ЛитМир - Электронная Библиотека

Беверли бросила на Вирджинию долгий пытливый взгляд.

– Ты в самом деле хочешь узнать?

– Да.

Беверли отвернулась. Она сделала глубокий вдох и шумно выдохнула. А потом начала повторять то, что говорил ее муж, но не прошло и минуты, как Вирджиния остановила ее.

18

Глубокой холодной ноябрьской ночью – а скорее ранним утром – небольшого роста мужчина в твидовом костюме, тяжело дыша и страшно потея, быстро семенил по территории университета Лонгхорна, что-то бормоча себе под нос на латыни, древненорвежском и шумерском. Пока слова не принесли нужного эффекта, но, как ему казалось, всех возможностей он еще не исчерпал. В его распоряжении имелись и более древние и таинственные наречия. Он постоянно дергал воротник, пытаясь ослабить галстук-бабочку, однако тот, как ни странно, завязывался еще туже, отчего лицо маленького господина наливалось кровью, и дышать ему становилось все трудней. На нем не было пальто, и в руках он ничего не нес. Более того, его кожаный портфель раскрытый валялся на асфальте посередине Тексас-авеню, освещенный светофорами, которые ночью постоянно мигали желтым светом. Его матерчатая кепка лежала на тротуаре недалеко от портфеля.

Мужчина спешил в здание, где находился исторический факультет, и через каждые несколько шагов похлопывал себя по карману, чтобы убедиться, что не потерял ключи. В это время ночи здание, естественно, было заперто. Мужчина шел быстрой семенящей походкой, не осмеливаясь перейти на бег, так как в абсолютной тишине пустого кампуса он был единственным человеком под желтоватым светом ламп сигнализации, и ему не хотелось привлекать к себе внимание. Тем не менее он частенько оглядывался через плечо, широко открытыми от страха глазами с особым вниманием вглядываясь в тени под деревьями, нижняя губа его сильно дрожала. Он ничего не увидел, но пошел еще быстрее, словно заметил реальное преследование. Его сердце забилось сильнее при виде центральной площади. Здание исторического факультета располагалось как раз за площадью, а там было если и не его спасение в прямом смысле слова, то по крайней мере латинские оригиналы заговоров и заклинаний, собранных им за многие годы. Пока человечек пробовал все те, которые помнил наизусть, но ни одно из них не срабатывало. И все-таки у него еще есть время. Наверняка он что-нибудь сможет найти в своем кабинете. Ведь на все существует свое противоядие. Нужно только знать, где искать.

Звук шагов невысокого человечка, вступившего на центральную площадь кампуса, привлек внимание молодого охранника в здании исторического факультета по имени Гектор Кирога, который в тот момент как раз решил перекусить. Проверив порядок на всех вверенных ему объектах, он уселся у старого, видавшего виды металлического стола, положил на него ноги, открыл роман «ужасов» в дешевеньком издании, который читал при свете настольной лампы, и взялся за принесенный из дома сандвич. Гектор сам мечтал стать автором романов «ужасов» и потому читал книгу, заложив за ухо карандаш, чтобы обводить те эпизоды и абзацы, которые покажутся ему особенно впечатляющими, а потом заняться их более подробным изучением.

В настоящий момент он читал книгу молодого, но уже завоевавшего определенную популярность британца, книги которого ему раньше не попадались. «Новое имя, которое вселит в вас ужас!» – значилось на обложке с подписью Клайва Баркера. Сюжет романа отдавал некоторым снобизмом. В нем повествовалось о том, как некий неопытный оккультист случайно открыл многомерный портал и неожиданно для себя впустил в мир Нечто из Непостижимого.

Гектор был довольно опытным читателем, и его трудно было удивить лавкрафтовскими ухищрениями; тем не менее книга была интересна некоторыми новыми сюжетными поворотами: впущенное в наш мир Нечто вело себя как серийный убийца, и жертвы свои оно убивало с помощью особых многомерных топологических уловок, выворачивая их наизнанку, как перчатку. Да и умирали эти жертвы не сразу. Книга была полна изумительных описаний обезумевших лондонских полисменов, блюющих при виде извивающихся в конвульсиях скелетов, обвешанных подобно рождественским елкам пульсирующими мозгами, все еще бьющимися сердцами, розовыми легкими, поднимающимися и опускающимися подобно резиновым пузырям.

Как раз в данный момент чудовище из Иных Миров преследовало беременную женщину, и Гектор отложил свой сандвич с ветчиной и потянулся за карандашом.

