ЛитМир - Электронная Библиотека

Джоселин воздержалась от язвительного ответа, прекрасно сознавая, что ничего хорошего это не даст.

– Ну а теперь следует вернуться в зал прежде, чем вас хватятся. – Принц поднял бокал и приятно улыбнулся Джоселин. – Я буду с нетерпением ждать, когда увижусь с вами утром.

Она ответила не менее очаровательной улыбкой.

– А я буду с нетерпением ждать, когда увижу вас в Авалонии.

Леди Бомон выскочила из библиотеки и поспешила по длинному коридору, вслед ей летел смех Алексиса. Как можно незаметнее Джоселин проскользнула в бальный зал. Сердце в ее груди стучало гулко и часто, дыхание сбилось, руки дрожали. Она нервно вертела перстень на пальце, изо всех сил стараясь овладеть собой. Никто не должен заметить ее состояния. Особенно Рэнд.

У нее не было выбора. Джоселин очень не хотелось верить, что Алексис в самом деле способен организовать убийство Рэнда, но она не смела идти на риск. Она любила и готова была сделать все, чтобы спасти любимого человека. Даже позволив ему думать, что она бросила его ради другого мужчины. Отвергла его. Предала.

Он женился на ней, чтобы защитить ее. Теперь настала ее очередь защищать его.

Глава 18

– Весь вечер ты была непривычно тихая. – Рэнд снял жилет и бросил его на стул.

– Правда? – с наигранной бодростью удивилась Джоселин. Она успела переодеться на ночь прежде, чем муж вошел в спальню. Сейчас ей казалось самой естественной вещью на свете находиться наедине с ним в его комнатах – в их общих комнатах – и готовиться ко сну.

Джоселин села на мягкий пуфик у камина. Несмотря на то, что ночь была теплой, ее весь вечер бил озноб, и температура воздуха была здесь ни при чем.

– А я и не заметила.

Джоселин очень старалась принять беспечно-веселый вид, но это оказалось невозможным после разговора с Алексисом, из которого она узнала об уготованной ей роли в его плане. Как могла она притворяться, что все в порядке, когда впереди грозно маячил призрак того, что ей предстояло совершить? Как могла она думать о чем-то еще, кроме того, что вообразит себе Рэнд, обнаружив ее исчезновение?

– К тому же ты усиленно о чем-то размышляешь, – заметил Рэнд вскользь.

– Вовсе нет, – пробормотала она, завороженно наблюдая за игрой бликов пламени на камне перстня.

Неужели Рэнд решит, что все между ними было ложью? Неужели подумает, что она и в самом деле именно такая, какой он счел ее во время их первой встречи: меркантильная, испорченная, с сомнительными моральными принципами? Разозлится ли он, узнав, что она бросила его ради Алексиса? Разобьется ли его сердце? Или он останется равнодушен?

– Джоселин?

Бриллианты переливались всеми цветами радуги, сапфир вспыхивал синим огнем. Последует ли он за ней? Или воспримет ее отъезд с облегчением? Горло у нее ныло, под ложечкой противно сосало. Джоселин мучительно хотела выложить все Рэнду и несколько раз была уже совсем близка к этому, но в последний момент леденящий страх сковывал ей язык.

Поймет ли он? Простит ли ее когда-нибудь? Перстень оттягивал ей палец и казался олицетворенным укором ее совести. Ее внимание привлекли тревожные нотки в голосе Рэнда, и она поспешила поднять на него глаза.

– Да?

Муж озабоченно смотрел на нее.

– Ты уверена, что ничего не случилось?

Он стоял у кровати, на нем были только рубашка и брюки. Джоселин пожирала его взглядом, гадая, когда увидит любимого снова. И увидит ли когда-нибудь?

– Нет-нет, абсолютно ничего, – покачала она головой, встала и подошла к нему, крутя на пальце перстень, что уже успело войти у нее в привычку. – Можно спросить тебя кое о чем?

– Я знал, что рано или поздно этого разговора не избежать, – терпеливо улыбнулся он.

– Какого разговора? – не поняла Джоселин, подавляя тревогу.

