ЛитМир - Электронная Библиотека

Джоселин улыбнулась.

– Я и не ожидала от вас меньшего, ваше высочество.

– Как это ни печально, ожиданиям не всегда суждено сбываться.

Он задумчиво взглянул на нее, затем повернулся и последовал за Чесни. Рэнд тем временем тихо разговаривал о чем-то со вторым лакеем, и Джоселин исподволь принялась наблюдать за ним. Несмотря на то что она успела довольно хорошо изучить своего мужа, оставалось несомненно много такого, о чем он избегал ей рассказывать. Взять хотя бы этот дом. Подобное жилище едва ли под силу содержать человеку с ограниченными средствами.

Лакей вышел из холла, а Рэнд с улыбкой повернулся к ней.

– Мне надо решить несколько неотложных проблем – организовать охрану дома и тому подобное… Но когда я вернусь, у меня будет достаточно времени, чтобы переодеться к обеду. Как только это проклятое авалонское дело закончится, мы выйдем из игры. Если только ничто не изменится… Алексис собирался вернуться в…

– Так, значит, это твой дом? – напрямик спросила она.

– Вообще-то я склонен считать его домом матушки. Конечно, в Лондон она наведывается редко… – Рэнд замялся. – Но полагаю, что по закону владельцем являюсь я.

– Здесь очень мило, – сказала Джоселин. – Даже шикарно.

– Ну, я не назвал бы его шикарным.

– Мне кажется, тебе давно пора объяснить…

Не успела она договорить, как муж шагнул к ней и заключил в объятия.

– Думаю, мне давно пора сказать тебе, каким изумительным чудом я тебя считаю. Без тебя едва ли мы добрались бы сюда.

– Уверена, что добрались бы – в целости и сохранности. – Она с улыбкой обвила руками его шею. Еще будет время обсудить состояние его финансов. Сейчас Джоселин ничего не имела против, чтобы разговор принял другое направление. – Правда, по пути вы с Алексисом могли бы запросто прикончить друг друга.

– К счастью, ты была рядом и следила, чтобы мы вели себя прилично, как подобает воспитанным леди, – усмехнулся он.

Джоселин рассмеялась, теснее прижалась к нему и легко коснулась губами его губ.

– По-твоему, время быть пай-мальчиком закончилось?

– Как сказать… – Рэнд провел губами по ее шее, задержался на впадинке за ухом, и восхитительный трепет предвкушения пробежал по спине Джоселин. – Завтра Алексис уезжает в Авалонию, а это значит, что он и окружающие его заговорщики перестанут быть нашей заботой и навсегда исчезнут из нашей жизни.

Джоселин едва понимала смысл слов и не особенно огорчалась из-за этого. Она невольно закрыла глаза и упивалась ощущением его шепчущих губ на своей коже.

– И мы наконец сможем начать жить своей собственной жизнью… вдвоем…

– Разумеется, мой дорогой супруг, – мягко проговорила она.

– Моя дорогая женушка!

Их губы слились в нежнейшем поцелуе, а слова, которые он все еще не сказал ей, витали в воздухе. Блаженное тепло разлилось от пальцев ее ног вверх по телу. Но вот он оторвался от нее и жалобно улыбнулся.

– Я должен идти.

– Знаю, – вздохнула Джоселин.

– Долго не задержусь. – В его глазах горело желание.

– Знаю, – улыбнулась она.

– Но мне страшно не хочется уходить.

– И это я знаю.

Ему явно не хотелось разжимать объятия, а ей – отпускать его, но она все же высвободилась.

– А теперь иди, пока я не передумала и не заставила тебя остаться.

– Я могу помочь тебе передумать. – На губах Рэндалла появилась опасная улыбка. – По поводу того, чтобы я остался, и других вещей…

– Да, это, несомненно, в твоей власти, – рассмеялась Джоселин. – И я стану с нетерпением дожидаться, когда ты начнешь это делать.

Он направился к двери, но внезапно остановился, повернулся к ней, порывисто обнял ее и крепко поцеловал. Затем с улыбкой кивнул ей.

– Значит, до встречи.

– До встречи, – выдохнула она. Джоселин знала, что станет считать каждую минуту до возвращения мужа.

