ЛитМир - Электронная Библиотека

– Принц определенно ценит уединение, – пробормотала Джоселин.

– Это действительно так, – коротко подтвердил Борлофф.

Джоселин еще ни разу не была в этой части дворца и с трудом представляла, как найдет дорогу обратно. Правда, вдвоем с Рэндом они, разумеется, ее отыщут. И все же вид коридоров, по которым они следовали, и то, что вот уже несколько минут как им не повстречалась ни одна живая душа, а также присутствие графа – все вместе подействовало на Джоселин крайне угнетающе, и по спине у нее пробежал неприятный холодок. Она невольно замедлила шаги.

– Видимо, будет лучше, если…

– А мы уже на месте.

Он толкнул одну из дверей и отступил, пропуская даму. Она вошла в небольшую комнату, вся обстановка которой состояла из пары кушеток и нескольких стульев и столиков, расставленных у обтянутых бледным шелком стен. Впрочем, недостаток мебели компенсировало обилие лепных украшений на стенах и потолке. Комната в целом была довольно приятной, однако явно нежилой. Вряд ли Алексис предоставлял ее для свидания своим гостям. Джоселин сделала еще несколько шагов вперед и услышала, как за ней закрывается дверь, вслед за чем раздался отчетливый звук поворачиваемого в замке ключа.

У Джоселин заколотилось сердце. В одно мгновение стало ясно, что ее интуитивная неприязнь к графу имела под собой основания. Она не догадывалась, что он задумал, но, очевидно, ничего хорошего.

Она повернулась к нему лицом со спокойствием, от которого была весьма далека, и произнесла повелительным тоном, которому позавидовала бы любая принцесса:

– В чем дело? Немедленно отоприте дверь.

– Я лишь обеспечиваю уединение по приказу его высочества. – Борлофф встал спиной к двери, преграждая ей путь к бегству.

– Не думаю, чтобы Алексис имел в виду уединение подобного рода!

– Тем не менее дверь останется запертой. Впрочем, мы не пробудем здесь долго. – В глазах графа появилось холодное угрожающее выражение. – Мне следовало самому позаботиться о вас, когда представлялась возможность. Теперь, однако, вы могли бы оказаться полезной.

«Мне следовало позаботиться о вас…»

Эта фраза пробудила в ней какое-то смутное подозрение.

– Неужели? – произнесла Джоселин с самым безразличным видом.

– Благоразумие требует от меня покинуть Авалонию немедленно, а в вашем обществе мне будет обеспечен беспрепятственный проезд до границы. – Граф опустил ключ в жилетный карман. – Я надеялся, что ваш супруг явится лишь к вечеру. Гораздо проще было бы выбраться из дворца под покровом темноты, но иногда рушатся даже самые лучшие планы.

– Да, такое случается. – Джоселин старалась не обращать внимания на растущий страх. Должно быть, она просто неправильно истолковала его слова.

– Валентина успела удрать из страны, предоставив мне одному расхлебывать последствия нашей маленькой авантюры. – Борлофф издал мелодраматический вздох. – Разумеется, от нее этого следовало ожидать. И все же я надеялся, что в ней найдется хотя бы малая толика товарищества. Неразумно доверяться женщине, которая одновременно честолюбива и умна. Никогда нельзя знать точно, что за игру она ведет. А что касается вас… – Он шагнул к Джоселин. – Какую игру ведете вы, принцесса?

В его устах слово «принцесса» прозвучало не слишком любезно.

– Игру? Понятия не имею, что вы имеете в виду.

– Нет, вы прекрасно понимаете, что я имею в виду, – отчеканил Борлофф.

О чем он толковал? Джоселин слегка попятилась, но нашла в себе силы улыбнуться.

– Откровенно говоря, нет.

Борлофф рассмеялся.

– Бросьте. Его высочество считает, что вы гораздо умнее, чем можно заключить по вашей наружности, так что не стоит притворяться передо мной пустоголовой куколкой.

– В самом деле? – Пожалуй, лучше не признаваться ему, что это вовсе не притворство. Джоселин рассмеялась как можно беззаботнее. – Я, должно быть, на миг потеряла голову. Мне следовало знать, что дурачить вас бесполезно.

– Вам это почти удалось. – Он медленно покачал головой. – Я никак не мог взять в толк, почему вы сразу не открыли все принцу.

