ЛитМир - Электронная Библиотека

Частица пепла упала на инструкцию по выпариванию чистой желчи из крысиных трупов. Гоблинша не совсем поняла, зачем кому-то заниматься подобными вещами, но столько страниц испортилось или сгорело, что у нее набралось много разрозненных лакомых кусочков подобного толка. Одна страница содержала руководство по призыванию огня из речных камней. На другой имелась пошаговая инструкция по посадке эльфийской кукурузы, для чего явно требовалась лопатка с платиново-золотым напылением и вода, собранная по утренней росе с дубовых листьев, – слишком много заморочек ради какого-то дурацкого овоща.

Века схватила другую страницу. Большая часть заклинания не поддавалась расшифровке, но, насколько она могла судить, речь шла о том, как сделать заклинающего невидимым. На полях предыдущий владелец синими чернилами нацарапал примечание: «Огнедышащий кот, охраняющий палаты Линна, явно способен видеть сквозь заклятия невидимости».

Века смяла страницу, сунула обратно в карман и взяла следующую. Не успела она начать чтение, как очередная частица пепла упала ей на запястье. Она подскочила и принялась отчаянно сдувать горячий пепел. Посох со стуком упал на пол, подняв пыль.

Джиг резко обернулся, наполовину вытащив меч из ножен. Они со Шрамом протиснулись мимо нее и возглавили отряд. Подобная наглость могла бы ее задеть, не будь она настолько погружена в чтение.

Не обращая на коротышку внимания, Века нагнулась подобрать посох. Осколки камня и грязь покрывали туннель, куда более замусоренный, чем полированные камни в гоблинском доме. Огры копали неаккуратно. В нескольких местах стены и потолок подпирали грубые деревянные балки.

Джиг так и не отпустил меча. Он ей не доверял. Века видела, как он наблюдает за ней с момента ее возвращения. Наверняка он завидовал, понимая, что чужая победа над пикси угрожает его положению. Вот почему он оттер ее и сразился со змеечудищем сам. Она бы вскоре одолела чудовище, не сунься он первым.

– Будь поаккуратнее, – сказал наконец Джиг. – Не знаю, когда эти огры вернутся, а еще неизвестно, кто прячется впереди.

– Не волнуйся, если покажутся огры, уверен, она остановит их с помощью своего могучего колдовства, – ввернул Шрам.

У Веки погорячели уши. Она поднесла догорающий огрызок поближе к страницам и спряталась в своей книге. Палочка почти догорела, остался кусочек длиной с ее большой палец. Свет скоро погаснет.

Она принялась листать, пока не нашла осветительное заклинание. Давным-давно на него попала вода и размыла середину, но большую часть еще можно было разобрать. Она уже как-то опробовала его в уединении отстойника. В прошлый раз ей удалось лишь обжечься.

Но теперь она пожирала страницу глазами.

– Всего-навсего базовая передача и усилительные чары.

Века моргнула. Она ни слова не поняла, однако фраза держалась в памяти. Мозг явно опережал знания, инстинктивно улавливая наиболее продвинутые идеи магии. Сердце у нее заколотилось. Когда загадочные инструкции прояснились, она, прищурившись, принялась разглядывать дефективный кусок страницы.

– Вероятно, здесь говорится о том, как себе обеспечить исходный источник света, типа запальной искры. Совершенно элементарное заклинание. Не столько генерирование волшебного света, сколько извлечение его из постороннего источника.

Рука, державшая запальную палочку, сжалась. Сначала надо применить связующее заклятие, чтобы подключиться к окружающей магической энергии.

– Это должно быть просто. Здесь хватит магии осветить целый мир.

– Чшш, – прицыкнула на нее Грелл, тыкая в спину гоблинши костылем.

Века ее проигнорировала. Она растопырила пальцы, рисуя на ладони магическую паутину. Серебряные нити, соединяющие кончики ее пальцев, вышли куда сильнее, чем получалось раньше.

– Это только первая часть связывания. Магию надо подсоединить к самому свету, чтобы управлять им.

Века с улыбкой разглядывала сеть. Серебряные линии не светили по-настоящему. Слова на странице не стали более четкими, когда она поднесла к ней ладонь, да и теней линии не отбрасывали. Остальные, казалось, ничего не замечали. Рука ощущалась теплой… здоровой. Она начала бормотать вторую часть заклинания, затем передумала.