Эта часть обещает быть весьма интересной, подумал он.

И тут услышал шаги по площади.

Гектор поднял глаза. Помещение для охраны располагалось в полуподвале здания. В нем имелось широкое окно, начинавшееся на уровне земли. Подобное расположение окна предоставляло Гектору возможность, даже откинувшись на спинку скрипучего офисного кресла, обозревать всю площадь под очень узким углом, создававшим впечатление интересного кадра из фильма. Уровень его глаз находился на расстоянии примерно дюйма или двух от пола. Гектор увидел человека, вошедшего на площадь с северо-западного угла.

Человек, одетый в странного вида костюм, в жилете, пиджаке и коротких брючках, заканчивавшихся чуть ниже колен и стянутых парой длинных шерстяных чулок, бежал по направлению к Гектору. Жилет его вздымался из-за предельного напряжения, фалды пиджака развевались на ветру, и он постоянно дергал за один конец своего галстука-бабочки. Даже в мутновато-желтом свете натриевых ламп Гектор сумел разглядеть, что физиономия бегущего побагровела от напряжения и что он уже с трудом мог перевести дыхание. Разглядел Гектор и пятна пота, которые проступили на рубашке спереди и под рукавами пиджака. Человек бежал что было сил, но при этом приближался к окну почему-то крайне медленно. Когда же человечек бросил взгляд через плечо, Гектор взглянул в ту же сторону и увидел там нечто такое, от чего у него тоже перехватило дыхание.

За спиной мужчины, закрывая собой звезды, двигалось самое темное скопление туч, которое когда-либо приходилось видеть Гектору. Оно поднималось к небу страшной стеной тьмы, обрывая жуткую тень по всему кампусу прямо за спиной маленького человечка в твидовом костюме. Наблюдая за тем, какие усилия прикладывает человек и как мало преуспевает в продвижении вперед, Гектор с ужасом подумал, что человек этот, видимо, тащит страшную тьму за собой так, словно кто-то его запряг. От увиденного все внутри Гектора сжалось.

Он резко потянулся вперед, выключил настольную лампу – ему вовсе не хотелось, чтобы те, кто находился на улице, увидели его. Затем медленно встал со стула, положив раскрытую книгу на стол обложкой вверх. Маленькому человечку все-таки удалось достичь середины площади, но лишь в результате невероятных усилий. Он наклонялся вперед, словно полярник, волочащий за собой сани. На воротнике у него появились пятна от пота, глаза вылезали из орбит, он с трудом шевелил губами. Гектор, у которого от ужаса мурашки пробежали по коже, вдруг понял, что тьма догоняет человека, и, как бы быстро он ни бежал, он только ближе притягивал к себе жуткую тень.

Маленький человечек теперь просто бежал на одном месте, словно мышь из мультфильма, на хвост которой наступил злорадно ухмыляющийся кот. Мне нужно кого-нибудь вызвать, подумал Гектор, и в это мгновение человек внезапно взлетел в воздух. Гектор инстинктивно рванулся к окну и выглянул в него. Вверху над желтоватым светом уличных ламп он увидел черные клубящиеся тучи, закрывшие звезды, словно крышка фоба. Маленького человечка нигде не было видно. Создавалось впечатление, что его увлекло прямо вверх, во тьму, какой-то незримой упряжью. Груз, который он тащил за собой, как будто оказался слишком тяжел для него и перетянул человечка к себе.

Гектор осторожно приблизился к окну, не касаясь стекла. Опасливо переводя взгляд из стороны в сторону, он искал исчезнувшего человека, но его нигде не было.

И вдруг непонятно откуда появилась пара ног и ударилась в окно. По всему стеклу прошла длинная трещина, а Гектор

отскочил назад, в темноту своей каморки, споткнулся о стул и рухнул на пол. Гектор отбежал к задней стене и в широкое окно увидел, как по воздуху на расстоянии примерно фута над тротуаром летит человек. Маленький человечек бессильно трепыхался, словно кто-то держал его на веревочке, как тряпичную марионетку. Он летал по широкому кругу вокруг центральной площади кампуса, истошно вопя, как-то неуклюже выставив вперед грудь, а руки и ноги отбросив назад. Он не просто вопил, он пытался что-то сказать. Язык был Гектору совершенно неизвестен, но интонация очень знакома: маленький человечек на последнем дыхании звал кого-то, умоляя о помощи.

37
{"b":"11502","o":1}