«Она видела нас. Позаботьтесь об этом».

Догадка поразила Джоселин почти осязаемо, словно физический удар. Ей потребовалось все ее самообладание, чтобы не выдать себя. Впрочем, следовало уже давно догадаться. Она могла бы вспомнить голос графа сразу же, как только их представили друг другу.

Граф Борлофф и был тем неизвестным, замышлявший покушение на принца Алексиса, оказавшимся той памятной ночью в музыкальном салоне. Тем, кто желал ее смерти.

– Сознаюсь, в ожидании ваших разоблачений мне пришлось изрядно понервничать. И не что иное, как самое вульгарное любопытство, заставило меня так непростительно замешкаться здесь.

– Приношу вам свои извинения. – Джоселин небрежно пожала плечами, хотя сердце ее трепетало от ужаса. – Я просто сомневалась, что так уж выгодно открывать то, что мне стало известно.

– Выгодно? – переспросил граф подозрительно. – Кому именно?

– Мне, разумеется… – Джоселин лихорадочно подыскивала правдоподобный ответ. – Мне и моему мужу. – Рэнд, должно быть, уже прибыл во дворец. – Я решила, что интересная информация о самом доверенном из советников Алексиса поможет укрепить положение моего мужа здесь.

Борлофф несколько мгновений смотрел на нее, затем расхохотался.

Зловещий хохот, от которого у нее кровь застыла в жилах, эхом пронесся по комнате.

– Великолепно, принцесса. Но почему-то я вам не верю.

– Придется поверить, – произнесла Джоселин надменно. Чем больше она смогла бы затянуть беседу, тем больше было шансов, что ее наконец хватятся. – Я обнаружила, что положение принцессы доставляет мне удовольствие. А мой муж, настоящий принц крови, мог бы стать прекрасным правителем.

Борлофф вскинул бровь.

– Я полагал, трон его не привлекает.

– До настоящего момента так и было, но… – Джоселин помолчала. – Невозможно предвидеть как изменится его отношение, когда он окажется здесь и своими глазами увидит открывающиеся перспективы. А с вашей помощью…

– С моей помощью? – Борлофф пристально посмотрел на свою пленницу и хмыкнул. – Едва ли. Одна честолюбивая ловкая особа уже достаточно поводила меня за нос, и я не попадусь на тот же крючок вторично.

Он шагнул к ней, и Джоселин попятилась. Паника сжала ей горло. Хотелось броситься прочь, куда глаза глядят, но бежать было некуда. Граф прошел мимо нее и остановился справа от камина перед обшитой дубовыми панелями стеной. Джоселин быстро оглядела комнату в поисках какого-либо тяжелого предмета, которым могла бы защититься. Увы, комната была слишком скудно меблирована, и ничего подходящего не попалось ей на глаза. Борлофф, который тем временем внимательно всматривался в украшение, изображавшее гроздь винограда в обрамлении цветочных бутонов, снова обратился к ней:

– Мне стало известно, что ваш муж узнал о моем участии в маленькой шалости Валентины, и я уверен, что он не замедлит известить об этом принца, как только прибудет сюда. Так что в моих интересах безотлагательно последовать по стопам принцессы. – Он повернул резной бутон, и панель тут же отворилась внутрь, за ней открылся тускло освещенный проход. – Это вход в туннель, который тянется под дворцом и кончается потайным выходом в лесу. О его существовании знают только члены королевской семьи и еще несколько самых доверенных лиц. – Борлофф повернулся к Джоселин. – Я принес сюда фонарь, когда понял, что, не заручившись гарантией беспрепятственного прохода, мне отсюда не выбраться. Эта гарантия – вы.

– Какой удобный случай для вас. – Она взглянула на него в упор, и внезапная волна гнева вытеснила все страхи. – Что вы за человек, граф? Алексис – ваш принц и, полагаю, друг. Он верит вам, а вы его предаете. Как же вы можете?

– Причины тому самые обыкновенные, принцесса. Деньги. Власть. Роковая страсть к женщине. – Лицо графа омрачилось. – Это могучие стимулы и все же не такие сильные, как мое желание сохранить жизнь и свободу. А теперь… – Он кивнул в направлении прохода. – Я иду за вами.

67
{"b":"1150","o":1}