ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Армагеддон. 1453
Личный тренер
Как победить злодея
Социальная организация: Как с помощью социальных медиа задействовать коллективный разум ваших клиентов и сотрудников
Голодное сердце
Нет оправданий! Сила самодисциплины. 21 путь к стабильному успеху и счастью
Далеко на квадратной Земле
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Клад тверских бунтарей

– Как скажешь…

– Кроме того, – осторожно начал Алексис, – если вы поедете с нами, я не смогу использовать вашу безопасность как средство для обеспечения поддержки вашего мужа.

Рэнд сощурился, Ричард невольно сделал шаг вперед, Томас возмущенно вскинул голову.

– Ах, бросьте, ваше высочество, вам уже никто не верит. Рэнд! – Джоселин повернулась к мужу. – Он никогда не сделает мне ничего плохого и тебе тоже. Он не из тех принцев, которые на это способны.

Алексис досадливо нахмурился.

– Было бы неплохо, моя дорогая леди Бомон, если бы вы хотя бы раз отнеслись к моему положению и власти, которой я наделен, со всей серьезностью.

– Ах, оставьте, Алексис! Вы временами бываете просто несносны и жутко самонадеянны, но я уверена, что сердце у вас на месте. – И Джоселин обезоруживающе улыбнулась.

Рэнд проглотил смешок, Ричард фыркнул, Томас откровенно усмехнулся. Алексис не обратил на них внимания.

– Мы уезжаем всего на неделю.

– На целую неделю! Еще одна неделя… – В голосе Джоселин послышалось отчаяние, она поймала взгляд мужа. – Наверное, я была не права, и тебе не следует никуда ездить.

Рэнд засмеялся.

– Теперь отступать уже поздно. Не забывай, дорогая, ты сама указала мне, в чем состоит мой долг.

– Я знаю и мнения своего не изменила. Просто не предполагала, что нам еще так долго не удастся… – Она запнулась. – Сыграть партию на бильярде.

– В самом деле было бы неплохо сейчас заняться… бильярдом. – Выражение глаз Рэнда ясно сказало ей, что он ее прекрасно понял.

– Ну так отправляйтесь, если вам уже пора. – Она обвела комнату взглядом. Здесь, за исключением Найджела, собрались самые дорогие для нее мужчины. – И берегите друг друга. – Джоселин взглянула на Ричарда, на Томаса. – Поручаю мужа вашим заботам. – Затем обернулась к Рэнду. – А ты, я надеюсь, присмотришь за Алексисом. Положение и власть, о которых он постоянно твердит, делают его любимой мишенью для всякого рода сумасшедших.

Рэнд внимательно, со странным выражением вгляделся в лицо жены.

– Джоселин, но ты же… – Он перевел взгляд на Алексиса и снова посмотрел на нее, неуверенно и напряженно. – То есть ведь ты не… я хочу сказать…

– Алексис мне очень нравится. Может, это и странно звучит в нынешней ситуации, но мы стали друзьями. А ты, мой дорогой супруг… – Она подошла к мужу и обвила руками его шею. -…Был, есть и останешься моим единственным принцем.

– Мне будет очень трудно уйти от тебя. – Его темные глаза вспыхнули.

– А мне очень трудно будет тебя отпустить, – проговорила она глухо и страстно.

– Прежде чем я уйду, попрошу тебя пообещать мне кое-что.

– Все, что захочешь, – выдохнула Джоселин, зная, что сделает все для этого человека, и догадываясь, что и он сделает для нее все.

– Поклянись, что на этот раз, – уголки его губ поползли вверх в мрачной улыбке, – я найду тебя на том же самом месте, где оставил.

ТРАКТАТ

О принцах и принцессах и прочих связанных с ними предметах. Написан леди Джоселин Шелтон в возрасте десяти лет
Часть 3
О прочих предметах

Теперь, когда я все это написала на бумаге, особенно ту часть, где говорится, какой должна быть настоящая принцесса, я уже не уверена, что настоящая принцесса должна так много думать о замках, слугах и богатстве, как это делаю я. Не сомневаюсь, что это сказали бы мои сестры. Так что не знаю, сбудется ли все, что я хочу, даже если я стану очень-очень хорошей.

Но это мой собственный трактат, вот я и написала в нем о моих мечтах и желаниях. А я очень мечтаю о принце и мечтаю стать принцессой.

