ЛитМир - Электронная Библиотека

Пронзительный вопль раскатился по яме, и на мгновение ей показалось, что Джиг сорвался. Она застыла, пытаясь разобраться, следует ли ей испытывать вину или облегчение. Может, того и другого понемножку? Но крик повторился, и она сообразила, что он слишком громкий и слишком высокий для гоблинской глотки.

– Века, у нас проблема, – прокричал Джиг. Отодвинув их движением посоха, она заглянула в яму. Из глубины, тяжело хлопая крыльями против ветра, к ним поднималась гигантская летучая мышь.

– Эй, там, гоблин! – В поле зрения появились два огра. Один указал грубым деревянным копьем на нее и Брафа. – Мы пришли за Джигом Драконоубийцей.

Века испытала такое чувство, словно огр двинул ей кулаком под дых.

– За Джигом? – пискнула она. – Вам нужен Джиг? Это я делаю всю работу!

Браф протиснулся мимо нее и прыгнул. Она была слишком потрясена, чтобы поинтересоваться, не промахнулся ли он. После всех ее подвигов ограм нужен Джиг. Она здесь герой, а не он. Это она повелевала магическими энергиями. Разве они не видят парящего в пустоте светящегося хобгоблина?

– Века! – крикнул Джиг. – Мышь!

– Зачем вам Джиг? – спросила она.

– Королева желает говорить с ним.

Два огра двинулись вперед. Пикси пока не показывалась.

– Века, прекрати маяться дурью и сделай что-нибудь с этим нетопырем, – рявкнула Грелл, и тон ее был столь резок, что Века повиновалась не задумываясь.

Второй огр протиснулся мимо своего товарища.

– Джиг там, в яме. Убей жирного гоблина и хватай заморыша, пока не удрал.

«Убей жирного гоблина». Она всего лишь помеха, которую надо отбросить в сторону. Клыки воткнулись в щеки, а руки задрожали от великой несправедливости всего происходящего. Что бы она ни сделала, никакие ее подвиги не сотрут из памяти обитателей горы великого Джига Драконоубийцу. Ни победа над пикси, ни повелевание силами, которых Джиг даже не понимает, – все это не имеет не малейшего значения. Она ничто. Никто.

Мышь в яме напомнила о себе писком и порывом ветра от биения мощных крыльев. Тварь зависла рядом со Шрамом и остальными. Когти длиной с Векину руку потянулись к Брафу. Тот висел в самом низу грозди, зацепившись своим Багроклыком за пояс хобгоблина.

Здоровяк беспомощно дрыгал ногами, едва не срываясь.

– Джиг, помоги!

Века завизжала и дернула посохом, отодвигая Шрама и гоблинов. Одновременно она вытянула свободную руку, согнув пальцы, как когти. Магия бурлила у нее в ладони, пока она привязывала к себе нетопыря, проталкивая связующее заклятие в тело животного. Наконец ее сила запульсировала в каждой вене, каждой косточке, каждой капельке крови. Ее воля магической паутиной сомкнулась вокруг мыши, контролируя каждое движение твари.

Века закрыла глаза и оттолкнулась от края туннеля. Она по-прежнему видела, только теперь глазами летучей мыши. Нетопырю она представлялась резко очерченным силуэтом, летящим по дуге в пустоту, и подлететь под нее не составляло труда.

Жесткая шерсть воняла невыносимо, поднятый крыльями ветер едва не унес ее вниз, но Века ухитрилась вцепиться в жилистое основание крыла. Подтянувшись, толстуха оседлала жертву и стиснула ей бока коленями. На одно ужасное мгновение показалось, что мышь не выдержит, но это животное создавалось в расчете на добычу куда крупногабаритнее Веки. Наездница открыла глаза, и ее собственное зрение наложилось на черно-белое мышиное. Никогда еще она не видела так остро, а по сравнению с нетопырьим слухом гоблинские уши казались слабыми и хилыми, наподобие человеческих. Она слышала каждый шаг огров, каждое прошептанное Шрамом ругательство – все.

Головокружительная радость бурлила в ней. Века изо всех сил старалась не засмеяться, опасаясь, что остановиться уже не сможет. Даже Джиг смотрел на нее во все глаза, на его костистом лице читались страх и благоговение.

