ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вместе быстрее
Черные крылья
Связанные судьбой
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
Ты поймешь, когда повзрослеешь
Рубеж атаки
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Врачебная ошибка
Пять четвертинок апельсина

– Для начала вон теми тварями.

Над деревьями вдалеке пронеслись две полоски огня. Учитывая приглушенные оттенки всего, начиная с неба и кончая сыпью у Шрама на физиономии, которая выглядела теперь старой ржавчиной, яркость двух язычков пламени более чем настораживала. Ближайший огонек отливал зеленым. Другой – темно-красным. Они носились туда и обратно, снова и снова пересекаясь в полете.

– Похоже, они что-то ищут, – заметил Шрам, поднимаясь на ноги.

Джига и остальных. Не попали ли они в беду? Два огонька вроде двигались со стороны Штраумовой пещеры. «Что это такое?» Волшебная природа светляков сомнений не вызывала, но они маячили слишком далеко, чтобы разглядеть в подробностях.

– Они опасны. – Шрам потянулся за своим копьем.

Века отдернула оружие прочь, за пределы досягаемости.

– Тебе повезло – я не убила тебя за то, что ты столкнул меня в яму. Кабы не моя миссия, я бы…

Шрам бросился вперед, схватил копье у основания головки и дернул. Века споткнулась, но не отпустила. Она тянула на себя, прикладывая весь свой немалый вес.

С гнусной ухмылочкой хобгоблин отпустил копье.

Века вторично приземлилась на снег. Шрам прыгнул, схватил копье обеими руками и вывернул, при этом едва не сломав Веке запястье. И не успела она опомниться, как он съездил ее тупым концом копья по лбу.

– Тоже мне волшебница.

В тот момент Века все бы отдала за одно-единственное заклятие, которое стерло бы эту самодовольную, надменную ухмылку. Например, какое-нибудь такое, которое превращает зубы в червяков. Забавно бы смотрелось.

Шрам взглянул на лестницу. Ближайшие перекладины оказались немногим плотнее теней. Даже если вытянуть копье до предела, его кончик едва царапнет нижнюю из твердых ступенек.

– Надо убираться с этой прогалины, – сказал он.

Кровь бросилась ей в лицо. Она столько раз прочла Джоскину книгу, что знала большую часть наизусть. Там нигде не говорилось о том, чтобы героя спихивали в ямы или чтобы ему приказывал его собственный комический спутник. Настоящий герой отобрал бы у Шрама копье и избил бы его до бесчувствия.

– Нам надо найти Джига Драконоубийцу, – сказал хобгоблин.

Века потерла голову.

– Зачем?

– В отличие от некой хвастливой гоблинши-переростка, Джиг оказался не настолько глуп, чтобы спуститься сюда, не имея плана, как выбраться назад. За неимением лучшего тот его огр достаточно велик и мог бы подсадить нас обратно на лестницу. Если ты, конечно, не желаешь прибегнуть к магии.

Ответа Шрам дожидаться не стал. Века проглотила писк, когда он ухватил ее за ухо и поволок к деревьям. Через несколько шагов он отпустил гоблиншу, явно уверенный, что она не отстанет.

У Веки голова лопалась от фантазий на тему, что она с ним сделает, когда станет настоящим магом. Книги на бегу хлопали ее по животу – болезненное напоминание о том, как далеко ей еще до того, чтобы по-настоящему ступить на тропу героя.

Они наткнулись на тело Валланда, привалившееся ногами вверх к сломанному наполовину дереву. Еще один огонек, на этот раз желтый, уже обнаружил труп. Века и Шрам скорчились за кучкой молодых сосен. Снег и лед плотно покрывали коричневые иголки, и сквозь них почти ничего не было видно.

– Вот тебе и мысль, – прошептала Века.

– Может, оттащим его обратно и используем как табуретку? – предложил Шрам.

Тени колыхались туда-сюда в такт движению желтого огонька по ту сторону тела огра, и, казалось, мертвый словно мотается взад-вперед. Века распласталась по земле. Здесь ветки росли не так густо, но теперь снег холодил все тело. Она стиснула зубы и осталась в этом положении, навострив уши в надежде расслышать исходящее от светящегося шарика писклявое бормотание.

– В этом не осталось жизни, – произнес голосок. – Неужели так трудно покорить врага, не превращая его в кровавое месиво?

