ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я бы лично набросал туда гоблинов. Пики не давали бы им разъезжаться на льду, и мне оставалось бы только пройти по тропе из крысоедов.

Что требовалось Веке, так это способность летать, как пикси. Только бы заставить заклинание левитации работать. Она вытащила книгу и открыла ее на нужном заклятии. Выступающая из прорех в коже обложки медь холодила руки. Темнеющее небо делало чтение почти невозможным, но это не имело значения. Она давным-давно выучила каждое слово наизусть.

Века помнила заклинание. Даже если оно никогда не срабатывало раньше, то должно сработать сейчас. Она ступила на тропу героя, и теперь все ее способности должны расцвести, чтобы дать ей возможность завершить поход. Она взглянула на спутника. Стоит ли его предупредить загодя, или следует просто оторвать от земли и проволочь за собой, когда она полетит сама? Последнее, решила она, улыбаясь при мысли о его испуганных криках.

Пальцы сложились в связующем заклятии, и она закрыла глаза, пытаясь с достоинством его завершить, обворачивая щупальца магии вокруг себя и своего спутника, чтобы им обоим оторваться от земли.

Ничего не произошло. Она не сумела даже закончить связующее заклятие. Шрам откашлялся.

– Давай-давай, продолжай размахивать руками как сумасшедшая. Может, ледяные твари перепугаются и разбегутся.

Века сморгнула слезы. Герои не плачут. Даже когда их магия покидает их. Она захлопнула волшебную книгу.

Книга… она долго и пристально смотрела на нее. Возможно, нужный ей ответ в конечном итоге заключается именно в книге.

– Вид у тебя дурацкий, – заметил Шрам.

Веке было все равно. Она воткнула посох в землю перед собой и сделала следующий шаг. Половина прогалины осталась уже позади.

Половинки медной обложки волшебной книги крепились к ногам полосками черной ткани. Рваный подол плаща при каждом шаге хлопал за спиной. Под ногами вспыхивали красные огоньки. Окрыленная успехом, она уже не так переживала за вынужденно отодранную с волшебной книги обложку. Большая часть переплета порвалась, и страницы уже начали рассыпаться. Века оторвала лишнюю полосу от плаща и временно перехватила страницы ею. Она надеялась когда-нибудь починить обложку, но даже при беглом взгляде на заскорузлую рваную кожу становилось ясно, что эта затея практически безнадежна.

– Неважно, – прошептала она, делая следующий шаг. У пикси найдутся и другие книги, и лучшие заклинания.

Лед под ней прогнулся, и она уцепилась за посох. Верхним его концом гоблинша попала себе по подбородку, но ухитрилась не потерять равновесия. Она добралась до скалы, где пятно голой земли выглядело вполне естественным. Здесь запах умирающих цветов был сильнее всего. Может, именно он не пускает сюда ледяных червей, а возможно, Штраум для защиты сада сделал что-нибудь с почвой. Это не имело значения. Наконец она в безопасности.

Века содрала с ног медные пластинки и швырнула их Шраму, затем повернулась обратно к скале. Вытянувшись, она могла достать только до свисающей из устья пещеры старой веревки. Стоило последнюю дернуть, и та порвалась, осыпав ей лицо грязью. Отплевываясь, Века отшвырнула веревку в сторону. Огр мог бы, наверное, достать до нижнего края пещеры, но ее возможности так далеко не распространялись. Да и Шрамовы, коли на то пошло.

Хобгоблин сошел с колючего поля и стал проверять висевшие над входом в пещеру лозы. Одна оборвалась прямо в его в руке, и он ее выбросил.

– Встань на колени.

– Что-о?! – Века вскинула посох.

– Ты знаешь лучший способ попасть туда? Ох.

Века посмотрела наверх, потом на Шрама.

– Это ты должен встать на колени. Я залезу наверх и…

– Сломаешь мне хребет, – мрачно закончил Шрам. Он сбросил половинки переплета на землю, – Я выше, сильнее и легче. Если ты всерьез намерена попасть туда, это единственный способ добиться желаемого.

Засмейся он, хотя бы улыбнись, – и Века врезала бы ему по физиономии. Но в кои-то веки хобгоблин, похоже, не издевался.

Шрам тщательно осмотрел вход в пещеру.

