ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что теперь?

Века не колебалась.

– Валланд говорил, что они захватили логово Штраума. Мы тайком проберемся туда и раскроем секреты пикси. Тогда мы поймем, как их уничтожить.

Долгое время Шрам молча таращился на нее. Когда он наконец заговорил, тон у него был почти смиренный:

– Что-то уж слишком сильно ты не ладах с башкой, даже несмотря на свою гоблинскую породу.

Века не ответила. Попытайся она объяснить, он бы над ней только посмеялся. Или просто убил бы недолго думая.

Но в глубине души она знала: эти пикси – ее судьба. Виденная ею магия тому доказательство. Вот архивраг, которого она должна победить, дабы завершить свой путь по тропе героя. Если она сумеет одолеть пикси, это станет беспрецедентной победой в истории гоблинов. Никто и не вспомнит Джига с его идиотской песней. Она вернется в логово Векой Великой. Векой Могучей. Векой Отважной. У нее будет столько лестных эпитетов, что остальные гоблины до полудня станут желать ей доброго утра!

К тому же Джиг и остальные скорее всего в беде. В конце концов они лишились своего проводника-огра. Как здорово было бы спасти великого Джига Драконоубийцу.

– Пойдем, – сказала она и потянула Шрама за руку.

Тот вырвался, глядя на нее так, будто она предложила ему на обед сырых червей-падальщиков. Как он не понимает? Чем дольше они здесь торчат, тем больше у Джига времени спастись самостоятельно, а это все испортит.

Она взяла общее направление на пещеру Штраума. Интересно, есть ли у пикси волшебные книги, которые можно стырить. Века все отдала бы за такую силу, какой только что явилась свидетелем. Ну, может, не конкретно за это заклинание. Способность заставлять деревья поглощать врагов не особенно пригодится в каменных туннелях и пещерах у гоблинского логова. Но если пикси способны на такое, у них определенно найдутся заклинания, которые пригодятся и ей.

Судя по хрусту снега за спиной, Шрам все-таки решил последовать за ней. Хотя, если принять во внимание ухмылку на его роже, он явно предпочел бы оставить ее покалеченный труп рядом с собакой. Но, учитывая проблему, с которой они столкнулись, мудрее было держаться вместе.

Так и полагается вести себя комическому спутнику.

Века все время прислушивалась к шагам хобгоблина, желая быть уверенной, что он не собирается ударить ей в спину. Впрочем, если бы он действительно желал ее смерти, то мог бы с тем же успехом метнуть копье. Но тогда ему придется перенести вес на правую ногу, а это Века услышала бы по хрусту снега и льда. Оставалось надеяться, что она успеет нырнуть за дерево.

Чем дольше путь, тем меньше остается энтузиазма. Века постоянно спотыкалась о прикрытые снегом корни или стукалась лбом о ветви, с которых сыпался за шиворот снег. Небо начало темнеть, еще больше затрудняя продвижение вперед. Последняя ветка едва не стоила ей глаза.

– Похоже, само это место ополчилось на меня, – пробормотала она.

Пока они дошли до опушки, Века промерзла, промокла и вдобавок проголодалась. Единственным утешением служил тот факт, что и Шраму приходится в равной степени нелегко.

– Логово Штраума там, на краю пещеры, – подал голос хобгоблин.

– Думаешь, я не знаю?

Толстуха постаралась, чтобы ответ прозвучал презрительно и надменно, но как раз в этот момент у нее заурчало в животе, что испортило весь эффект. Следовало захватить с собой еды или хотя бы оттяпать пару кусков от Валланда.

Между ними и краем пещеры лежала широкая прогалина. В свое время Штраум поддерживал эту полосу голой, чтобы никто не подкрался к его логову незамеченным. За последний год здесь повылезали кусты и молодые деревья, но им пока не хватало роста, чтобы обеспечить нормальное прикрытие.

Опершись о посох, Века разглядывала вход в драконье жилище. Горизонтальная щель в скале казалась ей темной пастью, изгибающейся в гнусной ухмылке. Виноградные лозы свисали над входом, словно спутанные, грязные волосы. Ближайшее ко входу пространство заполняли умирающие цветы. За долгие века своего заключения Штраум, чтобы развеять скуку, перепробовал множество занятий, включая садоводство. Она поморщилась от сладковатого запаха тления.