Никогда прежде ей не приходилось видеть ванны таких размеров. Джоселин погрузилась в воду до самого подбородка, вытянула ноги во всю длину, но места все равно оставалось достаточно. Вверх поднимались легкие струйки пара, тепло проникало в самые косточки. Ощущение было божественное. Хотелось закрыть глаза и остаться здесь навсегда.

Горничные объяснили, что эта огромная металлическая ванна была сконструирована по чертежам самого милорда и установлена в комнате, смежной с его спальней. Они с гордостью продемонстрировали ей работу кранов, соединенных с трубой, исчезавшей в круглом отверстии, проделанном в полу. Девушки еще сказали, что наполнять такую ванну довольно хлопотно, зато чистить ее потом – одно удовольствие. Обе явно были очень довольны своим местом в таком современном доме.

Их слова дали Джоселин пищу для раздумий, как и количество слуг, которых она успела здесь увидеть, размеры самого дома, обстановка и многое другое. Было очевидно – Рэнд обеспечен намного лучше, чем она заключила вначале.

Но насколько лучше? Был ли тот пресловутый коттедж в деревне и правда коттеджем или очередным замком? Конечно, дом его дяди нуждался в ремонте, а сумма, которая тратилась на его содержание, была ничтожной. Но имело ли это какую-то связь с собственностью самого Рэнда? Или, скорее, с разными видами его собственности? Городской дом производил более чем внушительное впечатление.

Джоселин погрузилась глубже и подула на воду, лениво наблюдая, как вокруг разбегается легкая рябь. Финансовое положение Рэнда представлялось любопытной загадкой, даже если и не имело существенного значения. В замке она сказала Ричарду чистую правду: ей было безразлично, сколько денег имел или не имел Рэндалл Бомон, хотя, конечно, лучше, чтобы он не был совсем неимущим. Джоселин успела познать бедность и хлебнула ее сполна. Приятно было узнать, что деньги у Рэнда есть, хотя сейчас ей было ясно, что с этим мужчиной и бедность была бы терпимой. Рэнд значил для нее гораздо больше, чем любое, даже самое значительное состояние.

– Вижу, ты оценила мою ванну. – Предмет ее размышлений стоял в дверях, ведущих в его – их – спальню, прислонясь к косяку плечом, со скрещенными на груди руками.

– Наверное, она стоит кучу денег, – мягко заметила Джоселин.

Он немного помолчал, потом пожал плечами.

– Да. Ты считаешь, я потратил их попусту?

– Вовсе нет. – Она блаженно вздохнула. Горячая вода делала свое дело. Джоселин чувствовала себя отдохнувшей и освеженной. – Это чудесно. В будущем я хочу проводить здесь все свободное время.

– Ах, вот как? – Он выпрямился и шагнул к ней, и Джоселин подавила желание прикрыть некоторые части своего тела ворсистой тряпочкой, которой привыкла мыться.

– Ну конечно. – Она запрокинула голову на бортик ванны, наблюдая за супругом из-под полуопущенных ресниц. – Хотя это не просто приятно, но еще и греховно, поскольку служит ублажению плоти.

– Я всегда любил ублажать плоть. – Рэндалл подошел еще ближе, скользнул глазами по поверхности воды. – Маленькие корыта меня всегда раздражали. А эта ванна идеально подходит для того, чтобы снять мышечное напряжение и дать покой переутомленному мозгу.

– Со мной она сотворила настоящее чудо, – пробормотала Джоселин.

Рэнд тем временем стащил сюртук и отбросил его в сторону.

– Должен признаться тебе, что дело не в одном только ублажении плоти. Ванну я предназначал для более практических целей. После возвращения домой боль в плече временами становилась непереносимой, и я обнаружил, что горячая ванна помогает ее облегчить.

– А что ты делаешь? – невинно поинтересовалась она, отлично зная, что именно он делает.

– Раздеваюсь. – Он развязал галстук. – Я всегда так поступаю, прежде чем лечь в воду.

– Как? Неужели ты опять чувствуешь дискомфорт?

Рэндалл приподнял бровь, но Джоселин прекрасно сознавала, какую двусмысленность только что сказала. Он расстегнул жилет.

– Еще какой!

– А ты не боишься, что сюда заглянет твой камердинер?

– У меня нет камердинера. Чесни иногда исполняет его обязанности, но, как правило, мне не составляет труда одеться самостоятельно и раздеться тоже. – Рэнд снял жилет, который отправился следом за остальной одеждой. – А дверь я запер.

55
{"b":"1150","o":1}