ЛитМир - Электронная Библиотека

Джиг вскинул меч на плечо, держа рукоять обеими руками. Если бы не очки, ему бы ни за что как следует не прицелиться. Он метнул меч вперед. Дрянь-желе полетело вместе с мечом россыпью крохотных шариков зеленого огня, забрызгав Саши всю спину.

– Умница, паучок, – прошептал Джиг. Клякса так и не соизволил оторваться от пиршества.

Грелл метнула второй нож. Этот едва задел огрицу по плечу, но царапины оказалось достаточно, чтобы отвлечь Саши от Брафа. Она, похоже, даже не замечала, как пламя пробирается вверх по ее спине и перекидывается на волосы. Непонятно. Клякса несколько раз случайно обжигал Джига, и гоблин хорошо усвоил, как это больно.

Джиг атаковал, метя Саши в бедро. Если удастся вывести из строя ее ноги, гоблины смогут убежать. К тому же ему недоставало роста целиться выше.

Саши лягнула его. Мир вспыхнул белым, и Джиг очутился на спине, рубаха и штаны в снегу, глаза смотрят в небо. Он поднял голову, и пульсирующая боль в черепе почти перекрыла вопли Брафа, снова перешедшего в наступление. На сей раз силач зацепил Саши крюком за лодыжку.

Та, не останавливаясь, сбила Брафа с ног и, вырвав у него оружие, приблизилась к Джигу.

– Ты в курсе, что ты горишь? – поинтересовался коротышка.

Судя по поведению огрицы, она с радостью позволила бы своему мясу поджариваться на костях до тех пор, пока не убьет несколько гоблинов.

Джиг вздел себя на колени. Куда улетел меч?

Саши закричала. А, вон его меч, торчит среди языков пламени, уже охвативших ее спину и плечи. Позади огрицы Грелл ковыляла прочь с намерением подобрать свои костыли.

Сестра Валланда тянула руки назад, пытаясь выдернуть меч, но не доставала. Затем принялась кружиться на месте, словно туннельная кошка, гоняющаяся за собственным хвостом. Наконец она сдалась, сделала несколько неверных шагов по направлению Джигу и рухнула ничком на землю.

– Она мертва? – спросил Браф.

Джиг подполз к горящему телу. Он бы воспользоваться ногами, но сомневался, что трясущиеся конечности удержат его в вертикальном положении.

– Думаю, да.

Загнутым концом своего оружия Браф исхитрился подцепить меч Джига за крестовину и выдернул его. Снег на месте приземления клинка зашипел паром. Джиг решил обождать с возвращением оружия.

Громкий вопль напугал его так, что он плюхнулся обратно в снег. Браф потрясал Багроклыком над головой и хохотал.

– Три гоблина против огра. Ты видел, как я ей врезал? И, Джиг, как ты швырнул то дрянь-желе – просто блеск! Это отучит ее нападать на гоблинских воинов.

Грелл закатила глаза. С мучительным стоном она подковыляла поближе и протянула руки, грея их над горящим огром.

– Означает ли это, что мы закончили? – спросила она.

– Нет! – быстро ответил Джиг. Как только их миссия подойдет к концу, Грелл и Браф свободны убить его. – Я хочу сказать, мы не знаем, жив ли Валланд, а он просил нас помочь его народу. Надо хотя бы выяснить, кто их заколдовал. Кто бы это ни был, работают они грубо. – Он уставился на тело Саши. – Нам полагалось погибнуть.

– Что? – Браф перестал плясать. – Но ты же Джиг Драконоубийца.

Джиг не обратил на него внимания, горячие точки прочертили пунктир по его ноге – товарищ вернулся. В мохнатом пузике огневки явно просматривалось изрядное уплотнение. Клякса направился прямиком в свой кошель, несомненно как следует вздремнуть.

– Джиг прав, – кивнула Грелл. – Единственный способ, которым несколько гоблинов когда-либо одолевали огра, это подкрасться и прикончить его, пока спит.

Браф хихикнул.

– Ага, я знаю эту песню. – Он повысил голос и запел:

Гоблины злобно крадутся во мраке,
Многие утром погибли в атаке.
Жаждою мести пылает любой,
Только теперь будет гоблинский бой:
Огра коварно застав одного,
Дружно ударили в спину его.

