ЛитМир - Электронная Библиотека

Для гоблина, который сражался и победил приключенцев, Некроманта и даже дракона, Джиг вел себя отнюдь не геройски. Он вел себя… скорее, по-гоблински. То есть предпочитал трусить и прятаться, удирать от опасности и избегать боев, приносящих славу.

Джиг был тем, кого Джоска называл «герой поневоле». В главе десятой обсуждались различные типы героев. Лично Века имела твердое намерение сделаться легендарным героем, тем, чьи победы будут вдохновлять многие поколения гоблинского народа даже после ее ухода.

Джиг явно представлял собой иную породу. Она положила ладонь на утешительно тяжелую книгу, по памяти пересказывая себе абзац: «Герой поневоле хочет только, чтобы его оставили в покое, но не такова судьба истинного героя. Истинному герою суждены великие дела, а судьбу нелегко обмануть. Дабы сподвигнуть героя на приключения, судьба прибегает к различным приемам, наиболее распространенный из которых – разрушение его родной деревни. Также популярно убийство друзей и/или семьи. Если вы чувствуете, что рискуете стать героем поневоле, советуем вам как можно скорее отправиться бродить по белу свету. Это, может статься, ваш единственный шанс защитить родных и близких от жестокой, всесокрушающей десницы судьбы».

Да, Джиг определенно герой поневоле. Учитывая все увиденное, Джиг являлся также все-время-втягиваемым-в-драки-и-потасовки героем.

Как он пережил все, что с ним случилось в «Песни о Джиге»? Силой он похвастаться не мог. Он больше походил на ребенка, чем на взрослого гоблина. Плохое зрение еще больше ограничивало его, даже с этими смехотворными линзами. Его магия, похоже, годилась лишь для исцеления ран. Перед лицом неминуемой битвы с ограми весь его героический план сводился к бегству.

Века проплыла мимо него, высоко подняв голову и развернув плечи, чтобы излучать атмосферу уверенности. Какое бы везение ни спасало Джига в прошлом, не похоже, чтобы оно помогало ему теперь. Он не знает, что делать.

– Пойдем со мной. – Она поманила Шрама.

Судя по его молчаливому повиновению, она далеко продвинулась с тех пор, как покинула гоблинское жилище. Туннель заканчивался покатым участком, засыпанным мелким щебнем. Пол уходил вниз, и здесь легко было оступиться и упасть. Она уперлась концом посоха в противоположную стену и принялась осторожно пробираться вперед, пока не сумела заглянуть в яму.

Оранжевый свет от Шрамова носа едва достигал дальнего края провала. Ветер уносился вниз, отчего у нее, стоявшей на самом выходе из туннеля, слегка гудело в костях. Шрам остановился в нескольких шагах сзади. Его крохотные зрачки ни на секунду не отрывались от зияющей пустоты перед ними.

Века подалась вперед и попыталась разглядеть, как высоко уходит пещера. Казалось, она простирается вверх настолько же, насколько и вниз. Но не может же она тянуться вечно. Гора высока, но имеет предел. Это навело гоблиншу на раздумья, а действительно ли яма бездонная. Не то чтобы это имело большое значение: если дно достаточно глубоко, то и от обычной ямы проку не меньше. Просто «бездонная» звучит внушительнее.

Высоко вверху Века различила пересекающий пропасть арочный силуэт. Это, должно быть, мост в центре Некромантова лабиринта.

– Дай-ка нос поближе.

Шрам сделал крохотный шажок, затем сложил руки на груди, отказываясь идти дальше. Века прищурилась, стараясь разглядеть детали моста. Местами в нем зияли квадратные провалы, где блоки или плиты – из чего он там сделан? – вывалились, но сам мост по-прежнему выглядел надежным. Надо только до него добраться.

– Огры скоро будут здесь, – заметила Грелл. – Если ты закончила любоваться пейзажем, может, стоит прикинуть, как с ними сражаться?

Веку подмывало выждать. На фоне мертвых и умирающих спутников она гордо выступит и встанет посередине туннеля. Огры отпрянут, смущенные ее уверенностью. И тут она, при бьющем в лицо ветре и в драматически развевающемся плаще, грянет посохом об пол и произнесет громовым голосом: «Убирайтесь домой, глупые огры!»

Нет, недостаточно эффектно. Грянуть посохом это хорошо, но над диалогом следует еще поработать. Сесть бы с книжкой и перечитать приложение С: «Героические тирады и остроумные реплики».

