ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Слишком много чертовых кошек, – пробурчала она.

– Согласен.

– А этот слепой. – Старуха коснулась сиамского котенка у себя на коленях, блаженно мурлыкавшего и плавно водившего по пледу лапками. – Да и глупый к тому же.

– Он вам надоедает? – спросил Пол. – Может быть, мне его забрать?

Он вступил на настил.

– Сукин сын! – воскликнула старуха и внезапно подняла малыша за хвост и за загривок и с поразительной силой отшвырнула от себя, точно баскетбольный мяч.

Котенок перелетел через весь настил и ступеньки и приземлился далеко внизу на склоне холма среди коричневатой травы. Он поднялся, отряхнулся, снова упал и вновь поднялся и пошел по направлению к курятнику. Увидев, куда он направляется, старуха сделала какой-то простой, но чрезвычайно выразительный жест в сторону котенка и с не иссякающим накалом эмоций снова заговорила на своем непонятном языке. Внезапно Полу пришло в голову, что язык, возможно, цыганский, и он не без брезгливости подумал: «Боже мой, мысли моей кошки читают цыгане!» Он сошел с настила и стал инстинктивно проверять наличие бумажника в заднем кармане.

– Эй, мистер!

Пол развернулся и взглянул в сторону подъездной аллеи. Ясновидящая ждала его в том самом месте, где некоторое время назад забрала у него кошку. У ног стояла голубая корзинка.

Ощущение обмена, осуществляемого между врагами, усилилось. Андреа была взволнована, тяжело дышала, губы ее дрожали.

– Ну что? – спросил Пол. – Что вы увидели?

Какое-то мгновение женщина молчала, стараясь не встречаться с ним взглядом.

– Я увидела... – начала было ясновидящая и вновь замолчала.

Пол бросил взгляд на корзинку. Шарлотта лежала, свернувшись клубком, спиной к нему.

– Я увидела, как она пожирает вас, – ответила наконец Андреа и подняла на Пола глаза.

– Пожирала меня?

– Именно.

Пол странно захихикал и тихо сказал:

– И что еще?

– Вы очень маленький, просто крошечный, – продолжала Андреа, и голос ее дрожал от гнева, – и она гоняет вас повсюду, то хватает, то снова отпускает, словно мышь.

Пол перестал хихикать. Во рту у него пересохло.

– А потом она откусила вам голову.

Наступила долгая и мучительная пауза. Андреа всматривалась в лицо Пола, он заморгал и инстинктивно отступил от нее, словно испугавшись, что она может прочесть его мысли так же, как прочла мысли Шарлотты. Краем глаза он заметил какое-то движение сбоку, резко повернулся, однако лишь кусты шевельнулись у подъездной аллеи.

– Забирайте ее. – Андреа подняла корзинку с асфальтовой дорожки. – Кошка ваша. С этим я ничего поделать не могу.

Пол взял корзинку. Она показалась ему значительно тяжелее, чем раньше.

– Сколько я вам должен? – спросил Пол.

– Не нужны мне ваши чертовы деньги, мистер, – ответила ясновидящая. – Убирайтесь поскорее и не смейте сюда больше носа показывать.

Андреа с мрачной торжественностью повернулась к нему спиной и пошла к дому. Пол швырнул корзинку с Шарлоттой на заднее сиденье машины. Там кошка была ему не видна. Он нащупал ключ зажигания и завел машину – и тут увидел Андреа, неподвижно стоящую у него на дороге. Он нажал на тормоз, машина резко остановилась. Андреа подошла к окошку рядом с Полом и всем телом налегла на автомобиль, словно желая удержать его собственным весом.

– Если бы у меня были доказательства, я натравила бы на вас Общество по защите животных, – сказала женщина; чувствовалось, что она теряет над собой контроль. – Я не знаю, что конкретно вы делали с кошкой, но уверена, что вы продолжаете это делать. Вам придется очень, очень сильно пожалеть о своем поведении.

Пол отвернулся от нее и снова завел машину. Андреа тем не менее не отходила, и у него возникло жутковатое чувство, что машина не сдвинется ни на дюйм до тех пор, пока кошачья ясновидящая ее не отпустит. Наконец Андреа отошла, и машина резко рванула вперед по подъездной аллее и выехала на узкую дорогу, разбрасывая в стороны мелкий гравий. Пол поднял глаза и с ужасом увидел Андреа в зеркале заднего обзора. Каким-то невероятным образом она достигла конца подъездной аллеи, двигаясь не очень быстро и тем не менее почти не отставая от машины. Пока автомобиль спускался вниз по холму, Пол не мог отвести взгляда от ее мрачной фигуры.

