ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока она лезла, у нее заурчало в животе. Когда она ела в последний раз? Желудкам героев не полагается урчать. Разумеется, героям также не полагается, извиваясь, протискиваться вниз по темным, тесным и мокрым норам, разговаривая самим с собой и надеясь, что друзья не явятся с намерением заколоть их в спину.

Пальцы соскользнули. Она больно ударилась, приземлившись в мелкую лужу на карнизе. Скала обрывалась у лодыжек. Одежда промокла насквозь, а Века закрыла глаза и попыталась взять себя в руки. Наконец она почувствовала, что сможет заговорить, а не завизжать, и произнесла:

– Мы уже глубже.

Сниксель не спорил. Может, уловил что-то в ее голосе.

– Я не слышу плеска внизу, значит, вода наверняка стекает до самой пещеры пикси.

Века прислонилась головой к камню.

– Мы удираем от двух пикси, чтобы свалиться на голову целой армии?

– Большинство занято сопровождением царицы в ее новый дом. В пещере по-прежнему небезопасно. Несколько огров бродят на свободе, не говоря уже о вас, гоблинах и хобгоблинах. Все беспокоятся о царице, и, куда бы ни вел этот водосток, нам, скорее всего, удастся выбраться наружу незамеченными.

– Зачем вам Джиг? – спросила Века.

Она почувствовала, как Сниксель управляет ее рукой, проделывая знакомые движения связующего заклятия. Она узнала схему: он пытался создать свет.

– Без толку, – сказала она ему. – Без источника света заклятие не…

Пальцы ее засветились изнутри мягким зеленым светом. В кисти руки проступили темными тенями кости и вены.

– Вот почему они хотят поймать Джига Драконоубийцу, – ответил Сниксель. Века подозревала, что данному заявлению полагалось прозвучать драматично, но оно вызвало у нее лишь раздражение. – Вот почему им понадобилась бы и ты тоже, пронюхай они, на что ты способна.

– Правда? – Сознание того, что пикси станут ее ловить, слегка приподняло толстухе настроение. Она уставилась на свою руку. – Они хотят, чтобы мы давали свет? По-моему, это для них и так не проблема.

– Магия вашего мира повинуется иным законам. Она богаче, мощнее нашей, но при этом неподатлива. Осваивать здешнюю магию – все равно что учиться дышать камнем.

– Ты один из них, не так ли? – констатировала Века, поворачивая руку. У нее даже когти светились.

– Я использовал себя в качестве источника света, – уклончиво отозвался Сниксель.

Драконья пещера. Когда они со Шрамом отправились шпионить за пикси, встреченный ими в туннеле представитель волшебного народца имел точно такой же зеленый цвет. Но она помнила, что победила его. Она рассказывала остальным, как одержала над ним верх.

– Ты изменил мои воспоминания о событиях в пещере Штраума.

– Нет, это ты сделала абсолютно самостоятельно, – возразил Сниксель. – Ты замахнулась на меня посохом. Именно тогда я заколдовал тебя. К тому времени, как вы вернулись к остальным, ты, должно быть, убедила себя, что убила меня. Мы управляем телом, а не сознанием. Ваши мысли и чувства нам неподвластны. Ну, царица и не такое может, но остальные – нет.

Века покачала головой.

– Я помню, как попала по тебе, а потом…

– Ты задела мне кончик крыла. Затем ты отвернулась и потащила своего друга из туннеля наружу.

– Он мне не друг. – Тогда почему она дала себе труд его вытащить, если только это не было делом рук Сникселя? Должно быть, он заколдовал их обоих. – Вот почему Грелл зарезала Шрама. Они догадались, что ты управляешь нами.

– Видимо догадались, – согласился Сниксель. – Джиг умнее, чем я думал.

Джиг вовсе не видел в ней угрозу. Он не боялся ее. Он боялся Сникселя и пикси. Века для него – ничто. Так же как и для любого другого гоблина.

– Почему ты нас отпустил? – спросила она бесцветным тоном. – Почему не передал нас своей царице, когда тебе представился такой шанс?

– Я… – Сниксель замялся.

У нее зашевелились лопатки. Спустя секунду она осознала, что это жест пикси. Должно быть, он складывал и расправлял крылышки. Нервный тик?