– О моих финансовых делах. – Рэнд состроил забавную гримасу. – Прежде всего, я должен извиниться…

– Нет-нет! – перебила его Джоселин. – Конечно, мне любопытно, а кому бы не было любопытно на моем месте? Но сейчас это не имеет никакого значения. Я думала о другом… – Она глубоко вздохнула, подошла еще ближе, заглянула в темные глаза и собралась с духом. – Рэнд, скажи, ты…

– Я – что? – Он заинтригованно улыбнулся.

– Ты в самом деле любишь меня?

– Люблю ли я тебя? – повторил он задумчиво, потом взял ее руки в свои, повернул их ладонями вверх и поднес к губам. – Я залезу для тебя на самую высокую гору… – Он поцеловал серединку одной ладошки. – Переплыву океан… – Поцеловал другую, перевернул их снова ладонями вниз и провел губами по запястью одной руки, продолжая смотреть жене в глаза. – Одолею дракона… – Он проделал то же с другой рукой. – Достану до звезд…

– Все это прекрасно, Рэнд, но все же…

– Да, – тихо засмеялся он. – Моя дорогая леди Бомон, моя дорогая женушка, я действительно люблю тебя.

Джоселин с трудом проглотила комок в горле.

– И я люблю тебя.

Он обнял ее и привлек к себе, в его глазах вспыхнули веселые огоньки.

– Но только потому, что я оказался вовсе не таким бедным, как ты думала?

– Разумеется, именно поэтому. – Джоселин испытала облегчение оттого, что разговор принял шутливое направление. Всего мгновение назад она чувствовала, что вот-вот разрыдается, а это никуда бы не годилось. Ее ужаснула мысль, что еще немного, и она во всем призналась бы ему. – Так что тебе вовсе не обязательно сражаться с драконом и доставать звезды с небес.

– Какое облегчение, – драматически вздохнул Рэнд. – А то мой меч немного заржавел, а в сети для ловли звезд образовалась ужасная дыра, – горестно покачал он головой. – Сейчас мне не поймать даже мухи.

– Какая неприятность. – Она слегка коснулась губами его губ. – Тогда тебе придется придумать другой способ, как доказать свою любовь.

Он крепко прижал ее к себе.

– И как, например?

– Дай подумать, – пробормотала она. – Что-то пока ничего не приходит в голову. Наверное, не будь на мне столько лишней одежды, я смогла бы додуматься до чего-нибудь.

Она выскользнула из его рук и движением плеч избавилась от пеньюара, который упал на пол.

– Да, это верно, – согласился он, стянул с себя рубашку и отбросил в сторону.

– Кажется, я вот-вот что-то придумаю. – Она подошла к нему ближе.

– И мне тоже так кажется, – тихо выговорил он и, ухватив за тонкую ткань ночной рубашки Джоселин, потянул ее вверх через ее голову. Спустя мгновение ночная рубашка присоединилась к пеньюару и eе сорочке. Джоселин вытащила из волос шпильки и позволила густым белокурым локонам упасть на плечи. Рэнд снова привлек жену к себе и наклонился, чтобы поцеловать ее. Он провел ладонями вниз по ее рукам, и Джоселин затрепетала от его прикосновений. – Ну как, пришло тебе наконец что-нибудь на ум?

– Абсолютно ничего, – прошептала она. – Наверно кровь отлила от головы, и мозг отказывается работать…

– Может быть, тебе стоит прилечь?

– Да, думаю, тогда мне станет немножечко лучше.

Рэнд подхватил ее на руки, донес до кровати и положил так осторожно, словно она могла сломаться, если бы он проявил небрежность. Словно она была чрезвычайно хрупким неземным созданием…

Джоселин лежала на кровати и смотрела, как он снимает брюки, и радовалась, что все так замечательно обернулось. И молилась про себя, чтобы провидение, которое управляет их судьбами, не разлучило их навсегда.

Пламя свечей мягко освещало мускулистое тело Рэнда. Джоселин потянулась к мужу, он опустился рядом с ней на кровать и привлек ее к себе – нежно, очень бережно, будто впереди у них была вечность, не зная, что, возможно, это их последняя ночь вместе. Их губы встретились в сладчайшем поцелуе, рожденном любовью, и долго им достаточно было просто целоваться, ощущая на губах друг друга легкий привкус шампанского. Их тела соприкасались тaк естественно, как будто были созданы друг для друга. Она прижималась грудью к его торсу, жар, исходящий от его тела, окружал, окутывал ее, проникал в самую душу.

60
{"b":"1150","o":1}