ЛитМир - Электронная Библиотека

Сцепив руки за спиной, он обошел комнату и остановился перед Джоселин.

– Чепуха, – рассмеялась она, несмотря на некоторую неловкость, испытанную от этих слов. – Беспокоиться абсолютно не о чем.

– Сомневаюсь, Джоселин. Мне известны обстоятельства, которые привели к этому… нелепому браку. Мне не верится, что вы так уж счастливы с ним.

– Я вполне счастлива. Благодарю за заботу.

– Вы могли бы получить много больше. – Он помолчал и вгляделся в висевший на стене гобелен. – Задумывались вы об этом? О том, что вы могли получить.

– Нет, – ответила она, ни секунды не колеблясь, вдруг поняла, что сказала чистую правду: с того самого момента, как она стала женой Рэнда, Джоселин была слишком занята, чтобы пересчитывать то, что приобрела в этом браке, и горевать об утратах. Разве это не доказательство того, что никакая она не меркантильная? Сделав это открытие, Джоселин повеселела. – Ничуть!

– Позвольте вам не поверить.

– Думайте, что хотите, но это так и есть.

– Ради Бога, дорогая. Я ведь не какой-то там тупоголовый поселянин. – Разговаривая с ней, Алексис продолжал кружить по гостиной, и Джоселин вдруг пришло в голову, что его вроде бы бесцельные движения на самом деле оказываются довольно систематическими, он как будто что-то здесь выискивает. Мысль, конечно, смехотворная. Видимо, на нее подействовали слова Рэнда о ненадежной натуре Алексиса. – Во время нашего последнего разговора в Лондоне я сказал вам, что вы – женщина, хорошо знающая себе цену.

Джоселин рассмеялась.

– Мне кажется, это было много веков назад.

– Разве с тех пор что-то изменилось?

– Изменилось все, – ответила она твердо.

– Позвольте взглянуть на ваши руки, – шагнул он к ней.

– На руки? – Она машинально спрятала их за спину. – Зачем?

– Просто покажите их мне.

Она неохотно протянула руки вперед. Алексис взял их в свои, взглянул, затем посмотрел Джоселин в глаза.

– Он даже не купил вам обручальное кольцо?

– На это не было времени. – Джоселин попыталась высвободить руки, но принц держал их крепко. Джоселин прежде не беспокоило отсутствие кольца, они с Рэндом даже не обсуждали эту тему. – Мы приехали сюда сразу после свадьбы, и Рэнд не имел возможности.

– Но он, конечно же, подарил вам какую-нибудь безделицу в ознаменование такого события? Ожерелье или браслет… Которые прежде принадлежали его матери или бабке…

– Нет, ничего. – Она снова попыталась отнять руки, но назойливый принц держал их железной хваткой.

– В каждой семье есть какие-то побрякушки. – Он сосредоточенно сдвинул брови, затем лицо его прояснилось. – А как насчет драгоценных камней? Бриллианты, может быть, рубины…

– Нет. – Джоселин наконец освободилась и с досадой взглянула на собеседника. Алексис расспрашивал ее с такой же настырностью, с какой удерживал за руки. – Думаю, мне не придется рассчитывать на подобные подарки. Известно вам, что у вашего кузена совсем немного денег?

– Разве? – задумчиво произнес принц, и на его лице появилось странное выражение. – А я полагал…

– Что?

– Впрочем, не важно, – пожал он плечами.

– Поскольку Рэнда здесь нет, я, пожалуй, пойду… – Джоселин повернулась, но Алексис удержал ее за локоть и неожиданно привлек к себе.

– А я подарил бы вам драгоценности, осыпал бы вас ими.

Молодая женщина с негодованием посмотрела на него в упор. Удивительно, что когда-то ей хотелось стать женой этого человека, принц он или нет!

– Довольно поздно говорить об этом. Пустите меня.

– Поздно? – Он перевел взгляд на ее рот. – Не знаю…

– Это смешно, Алексис. Если вы сейчас же…

Он впился в ее губы. Гнев и испуг захлестнули Джоселин. Она рванулась, но принц оказался сильнее, чем она ожидала.

– Немедленно отпустите мою жену!

Сердце Джоселин ушло в пятки, дыхание остановилось. Она с силой толкнула Алексиса, который в тот же миг разжал руки, и едва не потеряла равновесие. В дверях стоял Рэнд, высокий, красивый, чрезвычайно мрачный. Он окинул Джоселин взглядом с ног до головы, словно в поисках явных доказательств ее вины.