– Ты действительно рассчитываешь найти там нечто такое, что нам поможет?

– У тебя есть идея получше? – парировала Века, подбирая истерзанный переплет.

С одной стороны кожаная обложка оторвалась полностью и свисала с угла, обнажив покрытую вмятинами потускневшую медь. Вторая пребывала примерно в таком же виде. Она затолкала обе части в один карман с книгой и опустилась на колено.

Шрам прислонил копье к скале и поставил ей на колено ногу. Упираясь руками в камень, он поставил вторую ей на плечо и прыгнул. Века рухнула ничком в снег и грязь, но хобгоблину удалось зацепиться за край. Он подтянулся и шепотом приказал:

– Подай мне копье.

Века утерла грязь с лица и схватила копье.

– Ты сделал это специально, – прошипела она.

– Разумеется. А теперь подай мне копье!

Только острая нужда в его помощи не позволила ей это копье метнуть. Она передала наглецу оружие, и он крепко взял его обеими руками за конец близ самого острия.

Века закинула наверх посох, затем ухватилась за другой конец копья. Ноги гоблинши царапали по скале в поисках опоры. Она слышала, как Шрам хрюкнул, и копье слегка скользнуло в его руках. Пожалуй, если он с ним не справится, острие здорово порежет ему руки.

Лозы щекотали Веке запястья, пока она мучительно лезла вверх, цепляясь башмаками за каждую трещину и неровность, какие удавалось найти. Грязь ела ей глаза, и руки уже начинали неметь, но она молчала. Герои не жалуются на такие вещи, даже когда мышцы у них горят огнем и есть хочется так, что готов сожрать даже хобгоблинскую стряпню.

Спустя несколько минут, показавшихся Веке вечностью, ее пальцы нащупали край скалы. Шрам ухватил гоблиншу за другое запястье, подтягивая ее вверх. Она попыталась закинуть ногу на кромку, но не смогла поднять достаточно высоко. Попробовала снова.

На третьей попытке хобгоблин фыркнул от отвращения, протянул руку и ухватил ее за лодыжку. Она наполовину залезла, наполовину закатила свое тело в пещеру и лежала на полу, хватая ртом воздух.

– Это было жалкое зрелище, даже для гоблина, – прокомментировал Шрам.

К черту хобгоблинскую стряпню! Чего Веке на самом деле хотелось, так это особо приготовленных Голакиных пряных хобгоблинских ребрышек с кучей гарнира.

Не обращая внимания на насмешливую ухмылку спутника, она сгребла свой посох и направилась в глубь туннеля. Слабый свет снаружи вскоре уступил место полной темноте. Обычно мрак не беспокоил ее. Она всю жизнь прожила в гоблинских туннелях и прекрасно ориентировалась по звуку, запаху и на ощупь. Но, прислушиваясь к ветру, посвистывающему в устье пещеры у них за спиной, она обнаружила в себе острое желание рискнуть и зажечь фонарь.

Гоблинша держалась левой стороны туннеля, ведя рукой по грубому камню. Посох она несла вытянутым перед собой. По мере того как за спиной угасал свист ветра, даже собственное дыхание начинало казаться громким.

Сердце у нее колотилось. Путь сквозь темноту… могла ли она достичь спуска так скоро? Согласно Джоске герой сначала переживает испытания, серию проверок, в ходе которых он доказывает свою состоятельность и получает силу, необходимую для победы. Спуск фигурировал в пятой главе, где герой познает мрак и готовится к финальному противостоянию.

Она споткнулась обо что-то твердое и упала, приземлившись на нечто, на ощупь напоминающее железный валун. Посох со стуком упал рядом.

– Что это было? – спросил Шрам. В голосе его звучала тревога.

Векины руки ощупывали гладкий холодный металл, пока он не уступил место сухой плоти.

– Труп. Судя по величине, огр.

Она нахмурилась. Кожа на ощупь была… хрустящая и почти такая же холодная, как доспехи. Этот огр мертв уже некоторое время.

«Достаточно долго, чтобы его стало небезопасно есть», – с сожалением подумала Века.

В кирасе имелось несколько вмятин, но сам огр был цел. Гоблинша не обнаружила никаких ран на голой плоти покойника.

15
{"b":"11503","o":1}