ЛитМир - Электронная Библиотека

К тому времени как пикси вернулась, ее слуги уже направлялись обратно той же дорогой, какой пришли. Джиг скорчился за деревом, затаив дыхание и молясь, чтобы Браф или Века не учинили какую-нибудь глупость вроде вызова огров на поединок.

Пикси сделала петлю в воздухе, подлетела к одному из огров и приземлилась в маленький гамак на деревянной ручке. Пока малявка устраивалась, огр держал ручку совершенно неподвижно. Мерцающие крылышки пикси слегка подрагивали, сложенные по обе стороны гамака.

Все это было проделано без единого слова со стороны пикси или кого-либо еще. Джиг по-прежнему таращился, пытаясь осмыслить происходящее, когда мимо прошествовала Века.

– Вперед, – произнесла она, выходя из-за дерева. – Это наш шанс.

– Наш шанс на что? – спросил Джиг. – Об этом туннеле нам известно только одно: куда бы он ни вел, на том его конце гигантские нетопыри.

– Тропа откроется истинному герою, – изрекла Века. Опять она цитировала свою книгу. Проделывая это, толстуха всегда откидывала голову одинаковым образом, слегка прикрывала глаза и улыбалась уголком рта. – Но герой должен иметь силу и мужество следовать туда, куда ведет тропа.

– А как насчет последнего владельца книги? – спросил Джиг. – Тропа привела его прямо Штрауму в брюхо!

Века фыркнула и отвернулась.

– Значит, он не был героем! – Она полезла в плащ за книгой, чем вызвала у Шрама мучительный стон. Не обращая на хобгоблина никакого внимания, Века пролистала страницы и прочла: «… Сайл смотрел на гору черепов, ведущую к храму черной богини, а друзья уговаривали его повернуть назад.

– Разве ты не видишь костей тех, кто пытался добраться до богини? – взмолился его верный спутник Тир.

– Не будь этих костей, не по чему было бы забираться, – ответствовал Сайл».

Джиг взглянул на остальных. Шрам пробовал пальцем острие копья. У Грелл был такой вид, будто она вот-вот уснет. Однако Браф слушал, округлив глаза.

– Я не понимаю, – заметил он. – Здесь нет никаких костей. И разве все эти черепа не раскатятся, как только ты на них ступишь?

Века захлопнула книгу.

– Смысл в том, что нельзя позволять чужой неудаче загораживать вам тропу. – Она подошла к дыре в скале и заглянула внутрь. – Скорее, пока они не вернулись.

Все посмотрели на Джига, но он лишь пожал плечами. Лучшего предложения у него не было.

Века уже вошла в туннель. Там, где ограм приходилось ползти на четвереньках, гоблинша лишь слегка нагибала голову. Джиг шагнул было следом, когда ему обожгло шею.

– Века, стой! – крикнул он и метнулся назад, отпихивая Кляксу от своей шеи кончиками пальцев. Паук остыл так же быстро, как и накалился. Джиг поискал источник света – лампу, кусок сухого дерева – что угодно, лишь бы горело. Все их фонари либо побились во время боя, либо в них кончилось топливо.

– Если боишься, можешь подождать здесь, пока я исследую туннели, – бросила Века.

Так ей и надо: пусть идет туда и пусть ее сожрут, или проткнут, или убьют иным способом те, кого там учуял Клякса. Джиг подбежал к дохлым нетопырям и оторвал от их бурых тел несколько пучков шерсти. Они едва заметно пахли плесенью. Гоблин покатал один из пучков между ладонями, свив из него грубое подобие фитиля. Один конец он поднес к Кляксе и вернулся в туннель.

Вонючее оранжевое пламя затеплилось на конце фитиля. Джиг торопился догнать Веку. Наконец он увидел толстухину тень впереди себя и бросил горящую шерсть рядом с гоблиншей.

– Что ты делаешь? – рявкнула она.

– Что это? – Джиг пальцем ткнул в темноту.

Во тьме парили крохотные желтые глазки. Парами. Несметное множество пар крохотных глаз. Века развязала плащ и, порывшись в карманах, наконец извлекла на свет небольшой матерчатый сверток ткани. Она развернула ткань и бросила в огонь длинную толстую трубку из бурой губки. Джиг узнал запальную палочку. Губка горела медленно и ровно – для зажигания огня в отстойнике она была гораздо безопаснее, чем кремень и сталь. Пламя сделалось ярче, приобретая зеленоватый оттенок.