12

– Ей необходимо чувствовать себя в безопасности, – сказал Пол Элизабет, вернувшись домой.

Он выпустил Шарлотту из корзинки, и она сразу же запрыгнула к Элизабет на колени, сбросив на пол несколько страниц его работы.

– Ветеринар говорит, – продолжал он, – что нам нужно ограничить ее передвижения по квартире, пока мы не переедем в Чикаго.

– И что же это означает? – спросила Элизабет, гладя кошку, зарывшуюся с головой в складках одежды своей хозяйки.

– В твое отсутствие я должен буду запирать ее в ванной.

– Неужели это необходимо?

– Ветеринар говорит, что она будет чувствовать большую безопасность на ограниченной территории. – Пол сидел напротив Элизабет. – Необходимость в подобных мерах исчезнет, как только мы с Шарлоттой переедем в Чикаго. – Он указал на страницы рукописи, разбросанные по дивану. – Чего осталось ждать не так уж долго, правда?

– Ну-у, – ответила Элизабет, как будто переключая какой-то внутренний механизм своих эмоций и собирая страницы.

Он уже заметил, что она расставила в них множество пометок. В течение десяти следующих минут ему пришлось терпеливо выслушивать замечания, высказываемые тоном высокомерной доцентши, наставляющей студента-выпускника. Элизабет читала отрывки из его сочинения, не пытаясь скрыть сарказм, зажав ручку во рту и заставляя мужа томиться унизительным ожиданием, пока она перелистывала страницы в поисках очередного абзаца для критики.

Пытаясь сохранить самообладание, он сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев, и постоянно повторял: «у... гм... эхе...», чтобы дать понять, будто слушает ее замечания, хотя на самом деле до него не дошло ни единого слова. А Шарлотта все это время довольно мурлыкала на коленях у Элизабет, спрятав голову в складках свитера хозяйки.

Наконец Пол поднял порядком занемевшие руки и спросил:

– Ну а как насчет Уолтера? Ему понравится?

– Ах, Уолтер! – Элизабет махнула рукой. – Ему-то, конечно, понравится. Я хочу сказать, что если полагаться на его мнение, то ты уже на пути к постоянной университетской должности. Сомневаюсь, что он вообще станет это читать, – добавила она, указав на хаотически сваленную на диване кипу бумаг.

Элизабет продолжала критический разбор, а сердце Пола прыгало в груди от радости. Тем не менее он заставил себя послушно выслушать ее замечания.

По настоянию Элизабет в ту ночь они разрешили Шарлотте побегать по квартире, а утром в воскресенье Пол встал раньше Элизабет, чтобы удостовериться, что кошка не вытащила на свет божий никаких новых улик его «безнравственного» поведения. Он обнаружил на кухонном столе одну из игрушечных мышей, бросил ее в унитаз и спустил воду. В тот день Пол и Элизабет отправились покататься, и Пол запер Шарлотту в ванной вместе с ее лотком и блюдцем с водой. Он взял Шарлотту с колен Элизабет перед самым выходом из дома, и кошка сразу начала драться, истошно вопя и пытаясь его поцарапать. Пока Элизабет наблюдала за ними, он смеялся и приговаривал: «Шарлотта, Шарлотта, Шарлотточка», но как только Элизабет вышла в коридор, он так встряхнул Шарлотту, что та вся сжалась. Затем швырнул ее в ванну и запер дверь.

День выдался теплый, и они долго катались по извилистым дорогам между холмами. Машина с шипением проносилась по таящему снегу или со склеротическим скрежетом взбиралась по крутым отрогам.

– Давай купим новую машину, когда переберемся в Чикаго, – предложил Пол, и, к его удивлению Элизабет согласилась, сказав:

– Да. Я бы хотела «миату».

Элизабет была необычайно нежна с ним в тот день и весела, как никогда. Она то и дело принималась напевать строчки из разных песенок. А то вдруг начинала поигрывать с его волосами. Затем порылась в коробке с кассетами на заднем сиденье и извлекла оттуда «Катрину и “Волны”». На кассете была записана та самая музыка, которую Пол и Элизабет любили слушать в период начала их отношений. Теперь же они открыли окна, впустили теплый весенний ветер и запели «По солнечному свету». Элизабет отбивала такт на приборном щитке.

20
{"b":"11500","o":1}