ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что? – изумился Алексис.

– Ты должен мне сто фунтов, – тихо сказал Томас Ричарду, который только усмехнулся.

– Но почему нет? – У Рэнда даже покраснело лицо от волнения.

– Потому, бесценный мой супруг, – обворожительно улыбнулась она, – что бы ни говорили Алексис и остальные, ты на самом деле в своем сердце никакой не авалонец и, уж конечно, не принц.

– Разумеется, он принц! – возмутился Алексис.

– Неужели нет? – Рэнд улыбнулся несколько растерянно.

– Ты – подданный его величества короля Георга. – Джоселин бросила многозначительный взгляд на Алексиса. – Ты шестой виконт Бомон и англичанин с головы до пят. – Она приблизилась к Рэнду и заглянула в его темные, удивительные глаза. – И это делает тебя самим собой, таким, каков ты есть. Если ты примешь приглашение Алексиса, ты будешь уже не тем человеком, за которого я вышла замуж… которого полюбила.

– И тебе не жаль от всего этого отказываться? – осторожно спросил Рэнд.

– Может быть, самую малость, – усмехнулась она.

– На самом деле, – заметил Алексис, – даже если Рэнд и не останется здесь, имущество, деньги и титул принца все равно принадлежат ему по праву.

– Это очень мило, но… – пожала она плечами, – не имеет никакого значения. Кроме тебя, мне ничего не надо, и не важно, владеешь ты всей Авалонией или только крошечным сельским коттеджем и скромной рентой…

– Скромной рентой! – фыркнул Томас. – Ты не думаешь, старина, что пора открыть ей правду?

– Я уже пытался это сделать, – засмеялся Рэнд.

– Джоселин! – решительно начал Томас. – Рэнд владеет весьма приличным, чтобы не сказать внушительным состоянием, а аббатство Бомон едва ли можно назвать сельским коттеджем.

– Твои слова о его состоянии меня уже не удивляют, но… – Она устремила глаза на мужа, который ответил ей смущенным взглядом. – Аббатство Бомон? Ты владеешь целым аббатством?

– Оно совсем небольшое, – робко пробормотал он.

– Еще одна ложь в форме умолчания, – вскинула брови Джоселин.

– Я просто не успел рассеять некоторые твои ошибочные предположения, – самодовольно сказал Рэнд.

– Почему? – нахмурился Ричард. – Я всегда полагал, что женщины ничего не имеют против денег.

– Дело отчасти в этом. Сначала я молчал, потому что Джоселин проявила некоторую… меркантильность, хотел проучить ее. Потом мне не хотелось, чтобы она ценила во мне только мое богатство. А потом было уже поздно. – Он покаянно улыбнулся. – Прошу прощения.

– О чем еще ты не рассказал мне – кроме секретов государственной важности, разумеется? – быстро поправилась Джоселин.

Рэнд решительно покачал головой.

– Больше ничего не приходит на ум.

– Не очень-то верится, – лукаво улыбнулась Джоселин. – Думаю, мне доставит большое удовольствие постепенно раскрывать твои секреты.

Он снова привлек ее к себе, и Джоселин вовсе не смутилась, пусть на них сколько угодно смотрят и придворные, и принцы, и вся Авалония.

– Удовольствие, дорогая моя женушка, – пробормотал он, касаясь губами ее губ, – будет исключительно взаимным.

И Джоселин с пронзительной ясностью осознала, что все, чего она когда-либо желала, о чем мечтала, воплотилось в жизнь. Невзирая на все титулы, замки, состояние или полное их отсутствие, с этим человеком она отныне и навсегда останется настоящей принцессой.

Эпилог

Прошло шесть недель…

В великосветских кругах обычно считается, что к концу лета Лондон становится абсолютно невыносимым. И все же каждый из гостивших в элегантном загородном доме – от пресытившихся удовольствиями повес до респектабельных матерей семейств, от невинных созданий в первом расцвете юности до престарелых пэров на подагрических ногах, от завистников и сплетников до просто любопытных – буквально каждый совершил путешествие в столицу единственно ради этого волнующего и выдающегося случая.

А почему бы и нет? Не каждый день лондонцы обнаруживают, что один из них – принц иностранной державы и в то же время необычайно привлекательный, загадочный мужчина, который ко всему прочему завоевал сердце самой несравненной дебютантки сезона, уведя ее из-под носа собственного кузена, тоже, между прочим, принца! Все это делало прием, устроенный его матерью, событием, которое никак невозможно пропустить человеку, хоть что-то значащему в свете.

Вдовствующая виконтесса Натали Бомон с удовлетворением окинула взглядом зал. Она всегда верила, что в мире существует множество дорог, абсолютно сногсшибательных возможностей и захватывающих сюрпризов. Разве все случившееся не являлось лучшим подтверждением этой точки зрения? Наблюдая за сыном и невесткой, которые, стоя в гуще гостей, не сводили глаз друг с друга, леди улыбнулась тому, как замечательно жизнь все расставляет по своим местам. И пусть молодым людям не придется больше предотвращать беспорядки, раскрывать заговоры и спасаться бегством от врагов – любовь сама по себе будет для них захватывающим приключением. Оно только началось…

Но все же Натали полагала, что слишком много осталось неразрешенных вопросов, чтобы приключения могли на этом закончиться. Они непременно продолжатся, может быть, не для Рэнда и Джоселин, а для кого-то другого… А то и для нее самой. Ведь возможностям, которые дарит нам провидение, нет конца.

Она перевела взгляд на висевший рядом на стене небольшой портрет отца, которого никогда не видела, и улыбнулась.

– Я права, отец?

74
{"b":"1150","o":1}