ЛитМир - Электронная Библиотека

Несколько раз Джиг ощущал движение воздуха, отмечавшее другие коридоры. Из одного долетел звук капающей воды и тяжелый, тошнотворно сладкий запах плесени. Другой дохнул на кожу сухим теплым воздухом, несшим запах паленого рога. Возле этого коридора Клякса встрепенулся и наполовину сполз по Джиговой руке. Тот чувствовал, как огневка переминается, словно готовый спрыгнуть и убежать. Джиг погладил паука по мохнатой спинке, подбадривая питомца.

– Держитесь, – сказала Рамма и негромко хохотнула. – Мы не хотим, чтобы наши гости передохли прежде, чем познакомятся с тетушкой Трокель.

Джиг слушал, как Рамма потрусила вперед, гадая, что она имела в виду. То, что он и остальные нужны им живыми, стало лучшей новостью за последние дни.

Единственными звуками оставались шлепанье босых ступней Раммы по каменному полу и хриплое с присвистом дыхание по-прежнему бесчувственного Брафа. Судя по этому звуку, нос у него до сих пор толком не зажил.

«Вели ему прекратить ковырять в носу, может, полегчает», – посоветовал Звездотень.

Громкое шипение и сухой скрежет чешуи о камень прервали шаги огрицы. Джиг различил приглушенный стук, словно кулаком ударили по матрасу.

– Ах ты мелкая… – проворчала Рамма. – Вот тебе.

Шипение сделалось громче, в нем проступила паника, затем оно резко оборвалось с хрустом переломленной кости.

– Мои уши подводят меня, или твоя подруга только что сцепилась со скальной змеей? – уточнила Грелл.

– Они любят охотиться в этих туннелях, – ответил Арнор. – Помногу не собираются, но между лагерем и этим местом всегда найдется несколько штук.

А огры нечувствительны к большинству ядов, что делает скальных змей идеальными стражами… ну, если вас не беспокоят дырки от клыков. Едят скальные змеи практически все, даже червей-падальщиков. Не раз Джига спешно вызывали на помойку исцелять какого-нибудь ничего не подозревавшего кухонного гоблина, который вылил забродившие остатки еды и вдруг оказался лицом к лицу с разъяренной, пусть и несколько неаппетитного вида, скальной змеей.

Стоило об этом подумать, и запах напомнил ему ароматы помойки дома. Сильнее и гаже, но в основе те же нечистоты.

Огры отшвырнули с дороги еще двух скальных змей, прежде чем вся процессия достигла конца туннеля. Джиг различил оранжевое пламя факелов и услышал голос, окликнувший:

– Кто там?

Оба огра произнесли свои имена одновременно и сердито зыркнули друг на друга. Они походили на молодых гоблинов, соревнующихся за внимание вождя.

– Позовите мою маму, – добавил Арнор.

Они остановились в широком, со сводчатым потолком гроте перед главной пещерой, которой позавидовало бы и гоблинское логово. Несколько маленьких костров освещали пространство, но вонючий дым валил так густо, что гоблинов замутило. Большая часть миазмов собиралась под потолком пещеры, а затем просачивалась в щель слева от Джига.

Толстые обсидиановые колонны высились там и сям по всему помещению. Огры соорудили укрытия, натянув занавески из грубой ткани вокруг нескольких колонн побольше. По прикидкам Джига, здесь обитало не больше дюжины особей. Те немногие, кого он заметил, показались ему усталыми, грязными и очень голодными. Коротышка утешал себя тем фактом, что Шрам гораздо мясистее его, к тому же хобгоблин уже удобно отправлен в нокаут и готов к поджариванию.

Браф закашлялся, его вырвало. Арнор уронил грязную ношу, и здоровяк жестко приземлился на пол.

– Что за вонь? – пробормотал он.

Рамма указала на открытую дверь в дальней стене пещеры. Куски деревянной коробки и ржавые петли по-прежнему лепились к камню.

– Все трещины, куда вы, гоблины и хобгоблины, сбрасываете отходы, проходят рядом с этой пещерой. Кое-что годится для костра.

– Даже гоблинское дерьмо горит, если его сначала высушить, – подала голос старая, сгорбленная огрица, вероятно мать Арнора. Костяшки пальцев у нее распухли и отекли. На толстой металлической цепи на шее висела небольшая, затененная лампа. При таком искривлении позвоночника фонарь никак не касался тела. Пламя, наверное, даже помогало ей не замерзнуть. Дуновение сладковатого дыма сообщило Джигу о присутствии в ламповом топливе некоторых пикантных добавок.