Пусть Драконоубийца только попробует присвоить себе заслугу этого спасения. Ей больше никогда не придется терпеть насмешки дозорных гоблинов и презрение хобгоблина. Она – Века Летящая-на-Нетопыре. Она… она…

Она не имела ни малейшего понятия, как получилось последнее заклятие. Мышь дернулась в сторону, пытаясь вырваться из-под ее контроля. Она перестала охотиться за Шрамом и остальными и просто хотела убраться отсюда подальше, попутно избавившись от повисшего у нее на спине гоблина.

– Нет, лети наверх, к мосту, глупое животное! – Века повела посохом, подняв остальных повыше. Почему мышь не повинуется? – Ну конечно. Она же не понимает слов. Придется управлять ее действиями.

Сначала надо опереться на инстинкты. Гигантские нетопыри не блещут интеллектом. Когда Века первый раз внушила твари подлететь снизу, та приняла команду за собственное желание и послушалась. Стоило только задать движение, и нетопырь продолжал лететь, пока что-нибудь его не отвлекало.

Нужно что-то вроде приманки. Толстуха заставила мышь поднять голову, сосредоточив внимание твари на Шраме и остальных. В то же время она увеличила скорость крыльев, поднимая животное выше.

– Ты хочешь их съесть, ты, уродливая, грязная, вонючая тварь. Съешь их!

Мышь, похоже, медленно уловила мысль и пошла вверх. Мимо, едва не задев Векино плечо, пролетело копье. Огры стояли на краю туннеля и таращились на нее.

Века переместила Шрама повыше, вертя его так и этак, чтобы удержать интерес хищника.

– Умница, – приговаривала она. – Ты голодна. Ты бы лучше хорошенько закусила, чем про меня думать.

– Поторопись, гоблинша, – крикнул Шрам. – У меня руки-ноги отрываются, а если этот придурок Браф не перестанет вертеться, я останусь без штанов!

В приступе вдохновения Века направила их к стене ямы, и сейчас они висели прямо над ограми. Если те попытаются метнуть копья, то наверняка свалятся вниз. Пока она держит спутников у самой стены, они в безопасности. «Если только на нас не спустят пикси».

На полпути к мосту у нее перед глазами что-то мелькнуло. Гоблинша зажмурилась, положившись на чувства мыши. Она теперь видела куда лучше, чем когда-либо. В стене прямо перед Шрамом и гоблинами открылась трещина, еще один туннель. На краю его возник огр и бросил в яму тонкую веревку. Петля захлестнулась вокруг Шрама и остальных, подтягивая их к устью туннеля.

Не успела Века и рта раскрыть, как вторая веревка прижала ее к мыши. Она чувствовала, как бьется полу задушенная тварь, пока веревка затягивается у нее на горле.

Наездница попыталась заставить свою жертву быстренько сдать назад, сдернув огра в пропасть, но та уже устала нести седока и слишком ошалела, чтобы повиноваться. Чем отчаянней она боролась за дыхание, тем быстрее расходовала небольшой запас воздуха, оставшийся в легких. Вскоре Века уже приближалась, раскачиваясь, к стене пропасти, крепко принайтованная к обмякшему нетопырю. Первой ударилась о стену мышь, смягчив удар для наездницы. Века шевельнула посохом, пытаясь сдернуть второго огра посредством Шрама, но сил не хватило. Да будет так. В сражении больше героизма, чем в перманентном улепетывании. Она покрепче стиснула посох и приготовилась к бою.

7

Держи врагов близко, а друзей еще ближе. Таким образом, друзья оказываются между тобой и твоими врагами.

Гоблинская поговорка

Обычно Джигу удавалось молниеносно просчитать варианты и вычислить наилучший выход из любого положения, в какое бы его ни швырнула жизнь. Однако проделать это, когда лицо у тебя прижато огриной веревкой к жесткой кожаной куртке Шрама, оказалось значительно труднее. Неизвестно, что хобгоблин носит на поясе, но всякие кошели и инструменты непрестанно кололи Джига в грудь и под мышку. И сырный запах Греллиной правой ноги, в данный момент покоившейся у Шрама на бедре, так близко, что Джиг мог лизнуть ее сандалию, комфорта не добавлял.

Все посетившие его голову идеи вертелись вокруг того, как им предстоит умереть. У огра на поясе висела большая секира – чем не вариант? Хотя огры славились тем, что любили приканчивать врагов голыми руками. Еще они могли просто тянуть и тянуть веревку, пока она не задавит Джига и остальных до смерти, хотя это, вероятно, доставит ограм меньше удовольствия.

23
{"b":"11503","o":1}