Со скалы свисала веревка с узлами – вежливый жест кого-то из прошлых визитеров. Даже отсюда гоблинша видела, что веревка истлела и бесполезна.

Никаких признаков стражи. Пикси наверняка легко заметить. Тот, что был возле Валланда, светился ярче всего, когда работал крыльями, но даже в спокойном состоянии испускал света не меньше, чем хорошая лампа. Находись пикси где-то поблизости от пещеры, она бы их разглядела.

– Не отставай, – бросила Века Шраму, делая шаг на прогалину.

Пальцы хобгоблина вцепились ей в плащ и дернули назад. Века упала, долбанувшись плечом об дерево.

– Что ты делаешь? – заорала она, вскакивая на ноги и так яростно тряся над ним посохом, что одна из стеклянных бусин оторвалась и упала в снег.

– Тише, ты, идиотка! Если тебе так не терпится оказаться убитой, предоставь это, по крайней мере, мне. – Он копьем отбил посох. – Любой хобгоблинский детеныш сообразил бы не соваться туда.

Века вновь уставилась на прогалину.

– Вход даже не охраняется.

– Вот именно.

Века провела пальцами по «Тропе героя», спрятанной под плащом, гадая, имеются ли у Джоски примеры того, как герой убивал своего комического спутника.

И тут она заметила нечто. Это нечто было тушкой небольшого кролика, наполовину погребенной под снегом. Кто-то мог убить его камнем, предположила она. Многие гоблины весьма неплохо метали камни. Но зачем тогда оставлять добычу?

Нет, это, должно быть, какая-то западня. Судя по положению тела, кролик двигался слева. И погиб недалеко от пещеры. Ловушка должна покрывать пространство перед логовом Штраума. Если использовать кролика в качестве метки для определения расстояния, получается, что опасная зона простирается до самой опушки. Еще несколько шагов, и они бы угодили в нее.

От этого Века еще больше рассвирепела. Где это видано, чтоб героя спасал собственный комический спутник? Она опустилась на колени, решительно настроенная разобраться во всем самостоятельно. Хобгоблин прислонился к дереву, сложив руки на груди. Он явно развлекался, глядя на ее действия.

Земля выглядела точно так же, как и везде. Лед сковал траву и кусты, выступающие из снега. Похоже, что трава здесь была чуть выше. И почему-то вокруг торчащих стоймя ледяных спиц образовались лунки, словно трава растопила свежевыпавший снег. Но если причина в самой траве, то почему лед не растаял тоже?

Она продвинула вперед посох, ломая льдинки и снег. Затем оглянулась на Шрама за подсказкой, верно ли она поступает, но тот лишь усмехнулся в ответ. Вспыхнув, она ткнула посохом дальше.

Лед не ломался. Века попробовала опять. Снег немного взрыхлился, но лед оставался тверд как скала. Казалось, он пульсирует еле заметным красным свечением. Следующий тычок подтвердил это.

– Под ним что-то есть.

Более высокие льдинки представляли собой настоящие пики. Теперь она разглядела, что кончики у них острее, чем у остальной травы. Наверняка магические и несомненно достаточно прочные, чтобы пронзить кожаную подошву ее сапог и сами ноги.

Века проползла вперед, используя посох как щуп и ломая лед, пока не добралась до ближайшей пики. Она счистила с нее пальцем снег.

Основание толщиной с ее большой палец уходило еще на несколько сантиметров в землю. Абсолютно гладкий и прозрачный лед позволил ей разглядеть нечто, свернувшееся колечком на самом донышке. Гоблинша легонько стукнула по льдинке.

Лед вспыхнул красным, и тонкое щупальце развернулось, взметнувшись до самого кончика пики.

– Похоже, кролик ухитрился попасть разом на две такие штуки, – подал голос Шрам. – Полагаю, тварь, та, что внутри, ядовитая. Жертва погибает на кончике их маленькой западни, и они получают запас пищи на несколько недель.

При упоминании о еде в животе у гоблинши заурчало.

– И как нам мимо них пробраться?

14
{"b":"11503","o":1}