– Тетя Трокель, – начала Рамма, но продолжить не успела.

– Мы нашли этих гоблинов, когда они убегали от пикси, – выпалил Арнор. – Мы с Раммой заметили их, когда они поднимались из пропасти, и…

– Я говорила, их надо убить, – встряла Рамма, – а он…

– Ты просила разузнать обо всех странностях пропасти, – перебил Арнор, сердито зыркая на Рамму. – Это…

– Заткнитесь. Оба. – Трокель шагнула вперед и хмуро воззрилась на гоблинов. Кончики пальцев у нее при ходьбе волочились по полу.

– Извините, тетя Трокель, – сказала Рамма.

Арнор в тот же момент произнес:

– Извини, мама.

– Я говорила вам, что хочу знать обо всем происходящем в яме, – продолжала Трокель, и голос ее становился все пронзительнее. – Я не велела вам притаскивать гоблинов домой.

– Он – хобгоблин, – ткнул Браф пальцем в сторону Шрама. Грелл отвесила ему подзатыльник прежде, чем он успел ляпнуть что-нибудь еще.

– Они поднимались из пропасти, – сказал Арнор. – Я подумал, мы могли бы расспросить их о том, как обстоят дела дома.

– Они убегали от пикси, – сурово возразила Трокель. – Ты не подумал, что таким образом рискуешь привести их прямо к нам?

– Я тебе говорила. – Рамма ткнула Арнора локтем в бок.

– А ты пошла с ним, – осадила ее Трокель. Рамма вспыхнула и сердито зыркнула на Джига. В это мгновение коротышка понял, что сейчас произойдет. Он слишком часто оказывался козлом отпущения. Огры больше и сильнее гоблинов, а их семейное устройство не поддается осмыслению, но читавшиеся на лицах Раммы и Арнора унижение и ярость являлись универсальными. Пристыженные на глазах у всех, они, словно гоблины, получившие нагоняй от вождя, теперь станут искать жертву – того, на ком они смогут выместить свою ярость, чтобы снова почувствовать себя могущественными и сильными.

Сколько раз Джига пинали, гоняли, мучили и дразнили из-за того, что более крупного гоблина поймали за бездельем на посту…

– Ты хочешь, чтобы я… – Арнор шагнул к гоблинам.

– Нет, я… – перебила Рамма.

Джиг уже не стоял. Он схватил Брафа за руку и сказал:

– Встань у меня за спиной.

Браф вытаращился на него. Джиг выхватил меч, взмахнув клинком перед носом у Брафа, так что тот неловко отпрянул. Джиг развернулся, размахивая мечом перед тремя ограми.

– Просто убейте их, и покончим с этим, – рявкнула Трокель. Ее перекосило от досады при виде Джигова меча. – Оставьте тела возле пропасти. Пусть выглядит так, словно они бросились друг на друга.

– Не сработает, – заявил Браф. – Пикси ни за что не поверят, будто мы перебили друг друга безо всякой причины.

Джиг, не оборачиваясь, ответил:

– Непременно поверят. Мы ж гоблины.

Арнор потянул из-за пояса топор. Рядом с ограми и их оружием меч Джига выглядел кухонным ножиком.

– Но они не поверят этому, когда Браф с воплями побежит по туннелю, – продолжал Джиг, молясь, чтобы здоровяк понял. Он бы предпочел хобгоблина. Но Шрам с Векой валялись без сознания, Грелл слишком медлительна, а если побежит он сам, то остальные, вне всякого сомнения, последуют его примеру. Поэтому Джиг сжал меч обеими руками и стиснул челюсти, чтоб не дрожали. – Иди, Браф. Мы с Грелл задержим огров. Ты расскажешь пикси, где они могут раздобыть несколько лишних рабов. Вероятно, путь к отступлению лежит через один из туннелей на дальнем конце пещеры. Уверен, пикси летают достаточно быстро и сумеют их поймать.

Он зыркнул на Трокель, та не шелохнулась.

– Так мы погибнем все.

Арнор взглянул на Трокель.

– Мам?

Рядом с ним Рамма вытащила свое оружие и отступила в сторону.

Грелл прохромала вперед, и ее костыль звякнул о клинок Раммы.

– Подожди-ка здесь, девонька, пока твоя тетушка не скажет тебе, что делать.

– Пикси все равно убьют вас, – сказала Трокель. – Они намерены перебить всех обитателей горы до последнего. Мой же мальчик сделает это быстрее их. Убери меч, и он с моей племянницей прикончат вас троих так, что вы даже не заметите.

25
{"b":"11503","o":1}