Конец посоха соскользнул, и она грохнулась навзничь, отчаянно брыкаясь, чтобы не соскользнуть вниз. Однако это оказалась не самая благоразумная идея. Малейшее неосторожное движение грозило отправить кувырком в темноту даже самого могучего героя. За спиной у нее Джиг вполголоса что-то вешал на уши остальным, пытаясь выстроить какую-нибудь боевую стратегию. Не обращая на него внимания, Века отложила посох и выудила из кармана волшебную книгу. Страницы в ее руках шуршали и хлопали на ветру, стремясь вырваться, но Века держала крепко, пока не нашла сожженную страницу с заклинанием левитации. По-прежнему лежа на земле, она прижала искомую страницу локтем, а остальные запихала обратно в карман.

Для прочтения заговора пришлось сесть. Шрам отвернулся послушать Джига, но света все же хватало для беглого просмотра уцелевших слов. Быстро наложить связующее заклятие и подключиться к магии. Далее – заякорить заклятие на собственный посох. Она пропустила примечания на полях и набросок с изображением грудастой эльфийки, постигая истинную суть заклинания.

– Очередной образчик прямолинейной симпатической магии, с магическим компонентом, обеспечивающим необходимый рычаг.

Неважно, что это значит. Она засунула страницу обратно в карман плаща, взяла посох и завершила заклинание, тщательно проговаривая каждый неудобопроизносимый слог.

Шрам вскрикнул, стукнувшись головой о потолок туннеля. Паря и подскакивая в воздухе, он непрестанно вопил, значит, приложился не так уж сильно.

– Века, если мы собираемся сражаться в ограми, хобгоблин нам понадобится! – крикнул Джиг.

Она слышала топот бегущих ног, и дальний конец туннеля начал окрашиваться розовым.

– Не сейчас, – пробормотала она. – Я не готова. Поворот посоха вышвырнул Шрама из туннеля в пропасть. Его вопли становились все пронзительнее, руки и ноги беспорядочно мельтешили, словно он пытался плыть по воздуху, как по воде. Века медленно повела посохом, разворачивая беднягу, пока тот не оказался лицом к туннелю.

– Что ты делаешь? – спросил Браф.

– Спасаю наши жизни, – ответила Века. Она одарила его жесткой улыбкой и повторила заклинание.

Ничего не произошло. Она попробовала еще раз, прослеживая связку свободной рукой, затем присоединив Брафа к своему посоху. Он должен был вылететь наружу и присоединиться к Шраму в пропасти. Заклятие наложено правильно. Почему он не летит?

– Твоя работа? – спросил Джиг, указывая на Шрама.

Она кивнула.

Джиг посмотрел на приближающийся свет, затем снова заглянул в яму. Вогнав меч в ножны, он поплелся к концу туннеля, бормоча: «Ненавижу магию». Дойдя до края, коротышка подобрался и прыгнул. Руки его намертво сцепились на поясе у Шрама, ноги защелкнулись вокруг коленей хобгоблина.

– Слезь с меня, глупый гоблин!

– Не извивайся, а то я упаду, – взвизгнул Джиг. – Хочешь, чтоб я еще и зубами вцепился?

Шрам замер. Мудрый выбор, учитывая, где оказалось лицо Джига.

– Подтащи его ближе к туннелю, – крикнул коротышка Веке. – Если мы все ухватимся друг за дружку, ты сможешь поднять нас к мосту?

Это был ее план! Чего Джиг раскомандовался?! Она нахмурилась, пытаясь выдумать причину, почему это не сработает. Но ей не составит труда поднять лишний вес, а мост не так уж далеко. Вероятно, получится, черт его побери.

Она отвернулась.

– Грелл, ты следующая, – быстро сказала она, прежде чем Джиг успел принять решение.

Старуха заткнула костыли за пояс и подхромала к краю туннеля. Века крутанула посохом, подводя Шрама с Джигом ближе… ближе… Хобгоблин протянул руки, пытаясь ухватиться за скалу. Века крутанула его вокруг оси еще раз, крепко приложив головой о камень.

– Чтоб я этого не видела, ты!

Она слегка опустила его, и Грелл наполовину шагнула, наполовину свалилась с обрыва. Руки ее обхватили Шрамову шею, а одной ногой она заехала Джигу в ухо.

22
{"b":"11503","o":1}