Но могу забыть все это, пока расту, но даже если такое случится, я все-таки хочу когда-нибудь стать очень-очень счастливой. Лучше вместе с принцем или с каким-нибудь джентльменом, который станет считать меня принцессой, принц он будет или просто очень хороший человек.

А если он окажется самым обыкновенным джентльменом, я хочу, чтобы он был красивый, добрый и богатый, ну, по крайней мере, не совсем бедный.

Я думаю, что будет также очень приятно, если он полюбит меня, а я полюблю его, и если он захочет сразиться ради меня хотя бы с одним драконом.

И тогда я смогу жить счастливо до конца своих дней.

Глава 22

Неделя близилась к концу, и, уже повернув лошадь назад к столице Авалонии, Рэнд понял, что его отношение к кузену, как и к собственной жизни, претерпело существенные изменения. Рэндалл сопровождал Алексиса вместе с Томасом, Ричардом, небольшим почетным караулом и несколькими приближенными в поездке по всем городам, селам и деревням страны. Они выступали перед большими толпами на площадях, беседовали с завсегдатаями кафе и просто случайными прохожими на улицах. Рэнду казалось, что в Авалонии не осталось человека, с которым бы они не переговорили. И он чувствовал, как в нем медленно растет невольное уважение к кузену. А возможно, даже симпатия.

В этой поездке роль Рэнда была довольно скромной. Он скорее просто присутствовал, чем активно участвовал в беседах, и у него хватало времени, чтобы внимательно наблюдать за кронпринцем. Рэнд неожиданно обнаружил, что с простыми людьми Алексис держится гораздо менее высокомерно и более естественно, чем он ожидал. Словно Алексис прежде всего такой же гражданин Авалонии, как и все они, а уже потом – принц. Один из них.

К концу недели Рэнд стал видеть в фермерах, торговцах и дворянах Авалонии не только народ Алексиса, но и свой тоже. И это было удивительно. По месту рождения и титулу, который он носил, Рэнд привык считать себя истинным британцем. Виконтом и потому сыном своего отца даже в большей степени, чем матери. И все же его жена оказалась права. Он мог всячески отрицать это и тем не менее, он был авалонцем по крови, эта земля была частью его самого… как частью его сердца стала любовь к Джоселин.

Его мысли обращались к ней постоянно, как и тогда, когда он, Томас и Ричард пустились в долгий путь ей на выручку. До сих пор при воспоминании об этом Рэнд улыбался. Джоселин не нуждалась в защите, хотя никто из них, включая и ее самое, тогда этого не понимал. На самом деле она защищала Рэнда, делала то, что, как она считала, должна была сделать ради спасения его жизни. И таким образом окончательно завладела его сердцем.

Разве судьба посылала ему когда-либо еще такой бесценный дар? Такую изумительную женщину? И существовало ли на свете нечто такое, чем бы он ни пожертвовал ради нее?

– Быстро пролетела эта неделя, не так ли, кузен? – заметил Алексис, ехавший верхом рядом с Рэндом. – Я считаю ее необычайно удачной.

– У меня сложилось такое же мнение, – задумчиво кивнул Рэнд. – Теперь вы с вашим отцом можете вздохнуть спокойно. – Он с любопытством посмотрел на принца. – А знаете, народ вас, в общем-то, любит.

– Сейчас – да, но уже завтра все может измениться, – поморщился Алексис. – Мир уже не тот, каким был в годы правления моего деда. Тогда один человек имел достаточно власти, чтобы повелевать армиями, решать судьбу наций. Власть гарантировали происхождение и его собственные воля и решимость. Но такого, думаю, уже не повторится.

– Это вас печалит?

– Пожалуй, нет. С переменами приходится мириться. Все стало иным, и власти в наши дни надо удостоиться, заслужить ее, если хотите – доказать на нее свое право.

Алексис погрузился в размышления, и некоторое время мужчины молча скакали бок о бок. Рэнд еще раз отметил про себя, что его кузен вовсе не такой ограниченный и самодовольный, каким показался ему вначале. Наконец Алексис заговорил снова:

– Я многим вам обязан.

– Думаю, я тоже кое-чем вам обязан, – вздохнул Рэнд. – За последние дни я узнал много нового – и не только о своих корнях, но и о том, что такое долг. А возможно, и о себе самом.

72
{"b":"1150","o":1}