ЛитМир - Электронная Библиотека

– Пойдем. – Джиг подхватил на руки некоторое количество мяса. Рубаха все равно погибла, и пройдут столетия, пока она не перестанет вонять дохлыми нетопырями. Он еще не донес мясо, а змеи уже оживленно заизвивались. Магия пикси удерживала их на месте, но головы тянулись в ту сторону, откуда пахло едой.

Джиг был счастлив оказать им эту услугу. Он побросал в змей все куски нетопырьего мяса, стараясь не смотреть, как головы сражаются друг с другом в стремлении дорваться до пищи. Джиг отступил наружу и стал ждать.

– Что ты сделал? – поинтересовался Шрам. Он вернулся с пустыми руками, и взгляд, брошенный им в спину Веке, обещал смерть. – Они не сдохли. Я отсюда слышу.

– Дай им время. Они помрут достаточно скоро, – заверил Джиг.

– Яд? – высказала догадку Грелл.

Джиг покачал головой.

– Большинство ядовитых тварей обладают некоторой устойчивостью к отраве.

Он заглянул в туннель. Пламя угасало, но различить силуэт твари он смог. Несколько голов уже пали на землю. Идея срабатывала даже лучше, чем он ожидал.

– Что ты сделал? – потребовала Века.

– Это пикси сделала.

Она связала кучу змей воедино, но не продумала конструкцию.

Все уставились на него.

– Смотрите, эта тварь только что съела гигантскую летучую мышь почти целиком, так?

Браф кивнул.

– Что происходит дальше? – спросил Джиг.

– Десерт? – догадался Браф.

– Что происходит с едой?

Грелл фыркнула.

– У меня лично она накапливается в потрохах, пока не потребуется некоторое количество Голакиного особого грибного сока, чтобы привести организм в движение, а потом… – Она осеклась, прохромала мимо Джига посмотреть на тварь, проследив линии гладких невредимых змеиных тел до места соединения. – Им никак…

– Задняя часть этих змей была утрачена, когда пикси слепила их вместе, – сказал Джиг.

Грелл поджала губы.

– Бедняги. Жуткая смерть.

Перебираясь через дохлого змеемонстра, Джиг с радостью согласился пропустить Веку вперед. Даже несмотря на то что Клякса был холоден и спокоен, коротышка все еще немного боялся: вдруг одна из этих голов очнется и вонзит клыки Веке в ногу. Только когда толстуха благополучно перебралась на ту сторону, он перестал беспокоиться насчет твари.

Значит, можно продолжать беспокоиться о других вещах, и не в последнюю очередь о реакции Кралк, когда (и если) они найдут обратную дорогу в гоблинское логово.

«Видишь ли, нашего проводника-огра убила его собственная сестра. Мы потеряли лестницу на верхние туннели. И, да, пикси завоевали огров и в скором времени наведаются сюда, исполненные решимости проделать то же самое с гоблинами».

Джиг попытался утешить себя тем фактом, что сам он вряд ли доживет до этого вторжения. Утешение получилось так себе.

«Не о пикси тебе надо беспокоиться».

Услышав голос Тималуса Звездотеня, впервые после столь продолжительного молчания, Джиг от неожиданности резко подскочил и стукнулся головой о потолок туннеля.

– Что такое? – спросил Браф, едва различимый в тусклом свете Векиной запальной палочки.

– Ничего. – Джиг потер голову и сердито взглянул вверх.

«Где ты был? Мне бы тут внизу весьма пригодилась помощь. Пришлось сражаться с огром и со змее-чудищем, и как это понимать: «Не о пикси тебе надо беспокоиться»? Забыл Некромант? А это только одна феечка-пикси. А их здесь у нас… – Он точно не знал, сколько пикси поселилось в Штраумовом логове. – Больше одной».

«Та пикси не была настоящим Некромантом, – возразил Звездотень. – Забыл?»

«Изо всех сил постарался».

Но подколка божества всколыхнула забытые ощущения: запах гниющей плоти, скрип Некромантьего голоса, когда она хвасталась убийством настоящего Некроманта и кражей его магии.

«Она была не из нашего мира, – сказал Звездотень. – По собственной воле или изгнанницей, она покинула свой мир, чтобы попасть в наш. А пикси там внизу этого не сделали».

«Но я их видел! Я видел змеечудище, созданное той, розовой. А как насчет огров? Они…»

«Заткнись и слушай, Джиг».