– Чего морочиться? Слова бесполезны, это просто подпорки для слабоумных. – Рука дернулась по собственной воле, и серебряная сеть выгнулась наружу. Щупальце света проползло по воздуху и коснулось пламени на запальной палочке.

– Интересно, – пробормотала она. – Магия здесь более инертна. Вероятно, внешний эффект стерильной природы данного мира.

Века уставилась на ладонь, пытаясь осмыслить слова, исходящие из ее собственного рта. Более инертна, чем что? Она попыталась убедить себя, будто просто припоминает абзацы из прочитанного. Джоска любил длинные слова, многие из которых она до сих пор не понимала. Что, например, такое историческая унификация или мифологический героизм? Ну и сболтнула пару странных фраз, пока накладывала заклятия. Это часть ее растущей осведомленности, не более того.

Джоска говорил, что в процессе преодоления тропы герой станет черпать из прежде неизвестных резервов силу и мощь. Кризис просто помог ей обнаружить эти скрытые резервы.

Она хихикнула. Ей давным-давно следовало улизнуть, а не болтаться вокруг храма в ожидании, пока Джиг Драконоубийца научит ее своим дешевым фокусам.

– Что такого смешного? – поинтересовался Шрам.

Века, не задумываясь, усилием мысли толкнула пламя. Оранжевый свет спрыгнул с конца палочки, разбрызгавшись от столкновения с хобгоблинским носом. Запальная палочка погасла. Шрамов нос засветился, как дрянь-фонарь с перемоченным фитилем. Хобгоблин отскочил, треснувшись головой об стену, затем упал, все пытаясь удрать от собственного носа. Вокруг Шрама клубилась пыль.

– Что ты со мной сделала?!

– Тихо, – ласково проговорила Века. – Или ты хочешь, чтоб тебя услышали огры?

Джиг обернулся, рука снова потянулась к мечу. Туннели слегка расширялись у перекрестка, где огриный ход вливался в более крупный коридор, но Джигу все-таки пришлось протиснуться мимо Брафа, чтобы добраться до нее.

– Что случилось?

Она отшвырнула запальную палочку.

– Свет кончался. Я сделала новый.

– Сними это, гоблинша, а то я… – сказал Шрам.

Века тряхнула посохом, забренчали бусины и бубенцы. Хобгоблин съежился и отступил на шаг. При виде его страха у нее едва не вырвался злорадный смешок, но она сдержалась. Герои не хихикают.

– Успокойся, хобгоблин, – изрекла она. – В данный момент я всего лишь перекачала на тебя свет. Тебе бы хотелось еще и пламя?

Шрам скосил глаза к переносице, пытаясь разглядеть собственный нос. В оранжевом свете лицо его сделалось бледным, почти белым. В носу просвечивали темные вены, особенно вокруг ноздрей.

– Ты не можешь хотя бы чуть-чуть приглушить его? А то у меня голова болит.

– У него такой вид, будто ему в нос залетел пикси, – ухмыльнулся Браф.

Шрам шагнул к нему, и ухмылка пропала.

Века опасалась, как бы ее не разорвало от радости. Она наложила заклятие. Она подчинила магические энергии вокруг себя и запрягла их исполнить свою волю. И в процессе еще показала этому глупому хобгоблину кто здесь кто. Это его последняя колкость относительно ее способностей. Ему еще повезло, что она не сделала чего похуже.

– Свет очень сильный, – заметил Джиг.

Они оставили позади огриный туннель, снова ступив на знакомый обсидиан, и оранжевое сияние, отражаясь от скальной породы, распространялось далеко вперед и назад.

– Ни слова больше, – произнесла Века, махнув рукой в – как она надеялась – жесте щедрости. Она обернулась к Шраму, протянула руку и попыталась забрать часть света обратно себе.

Ничего не вышло. Она нахмурилась и попробовала еще раз. В книге говорилось, что налагающий заклятие будет иметь полную власть над любыми порожденными им эффектами.

– Я… я передумала, – заявила она. – Оставим хобгоблина его неудобствам. Может завязать себе лицо тряпкой, если хочет. По крайней мере, это избавит нас от его уродливой рожи.

20
{"b":"11503","o":1}