Она расправила плечи и подавила желание пуститься в оправдания. По тяжелому, грозному выражению глаз Рэнда и его окаменевшему лицу было ясно – оправдания будут тщетными. Рэнд скорее всего истолковал увиденное в самом худшем свете.

– Я рада, что вы соизволили наконец появиться. – Она подбоченилась. – Где же это вы пропадали с утра?

Рэнд устремил взгляд на Алексиса, но ответ адресовал Джоселин:

– Гулял.

– Ну и?… – Джоселин шумно вздохнула. – Больше вы ничего не собираетесь добавить?

– Держите руки подальше от моей жены, – угрюмо сказал Рэнд принцу.

– Да не ему, мне! – фыркнула Джоселин.

– Нет.

– Почему же? – Она скрестила руки на груди. – Вы должны признать, что это выглядит дурно.

– Весьма дурно, – пробормотал Алексис.

– Сам знаю, как это выглядит, – отрезал Рэнд. – И еще я знаю, что увидел, войдя сюда!

– И вы собираетесь потребовать объяснений? – осведомилась Джоселин.

– Не от вас. – Он встретился с ней взглядом. – Я не такой уж болван, Джоселин, даже если порой и кажусь им. И со зрением у меня все в порядке, поэтому я могу определить, когда обнимаются по взаимному желанию, а когда нет.

Она широко раскрыла глаза.

– О чем вы?

– А о том, дорогая женушка… – Бомон с шумом выдохнул и возвел глаза к потолку. – Что, как мне ни трудно сохранять ясность мысли в вашем присутствии…

– Да? – Джоселин не могла скрыть своего нетерпения.

– Я большую часть дня провел в седле наедине со своими мыслями, и… – Слова явно давались ему с трудом. – Черт побери, Джоселин, я доверяю тебе!

Она изумленно уставилась на него, но тут же просияла.

– Как тому и подобает быть.

– Как тому и подобает быть, – глуповато улыбнувшись, повторил он.

– Исключительно трогательная сцена, и я признателен, что меня удостоили чести быть ее свидетелем, но вы должны знать, кузен… – Алексис придвинулся к Джоселин. – Несмотря на то, что она теперь замужем, я все еще питаю к ней определенные чувства.

Джоселин быстро отошла от принца.

– Какие бы чувства вы там ни питали, их не разделяют!

Но мужчины не слушали ее.

– Ваши чувства не имеют никакого значения, – веско сообщил Рэнд, снова упершись взглядом в Алексиса.

– Ни в малейшей степени, – поддакнула Джоселин.

Но Рэнд и Алексис не обращали на нее никакого внимания.

– Я привык, чтобы с моими желаниями считались, – прищурился Алексис.

– Может быть, теперь самое время отвыкнуть? – предположил Рэнд.

– Я могу обеспечить Джоселин всем, о чем она когда-либо мечтала, – заявил Алексис.

Она возмущенно покачала головой.

– Я уже давно…

– Она – моя жена, и обеспечивать ее – мое дело. – Руки Рэнда угрожающе сжались в кулаки.

– Вот как? Но сейчас вы только виконт. А могли бы дать ей много больше. – В словах Алексиса явно содержался намек, и Джоселин сразу поняла, что речь пошла не о ней.

– Но я не хочу большего…

– Разве у вас нет чувства ответственности? – Глаза принца вспыхнули. – Нет понятия о долге?

– Все это у меня есть, – так же твердо продолжал Рэнд. – Но по отношению к моему королю и моей стране. И к моей жене!

Мужчины сверлили друг друга свирепыми взглядами. Атмосфера накалялась все сильнее. Еще немного, и они бросились бы друг на друга или произнесли слова, за которыми неминуемо последовала бы дуэль…

– Прекратите немедленно! – Джоселин шагнула вперед и встала между ними. – Я не совсем понимаю, о чем речь, но вы оба ведете себя как дети.

Алексис пожал плечами.

– Как вам будет угодно.

Джоселин повернулась к мужу.

– И вы тоже!

– Простите, милорд. – На пороге появился Ник, лицо его выражало смущение. Он подошел к Рэнду и что-то тихо сказал ему. Тот кивнул.

– Я сию минуту вернусь. – Он едва заметно улыбнулся Джоселин и вышел из комнаты следом за дворецким.

47
{"b":"1150","o":1}