– Я недостаточно сильный, – признался он. – Если бы я попытался принудить вас обоих, боюсь, вы бы вырвались. Я решил дать тебе и хобгоблину возможность уйти обратно и попытаться узнать о вас побольше. Вдруг удалось бы выяснить нечто особенное, и это помогло бы мне заслужить расположение царицы. Я и вообразить не мог, что ты владеешь ключом к магии этого мира.

Ее волшебная книга.

– Так вот почему ты спрятал меня от других пикси, – протянула она. – Для себя приберег.

– Отведи я тебя к царице, она бы наградила нас обоих, – зачастил Сниксель. – Века, если ты нам поможешь, царица явит милосердие. В настоящий момент она планирует зачистить гору, перебить всех гоблинов и хобгоблинов до единого. Пойдем со мной, и, может быть, она сохранит твоему народу жизнь.

Века покачала головой. Ей не понравилось, как прозвучало это «может быть».

– Посмотри, чем я уже с тобой поделился, – продолжал Сниксель. – Представь себе, чего мы могли бы добиться. Ты умеешь подключаться к магии своего мира. Я могу научить тебя использовать эту силу для спасения твоего племени. Джиг Драконоубийца хочет с нами воевать. Царице это не понравится. Она прикажет убить вас всех. Она пошлет еще пикси в туннели, и…

– Я думала, вы не способны здесь колдовать, – перебила Века. – В наших туннелях должно быть безопасно.

Она нахмурилась. Если это правда, двое пикси, пролетевших наверху, ничего бы ей не сделали.

– Я не способен, – признал Сниксель. – Но сильнейшие из нас умеют заворачиваться в кусочек магии нашего мира, покидая безопасный дом. Это как магическое одеяло. По крайней мере, у них достаточно силы для сражений с вами, гоблинами. Вскоре наша магия заполнит всю гору. Тогда все ваше племя будет уничтожено, если только ты мне не поможешь.

– Я понимаю, чем ты занимаешься, – покачала головой Века. – Это «Искушение героя».

– Что?

– Джоска все об этом написал. Это часть «Нисхождения», где героя искушают сойти с тропы, привлекая обещаниями могущества и славы. Ты пытаешься хитростью заставить меня предать моих спутников.

– Тех самых, которые хотели заколоть тебя в спину?

Хороший аргумент.

– Ты нужна нам, Века, – мягко произнес Сниксель. – Запас силы, которую мы можем принести из нашего мира, имеет предел. Мы изгнанники, все до единого, и при попытке вернуться нас убьют. Мы должны научиться жить в вашем мире. Помоги нам, и ты станешь спасителем народов. И нашего, и вашего.

Не успела Века ответить, как снизу раздался громкий рык.

– Что это? – заинтересовался Сниксель. У Веки екнуло под ложечкой.

– Туннельный кот.

От вслух произнесенного имени зверя у нее пересохло во рту. Она едва не описалась, а это, учитывая, что хищник кружил внизу, только ухудшило бы ситуацию.

Каменная труба представляла для туннельных котов идеальное место охоты. Они почти не боялись воды, а лапы их находили зацепку даже на самом гладком камне. Добыче крайне трудно убежать в таком узком и коварном месте.

– Ты можешь управлять туннельным котом? – спросила Века. – Как летучей мышью?

Сердце у нее забилось при мысли о возвращении в гоблинское логово верхом на собственном ручном туннельном коте. Она почти слышала перепуганные вопли разбегающихся гоблинов. Может, хобгоблины и умеют дрессировать мохнатых тварей, но Века-то станет ими повелевать. Она…

– Нет, – ответил Сниксель, одним слогом разбив ее фантазии вдребезги. – Мне надо его видеть.

– Пока мы его увидим, он мне уже ноги отгрызет.

– Я мог бы помочь по-другому, – предложил Сниксель, – но тебе придется выбирать. Спаси нас. Спаси нашу царицу. Взамен я постараюсь спасти тебя и помогу сберечь твой народ. Если нет, ты и остальные гоблины погибнете.

Века колебалась. Джоска совершенно однозначно высказывался о судьбе так называемых героев, которые поддавались искушению. Нет, противостояние искушению почти всегда являлось правильным выбором. Хотя в данном случае пренебрежение им, похоже, равнялось смерти, и это не могло быть правильно.

29
{"b":"11503","o":1}