Огонек резко стал ярче, разбрасывая искры во все стороны, когда запрыгнул Валланду на плечо. Вот оно: Века впервые живьем видит своего врага, свою судьбу, противника, с которым ей предстоит сражаться на тропе героя.

– Огров победила кучка пикси? – прошептал Шрам. Казалось, он едва сдерживает смех.

На плече туши стоял маленький крылатый человечек. Окажись он на земле, макушка его не достала бы ей даже до колена. За спиной у него трепетали две пары крыльев, как у насекомого, и желтые искры исходили в основном из нижней. Крылья маслянисто блестели по краям, а в остальном были прозрачны как стекло, за исключением тонких желтых линий, разбегавшихся по ним, словно прожилки по листу.

Грудь его крест-накрест перехватывала черная ткань, завязанная на поясе. Черные штаны украшали красные бусины, в свете крыльев становившиеся оранжевыми.

Пикси быстренько пнул Валланда и взмыл в воздух.

– Куда удрали твои друзья, огр?

Низкое рычание заставило Веку подпрыгнуть, но рычал не Валланд. Звук исходил от огромной собаки, которая принюхивалась, приближаясь к дохлому огру. Пес хромал, шерсть на задней лапе свалялась, видимо от спекшейся крови. Проплешины в мехе обнажали старые шрамы, в основном возле горла. С плоской морщинистой морды бедняги длинными нитями капала слюна. Он оскалил зубы и зарычал на пикси.

Пикси едва оглянулся и небрежно взмахнул ручкой.

Пес сделал еще несколько шагов, щелкая зубами на рассыпаемые крылышками пикси искры, и вдруг взвизгнул от боли. Пикси полетел между ветвями и исчез, а зверь уселся и принялся грызть задние лапы.

– Что произошло? – прошептала Века. Шрам выдвинул челюсть, но ничего не сказал. Пес рычал, нападая на собственные лапы со все большей яростью. Пикси вроде возвращаться не собирался, так что Века выползла из-за дерева.

– Он тебя разорвет, – предостерег Шрам. Любопытство пересиливало страх. Что пикси такое сделал?

Она почти добралась до трупа Валланда, когда увидела, что корни ближайших деревьев оплели собачьи лапы, пригвоздив пса к земле. По задним лапам ползла гладкая черная кора. Кровь и щепки разлетались от безостановочно грызущих челюстей, но магия пикси была сильнее. Как ни боролся пес, кора продолжала распространяться. К тому времени, когда к Веке присоединился Шрам, одеревенение добралось уже до бедер. Пес визжал все пронзительнее, из пасти в панике капала пена. Шрам протянул ему руку и чуть не остался без пальцев.

– Так умирать не годится, – произнес Шрам. – Ты можешь это остановить?

Века помотала головой, слишком завороженная, чтобы лгать.

Хобгоблин ухватил свое оружие за конец и обрушил его, словно дубину, псу на шею. Раздался громкий хруст, и пес затих.

– Глупые пикси. – Шрам потыкал тушу огра носком башмака. – Пес всего лишь искал пропитание.

– Как он сюда попал? – спросила Века. – Я никогда не видела таких собак.

– Наверное, пришел с отрядом приключенцев. – Он указал на истрепанную полоску кожи у собаки на шее. Из ошейника торчали несколько ржавых шипов, хотя большая часть со временем отвалилась. – Берут с собой животных на свои дурацкие подвиги, сами погибают, а их питомцы либо кончают свой путь в желудке у какой-нибудь местной твари, либо дичают, как этот бедняга. Помню, один чувак таскал с собой пару дрессированных хорьков, которые умели обезвреживать ловушки, перегрызать узлы и все такое.

– Что с ними сталось? – спросила Века.

– Мы поймали его спутницу и привязали ее в качестве приманки для туннельных котов. Естественно, он послал хорьков освободить ее, пока сам бился с котами. – Шрам ухмыльнулся. – Ему следовало сначала научить их распознавать, не намазал ли кто-нибудь веревки, которые они грызут, ядом.

Века вновь переключила внимание на собаку. К этому моменту дерево почти поглотило тело. Виднелись только морщинистая морда и одно ухо, но вскоре исчезли и они. Крохотные побеги брызнули из пня в форме собаки.

Пикси сделал это всего-навсего мановением руки. Неудивительно, почему огры так отчаянно искали помощи.

Шрам сочувственно погладил деревянную голову.

13
{"b":"11503","o":1}