аннулирования не будет? – Она заглянула ему в лицо.

– Нет, – твердо сказал Рэнд, и чувство, которое при этом она прочла в его глазах, несомненно, было любовью.

– Прекрасно. Кроме того, твой дядя абсолютно прав, – усмехнулась она. – Титул принцессы мне вовсе не к лицу, то ли дело леди Бомон.

Рэнд засмеялся и прильнул губами к ее губам в долгом, нежном, восхитительном поцелуе. И она целовала его, твердо зная, что счастлива будет оставаться леди Бомон всю свою жизнь, и ощущая нараставшее желание, которое мог утолить только лорд Бомон. Он поцеловал ее в шею, и она с восторгом втянула в себя воздух, замирая от предвкушения. Он сжал губами мочку ее уха, и у Джоселин промелькнуло в голове, успеют ли они добраться до кровати, а если нет – насколько жестким окажется пол в этой комнате.

– Держись подальше от Алексиса, – вдруг прошептал он ей на ухо.

Джоселин словно окатили ушатом холодной воды. Она вскинула голову и посмотрела мужу в глаза.

– Что ты сказал?

Он ответил ей твердым взглядом.

– Ты меня хорошо слышала.

– Нет, я, должно быть, ослышалась. – Она высвободилась из его рук и отступила на шаг.

– Сомневаюсь, Но я с удовольствием повторю это снова. Держись подальше от Алексиса. Мне не нравится то, как он смотрит на тебя, и более того… – Он скрестил на груди руки. – Мне не слишком нравится и то, как смотришь на него ты.

– Ты мне не доверяешь? – прищурилась Джоселин.

– Я не доверяю ему, – веско произнес Рэнд. – У него, понимаешь ли, сложилась определенная репутация. Он очень постарался, чтобы ее заслужить.

– И ты считаешь, что я слишком… – Она стиснула зубы. – Глупа, чтобы это понимать?

– Конечно, нет. Но ты молода и поэтому можешь не устоять перед таким человеком, как он.

– Считаешь, что я способна изменить тебе? – воскликнула она.

Рэнд колебался только миг, но и его было достаточно.

– Не умышленно, разумеется. Алексис – обаятельный человек, а ты, несмотря на удачный сезон, все еще слишком неопытна…

– Разве ты не предоставил мне возможности набраться опыта? Я имею в виду опыт общения с мужчинами такого сорта.

Он разговаривал с ней так, словно она была несмышленой крошкой, которой приходится разжевывать азбучные истины. Такая манера заставляла ее испытывать унижение и одновременно приводила в ярость.

– Ты можешь, сама того не желая, увлечься, забыться…

– Забыться! – Джоселин не верила собственным ушам. – Ты считаешь, я способна позволить себе забыться настолько?

– Но ведь я… заставлял тебя забыться.

– Ха! Насколько мне помнится, мы оба забывались одинаково.

– Правильно. Но ведь однажды ты собиралась на свидание с ним наедине, – многозначительно напомнил Рэнд.

– Не для того, чтобы забыться!

– Может быть, но я не сомневаюсь, чего именно хотел добиться от тебя Алексис во время того несчастного свидания.

Джоселин задрожала от гнева.

– Он собирался просить меня стать его невестой. Его принцессой!

Рэнд фыркнул.

– Полно! Неужели такая неглупая женщина, как ты, способна до сих пор этому верить?

Способна или нет, сейчас было абсолютно не важно.

– Ты мне не доверяешь! – вновь выкрикнула она.

– Разумеется, я тебе доверяю, – повторил он быстро, но все-таки недостаточно быстро. – Но я не доверяю Алексису. И, как твой муж, говорю тебе, что не хочу видеть тебя рядом с ним!

От возмущения у Джоселин даже перехватило дыхание.

– Это что – приказ?

– Называй как хочешь. Я не стал бы это трактовать подобным образом, но если ты настаиваешь… – В глазах Рэнда блеснул вызов. – Да, я приказываю тебе прекратить этот затянувшийся флирт с Алексисом.

– Это никакой не флирт, и… – Джоселин с трудом заставила себя говорить спокойно и ровно. – Я не привыкла к приказам!

– И тем не менее этому ты подчинишься.

Джоселин смотрела на Рэнда в замешательстве. Может, ее супруг повредился рассудком? Возможно ли, что ревность довела его до буйного помешательства? Или Рэндалл Бомон совсем не тот человек, за которого она его принимала?

– Я буду вести себя так, как сочту нужным.

– Но не в случае с Алексисом, – заявил он тоном, не допускающим возражений.

– В любом случае. Сейчас самое время выяснить все до конца, милорд! Я рассматриваю просьбы, учитываю пожелания и даже изредка способна уступить требованиям, но не потерплю, если мне станут приказывать, как служанке. Я готова исполнять свой долг, как ваша жена и виконтесса, но не позволю, чтобы со мной обращались без подобающего моему положению уважения. Даже вам!

– Но я ваш муж! – воскликнул он тоже на вы и с таким искренним негодованием, что Джоселин расхохоталась бы, не будь она так сердита.

– Это для меня не особенно серьезный аргумент. А сейчас, – выговорила она сквозь зубы, – уходите.

– Вот это звучит как настоящий приказ!

– Вы очень догадливы.

Рэнд двинулся к двери.

– Ухожу потому только, что мне нечего добавить к сказанному. – Он рывком открыл дверь. – Я считаю этот вопрос исчерпанным. Свою позицию я выразил с предельной ясностью.

– Вашу позицию! – выпалила она яростно. – Вашу позицию!

Круто повернувшись, Джоселин бросилась к кувшину с розами и быстро схватила его.

– Только не бросайте им в меня! – предупредил Рэнд.

– Это тоже приказ?

– Да!

– Я не повинуюсь приказам!

И она швырнула кувшин изо всех сил. Рэнд успел юркнуть в открытую дверь, а кувшин в следующее мгновение разбился о стену всего в нескольких дюймах от его головы, обрушив вниз впечатляющий каскад из водяных брызг, осколков и лепестков. «Все-таки способность хорошо видеть позволяет брать довольно точный прицел», – подумала Джоселин. Рэнд окинул взглядом рассыпавшиеся по полу розы и приподнял бровь.

– Это был последний раз, когда я сопровождал свои извинения цветами.

– Ха! Во всем мире не найдется столько цветов, чтобы смягчить меня. А теперь – убирайтесь!

– Еще один приказ, дорогая? Вам следует знать – я тоже от них не в восторге. Ухожу, потому что сам собирался это сделать!

Он самодовольно усмехнулся, попятился и захлопнул дверь.

Джоселин устремила на нее испепеляющий взгляд, жалея, что под рукой нет подходящего предмета для повторного броска, и прилагая героические усилия, чтобы успокоить дыхание. Сцена, несомненно, была не из красивых.

А она представляла себе все совсем иначе… Сейчас им следовало бы лежать в постели и проделывать все те очаровательные штучки, которые за последние несколько дней она успела так полюбить.

Джоселин скрестила на груди руки и зашагала по комнате. Ходьба обычно помогала ей размышлять. Что именно она сделала не так? Она ни в чем не могла себя упрекнуть. А значит, во всем виноват он! Конечно, она намеренно старалась разжечь его ревность. И возможно, по ходу дела слишком много внимания уделила Алексису. Но она и Найджела не обходила вниманием, Рэнд, наверное, просто этого не заметил. Видимо, она зашла немного дальше, чем следовало.

44
{"b":"1150","o":1}