ЛитМир - Электронная Библиотека

Слова казались далекими и нереальными. Горло саднило, будто она проглотила угловатый камень.

– Я ходила к Джигу за помощью!

Сколько раз она представляла себе день, когда он разглядит ее талант и поделится с ней секретами своей магии, обучая вещам, которыми никогда не делился ни с каким другим гоблином.

Он наконец разглядел ее талант, и увиденное его ужаснуло. Джиг не был героем. И наставником тоже. Какой наставник станет планировать убийство собственного подмастерья? Даже если официально она никогда не являлась его ученицей.

Но задрыге не повезло. Он допустил ошибку, прикончив сперва хобгоблина. Века больше не беспомощная дурочка, какой ее все считали. Она вернется туда и покажет Джигу Драконоубийце, на что способна настоящая магия. Она…

Века взглянула на свои ноги – те отказывались сдвинуться с места. Она ущипнула себя за бедро и поморщилась. Почему она не в состоянии пошевелиться?

Гоблинша попробовала ради эксперимента шагнуть назад, в сторону бездонной пропасти. Ноги повиновались, но при новой попытке двинуться вперед мышцы опять закостенели.

– Что со мной не так?

Наверное, какое-то заклятие. От Джига вполне можно ожидать подобного. Века развернулась и попыталась пойти в его сторону задом наперед, но тело снова взбунтовалось. Бежать она могла, а вернуться и встретиться с ним в честном бою – нет.

– Если ты попытаешься драться с Джигом Драконоубийцей, тебя убьют – либо сам Джиг, либо разыскивающие его пикси, – прошептала она.

Рука сама поднялась и коснулась ее губ. Голос был ее, но она не могла сказать ничего подобного. Впрочем, замечание дельное. Учитывая, что пикси обыскивают пропасть, в скором времени они обнаружат туннель.

– Намерения у Джига благие, но из-за него погибнут все гоблины до единого.

Это ее рот. Ее голос. Она едва не прокусила себе пальцы, когда попробовала ухватить зубы и не дать себе говорить дальше.

Она подождала, пока голос закончит, и спросила:

– Что происходит?

– В данный момент ты стоишь в туннеле с пальцами во рту.

Интонация была слегка смазанная, ударения падали на другие слоги, а предложения сливались так, что все звучало как одно длинное слово. Тот факт, что пальцы она по-прежнему держала во рту, также не способствовал четкости произношения.

– Кто ты? – Она сложила руки и собралась. Ноги у нее дернулись, но она напрягла мышцы. Может, она и не способна пойти обратно к остальным, но вполне сумеет заставить себя не двигаться. – Я не двинусь с места, пока не получу ответы на некоторые вопросы.

– Прекрасно. Меня зовут Сниксель, – произнес раздраженно ее собственный голос. – Я тот, кто помог тебе наложить осветительные чары на твоего приятеля хобгоблина. Я тот, кто провел тебя через заклинание левитации. Я тот, кто помог тебе захватить контроль над тем нетопырем, который хотел тебя съесть. Я тот, кто пытается спасти тебе жизнь, кто может научить тебя куда более могущественной магии, но только если ты отсюда уберешься. Мертвых учить гораздо труднее.

Века было заспорила, но губы отказывались разомкнуться. Шейные и лицевые мышцы начало сводить судорогой, пока она боролась сама с собой.

Со стороны пропасти туннели начали заполняться бледным фиолетовым свечением.

– Пикси.

Она не поняла, кто это сказал – она или Сниксель.

Века нахмурилась.

– За нами летел розовый пикси, а не фиолетовый.

– Значит, их там два. Цвета, накладываясь друг на друга, дают новые оттенки. Вы, гоблины, что ли вообще ничего не знаете? Если в ваш мир посылают еще одного пикси, должно быть, твой приятель Джиг им и вправду нужен.

Камень в горле сделался жестче при упоминании о Джиге.

– Почему он?

– Послушай, если я пообещаю ответить на твои вопросы, ты соблаговолишь убраться из туннеля? Немного не доходя досюда, мы миновали расселину у самого пола. Ты сможешь в ней спрятаться.

– Герои не прячутся, – заявила Века. – Если пикси явились за Джигом, меня они не ожидают. У меня будет преимущество внезапности.