– Это очередное испытание, и я должна его пройти, – сказала Века.

– Нет, это многоголовая змея, – рявкнул Джиг, хватая ее за руку, и оттаскивая назад.

Джиг насчитал по меньшей мере четырнадцать голов в клубке змей, и все они смотрели на него и на Веку. Вот, значит, чем занималась розовая пикси, когда летала в туннель. Даже ограм было бы непросто пробраться мимо такого. Существо полностью загораживало проход. Каждый сегмент в отдельности выглядел как обычная скальная змея. Красновато-бурые чешуйки идеально подходили к обсидиановым туннелям. Похожий на хлыст черный язык мелькал в воздухе, выискивая жертву.

Пикси явно набрала множество скальных змей и слепила их в единое существо. Тела их слились в неровный шар чешуйчатой плоти в центре узла. Хвосты отсутствовали. Каждый извивающийся отросток заканчивался острыми ядовитыми клыками.

Теперь Джиг понимал, почему Клякса испугался.

– Прочь с дороги, – сказала Века, отпихивая Джига.

Коротышка выскочил из туннеля, стук Векиного посоха преследовал его по пятам. Толстуха прошествовала к Шраму.

– Мне нужно твое копье, – заявила она.

– Пикси оставили змеиное чудище охранять туннель, – пояснил Джиг.

Хотя не мог взять в толк, зачем Веке понадобилось хобгоблинское копье. Он сомневался, что этим оружием можно убить хотя бы один отросток. Когда уничтожаешь один сегмент червя-падальщика, остальная часть только больше ярится. Толстухе придется перебить все отростки по отдельности, прежде чем тварь умрет по-настоящему, а пока она будет возиться с одной головой, остальные займутся ею.

– Века, если ты попытаешься драться с этой тварью копьем, тебе конец, – сказал он.

– На, пожалуйста, – просиял Шрам, протягивая гоблинше свое оружие.

Века прислонила свой посох к дереву и протопала обратно в туннель.

– Что ты делаешь? – спросил Джиг, поспешая за ней.

От победы над пикси она явно повредилась в уме. Однако он разве лучше? Именно он последовал за ней обратно в туннель.

– Глава четвертая. «Испытания». – Она протянула Джигу свою запальную палочку. Руки ее стискивали древко копья возле основания. – Все герои должны преодолеть ряд все более тяжелых и опасных препятствий.

Джиг остановился, озадаченный.

– Почему препятствия всегда должны становиться труднее? Почему бы герою не пройти первым делом самое трудное? После этого остальные должны казаться легкими.

Века не обратила на него внимания. Подняв копье, она ткнула острием в гущу змей.

Все головы, за исключением опорных, бросились на Веку. Четыре пары клыков вонзились в древко копья и выдернули его у нее из рук. Клякса свернулся в шар на своем насесте, и Джиг учуял запах горелой кожи.

Щепки летели, пока змеи рвали копье на куски. При мысли о том, как эти твари обошлись бы с гоблином, коротышку чуть не вырвало. Они явно оголодали, некоторые настолько отчаянно, что пытались даже глотать куски древка, прежде чем выплюнуть их на землю.

Джиг подобрал несколько щепок и с помощью запальной палочки развел небольшой костерок у стены туннеля, затем принялся разглядывать змей более пристально. Если он не ошибался, при создании этого чудовища пикси допустила ошибку.

– Глупые хобгоблины не могут сделать приличное копье для спасения собственной жизни, – пробормотала Века.

Джиг сгреб ее за рукав и потащил наружу.

– Ну, ты его убила? – уродливая рожа Шрама украсилась широкой улыбкой.

– Мне нужна твоя помощь, – вклинился Джиг. – Помоги мне разделать одну из этих дохлых мышей.

– Я хобгоблин и воин, – возмутился Шрам. – Такая работа не для меня. И где мое копье?

– Я помогу, – вызвался Браф. – К тому же я снова проголодался.

Джиг не потрудился объяснить, зачем ему это нужно. Они с Брафом работали вместе, отрезая ломти мяса от туши, пока Шрам в ярости умчался искать оружие на замену. Века наблюдала, скрестив руки на груди.

– Что ты задумал – забить их насмерть сырым мясом? – съязвила она. – И лучшего плана великий Джиг Драконоубийца придумать не в силах?

18
{"b":"11503","o":1}