Джиг заморгал. Звездотень нечасто бывал столь резок.

«Пикси не покинули свой мир, потому что они приносят его с собой. Вот почему я не мог дотянуться до тебя. Даже у богов есть пределы, и моя власть не простирается на иные миры».

«Снег, странные цвета, это…»

«Это неустойчивое совмещение реальностей, – произнес Звездотень, увеличив Джигову головную боль с «болезненной пульсации» до «гномской попойки внутри Джигова черепа». – Пузырь».

Так, уже лучше. Пузыри Джиг понимал.

«И что случится?»

«Точно не знаю. – Голос Звездотеня и вправду звучал смущенно. – Может, это временное явление, способ для пикси акклиматизироваться в нашем мире, а может стать и постоянным карманом их мира внутри нашего. Полагаю, углубляя метафору, он может еще и лопнуть. В этом случае, как мне представляется, магия пикси просто рассеется».

Голова у Джига заболела сильнее.

«Чего ты хочешь от меня?»

«Не знаю, – рявкнул Звездотень. – Я был богом Осенней звезды, забыл? Божеством вечера, мира и покоя. Покровителем усталых и старых. Я не особенно занимался отражением вторжений пикси».

Джиг остановился так резко, что Грелл врезалась в него. Шедшая впереди Века обернулась спросить, в чем дело.

«Погоди, давай разберемся, – сказал Джиг. – Ты, бог, не в состоянии проникнуть сюда, и ты понятия не имеешь, как с ними сражаться. Однако ты ожидаешь от меня, гоблина, что я об этом позабочусь? Победить армию огров, пикси, змеечудищ и… чего они еще швырнут против нас? – а также вытолкать их маленький мир-пузырек обратно?»

Бубенцы зазвенели, так Звездотень пожимал плечами.

Джиг оглянулся на своих спутников. Хобгоблин, старая нянька, воин, который, скорее всего, пришьет самого себя, нежели врага, и дрянь-черпалка, помешанная на колдовстве. Веселенькая компания.

«Ты еще что-нибудь хочешь мне сказать, прежде чем я суну голову в петлю?»

«Века и ее приятель-хобгоблин. Они окутаны коконом магии пикси. Полагаю, они заколдованы. Вероятно, пикси наблюдают за каждым вашим движением».

Джиг помассировал череп в надежде умерить пульсацию в голове. Пальцы у него потеплели, припухнув от краткого толчка целительской магии. Боль несколько поутихла.

«Спасибо».

Он взглянул вперед, где Века нетерпеливо постукивала посохом. Шрам стоял у нее за спиной. По крайней мере, толстуха лишила хобгоблина оружия. Однако хобгоблин и голыми руками способен побить вооруженного гоблина в девяти случаях из десяти, причем десятый выпадает, только когда хобгоблин спит.

Так что любой из присутствующих либо связан приказом убить Джига, либо находится под контролем пикси, которые также с радостью прикончили бы его.

С раздраженным вздохом Века плюхнулась на пол и достала свою волшебную книгу. Та пребывала в плачевном состоянии – горстка потрепанных листков. Гоблинша выбрала один и, метнув на Джига недовольный взгляд, начала читать. У нее за спиной Грелл посасывала засахаренную поганку.

«А есть способ разрушить чары?» – спросил Джиг.

«Я не очень-то в этом разбираюсь. Они могут даже не осознавать, что ими управляют. Извини».

Джиг вздохнул.

«Полагаю, из богов мне посоветоваться больше не с кем?»

Тималус Звездотень ответить не потрудился.

6

Настоящий героизм требует мудрости, чтобы найти правильный путь; мужества, чтобы противостоять всем препятствиям; и магии, чтобы разнести эти препятствия в клочья.

Зластолистка Черное Сердце. «Тропа героя». Издание для магов

Века шла с запальной палочкой в одной руке и стиснутыми листами волшебной книги – в другой. Зажав посох под мышкой и бормоча себе под нос, она читала обтрепанные страницы. Она уже дважды заехала Брафу по физиономии и выбила у Грелл костыль из руки, но ничего не могла с собой поделать. Ей необходимо было продолжать чтение. Ибо впервые в процессе изучения таинственных заговоров и заклятий слова начали обретать смысл. Тело покалывало от магической энергии, только и ждущей высвобождения.

19
{"b":"11503","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Венецианский контракт
Не жизнь, а сказка
Следуй за своим сердцем
Тысяча акров
Как приручить герцогиню
Плен
Макбет