– Уверен, оно послужит тебе огромным утешением, когда твои кости начнут прорастать сквозь кожу. Пойми, как бы они ни удивились, они либо убьют тебя на месте, либо перехватят у меня управление и заставят тебя броситься в пропасть или биться головой об стену, пока череп не треснет. Ты можешь бороться со мной, но им ты сопротивляться не в состоянии. Ты действительно хочешь встретить свой конец подобным образом?

– Я могу…

– Не можешь, – отрезал Сниксель. Он говорил абсолютно уверенно. – По крайней мере, пока. Ты не сможешь спасти свой народ, будучи мертвой. Ты вправду думаешь, что царица пошлет на охоту в твоем мире кого-либо, кроме сильнейших своих воинов?

Века неохотно позволила Сникселю управлять своими ногами, торопливо вернувшись ненамного назад. Место отличал запах влажных водорослей. Гоблинша распласталась на полу, нащупывая очертания провала – неровную трещину на краю пола.

Она даже не заметила ее тогда. Сниксель, должно быть, подключился к ее органам чувств уже некоторое время назад.

Она должна пролезть, хотя будет тесно. Грунт внутри уходил под острым углом вниз. Она слышала, как сверху журчит вода. Расселина простиралась также и вверх.

– У гоблинов имеется правило выживания в незнакомых туннелях. – Века поплотнее завернулась в плащ и просунула ноги в дыру. – Правило, как определить, какие из них опасны.

– Какое же это правило?

– Они все опасны. – Она проползла поглубже, скривившись, когда бедра и живот заскреблись о камни.

К этому моменту приближающиеся пикси сделались настолько яркими, что она начала различать отдельные цвета. Левая сторона туннеля приобрела розовый оттенок, а правая голубой. Если они обнаружат ее здесь, наполовину торчащей из дыры, им не понадобится нападать. Она умрет от стыда.

Подошвы ее башмаков коснулись дальней стенки расселины. Она протиснула пальцы мимо живота и подтянулась. Ноги ее искали опору, какую-нибудь зацепку, которая позволила бы протащить тело дальше. Дело обстояло хуже, чем когда группа гоблинов постарше пригрозила заткнуть ею дырку в сортире.

Нет, по зрелом размышлении, сейчас положение много хуже.

Рука у нее соскользнула, ободрав кожу на костяшках пальцев. Стиснув зубы, она потянулась дальше вниз и попробовала снова, напрягаясь и дергаясь.

Край расселины царапнул ее по животу, и она наконец протиснулась внутрь. Она зацепилась за скалу, пока ноги нашаривали опору. Трещина уходила вниз под углом, туннель остался сверху. Внизу журчала вода. У Веки сразу начала намокать одежда.

– Они уже почти здесь, – шепнул Сниксель. Без предупреждения она отпустила руки. Только контроль чужой воли не дал ей раскрыть рот и заорать, когда она заскользила во тьму.

Движение прекратилось почти сразу, она ударилась ногами о камень. Тут было слишком тесно, чтобы по-настоящему упасть. Угол становился все круче. Века лежала на животе, глядя вверх на светящуюся трещину, а одна нога у нее болталась в пустоте. Вторая, прижатая к камню, удерживала тело на месте.

Свечение пролетающих пикси ненадолго озарило расселину. Камень покрывали вода и бурый налет. Быстро оглядев себя, путешественница выяснила, что аналогичный налет покрывает теперь плащ и башмаки. Она дождалась, пока свет пропал, и толкнулась вверх.

– Куда ты? – прошептал Сниксель.

– Пикси ушли. Я выбираюсь наружу.

– Будут другие. Пикси и еще хуже. Теперь, когда прибыла царица, они утроят бдительность.

– Царица?

– Она здесь. Вот почему они должны поймать Джига Драконоубийцу.

Тут Века решила, что следующий, кто упомянет имя заморыша, получит нож в брюхо.

– Почему всем…

Челюсти у нее захлопнулись. Она расслышала, как Сниксель сквозь сжатые губы произнес:

– Здесь небезопасно. Нам надо забраться поглубже. Тогда и поговорим.

Руки и ноги стыли в ледяной воде, а намокший плащ тянул книзу. Стиснув зубы, она уперлась руками в грубый камень и опустилась ниже, отыскивая опору для ног на скользких от ила камнях.

28
{"b":"11503","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Капитан жизни. История self-made миллионера, который встал у руля своего успеха
Красота – это горе
Когда извинений недостаточно
Мастер и Маргарита
Тень ингениума
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Похищенная страсть
Мой бодипозитив. Как я полюбила тело, в котором живу
Depeche Mode