– Ты помнишь последние строчки? – спросил Джиг:

Огра объяла страшная ярость,
Гоблины в ужасе все разбежались.
Огр, умирая, схватил одного
Дернул за шею: хрясь – и того!

Джиг стиснул руки, изображая, как огр убивает незадачливого гоблина. «Нападение на огра» – это была детская песенка, где каждая строчка сопровождается жестами.

– Нам не полагалось уцелеть, – продолжал он. Некая сила, которая управляла ограми, замедлила их реакции, сделала их более неуклюжими. Теперь ясно, почему Саши не беспокоило пламя. Заколдованные огры теряли боевые навыки, зато сражались до тех пор, пока не падали замертво.

Джиг всматривался сквозь деревья в серое небо над ними. Он очень сомневался, что Звездотень послал его сюда убить огрицу, которую предполагалось спасти, но до сих пор бог его не покарал. По зрелом размышлении, Джиг вообще не имел с ним связи с тех пор, как они спустились в страну Штраума.

«Звездотень?»

Тишина. Как замечательно вовремя бог его покинул.

Грелл подобрала один из своих ножей и теперь лакомилась кусочком хорошо прожаренной огрятины, срезанной с плеча, где пламя уже погасло.

– Скажи-ка мне, Джиг, после всей этой беготни ты имеешь представление о том, как нам вернуться обратно к лестнице?

Джиг вытаращил глаза. Снег уже начал заносить их следы. Деревья, на его взгляд, были все одинаковы. Вот одно из самых ненавистных свойств этих мест: ни туннелей, ни стен – ничего, кроме простирающейся во все стороны открытой земли. Как здесь прикажете ориентироваться?

– Мне…

– Так я и думала, – фыркнула Грелл.

А еще удивляются, почему Джиг терпеть не может приключений.

4

Разница между героем и обычным человеком заключается в том, что обычный человек, наткнувшись на гиблое огненное болото, кишащее ядовитыми драконовыми змеями, разворачивается и идет домой. Герой же разоблачается и лезет купаться.

Святая Катерина Терпеливая, мать Глена Отважного. «Тропа героя». Издание для магов

Снег и лед смягчили Векино падение, но удар тем не менее вышиб из нее дух. Она застонала и перекатилась на бок. Заметив неподалеку свой посох, гоблинша подползла и, опираясь на него всей тяжестью, кое-как поднялась на ноги.

С верхушки лестницы ей ухмылялся Шрам.

– Где же вся твоя хваленая магия, колдунья? Спорим, ты не можешь заколдовать то, чего не видишь. – Он исчез, несомненно направившись обратно к озерному туннелю.

Он смеялся над ней точно так же, как всегда поступали и гоблины. Между двумя мучительными вдохами-выдохами Века напрочь позабыла о Джиге, ограх и героических подвигах. Она потрясла посохом и крикнула:

– И как именно ты собираешься пробраться мимо рыбоящеров в одиночку, ты, уродливая куча драконьего дерьма?!

Вскоре Шрам появился снова, изрядно подрастеряв былую самоуверенность.

– Что до этого…

Больше он ничего не успел сказать. Размахнувшись, Века метнула посох, словно копье. И попала наглецу прямехонько в брюхо.

Хобгоблин хрюкнул и перегнулся пополам, прижимая руки к животу. Казалось, время замедлилось, пока Века смотрела, как он осознает свою ошибку. Копье выпало у него из рук, глаза округлились. Он протянул руку, пытаясь ухватиться за край ямы. Пальцы царапнули по камню, и он повалился вперед. Медленно и красиво перекувырнувшись в воздухе, Шрам полетел вниз и приземлился спиной почти на то же самое место, куда упала Века.

Пока он хватал ртом воздух, толстуха подобрала свой посох и его копье. Несмотря на ее изрядные габариты, Шрам был еще больше и приземлился гораздо жестче. Она потыкала его носком башмака.

– Вставай. Быстро, пока мы не обнаружены.

Хобгоблин потрогал голову, проверяя ее сохранность.

– Кем обнаружены?

Века носком башмака перевернула его голову набок.

12
{"b":"11503","o":1}