ЛитМир - Электронная Библиотека

Века кивнула.

– Согласно легенде, наша гора вообще создана одной лишь магией.

Она щелчком смахнула улитку с руки и отодвинулась от воды, поморщившись от ломоты в затекшей спине и плечах. Не отпуская водорослей, толстуха начала спускаться с карниза. Здесь расселина делалась почти вертикальной.

– Джиг все равно попытается воевать с вами. Он такой.

Сниксель затряс головой.

– Если он станет воевать, то обречет вас всех на смерть.

– А если…

– Меньше говори, больше лезь, – рявкнул Сниксель. – Пикси наверняка уже поймали его. – У гоблинши беспокойно дрогнули лопатки. – Если они приведут его к царице прежде, чем туда доберемся мы…

– Я так не думаю, – возразила Века. – С Джигом все не так просто.

Мысли понеслись вскачь. Заморыш как-нибудь спасется. Он всегда спасается.

Ее учитель, похоже, не обратил на эти слова внимания.

– Видишь? Там, внизу. – Вверх плыли золотые искры, некоторые почти касались Векиных ног, прежде чем исчезнуть. – Мы почти дома. Я не уверен, откуда они исходят, но будь осторожна.

У Веки забилось сердце. Она знала, как ей поступить. Надо остановить Джига, пока он не обрек их всех на смерть.

Расслабив ноги и держась за водоросли, она заскользила к дыре у основания скалы. Густая дымка заполняла пространство внизу. Ноги вынырнули в пустоту, и только теперь начинающая колдунья притормозила и задумалась, как ей добраться до земли. Лестницы не оказалось, и она…

Плечи свело судорогой, и державшая водоросли рука разжалась. С громким писком Века сорвалась. Отчаянно размахивая руками и ногами, она полетела вниз, а затем земля ударила ее, словно рассерженный огр.

– Извини, – сказал Сниксель. – От волнения я забыл, что у тебя нет крыльев.

Века сплюнула снег и кровь. Губа треснула, а вместо лица был сплошной синяк. Она перекатилась на бок.

Под укрывшими землю высокими сугробами полностью исчезли мертвая трава и кусты. Снег вился в воздухе, сокращая видимость почти до нуля. Оно и к лучшему, решила Века. Хотелось верить, что никто не видел ее неизящного падения из расселины.

– Держись, – подбодрил гоблиншу Сниксель и забубнил себе под нос: – Магия течет справа от тебя. Видимо, портал в той стороне. Судя по ощущению, ты пролетела мимо пропасти Некроманта по направлению к…

– Ты можешь отвести меня к логову Некроманта? – перебила Века.

– А? Нет, нам надо доставить тебя к царице.

Гоблинша покачала головой.

– А если я знаю способ привести Джига к вашей царице?

Ее передернуло. Промокший плащ не особенно грел и в лучшие времена, но здесь она чувствовала себя в нем немногим лучше, чем будучи нагишом.

– Ты сумеешь это сделать? – спросил Сниксель.

– А ты научишь меня повелевать тварями вроде той летучей мыши? – спросила Века в ответ.

– Думаю, да. Как я уже говорил, я не величайший из воинов, но…

– Научи меня этому колдовству, и я приведу к тебе Джига Драконоубийцу. – Она склонила голову набок. – Если ты не воин, то чем же ты занимаешься?

Под объяснения Сникселя Векины ноги двинулись в путь. Оставалось надеяться, что он ведет ее к логову Некроманта.

– В основном я пользуюсь магией для… ну, для чистоты.

– То есть? – нахмурилась Века.

– Может, я и не из передовых разведчиков царицы, но зато мне нет равных, когда дело доходит до удаления пятен с одежды. Если чем-то залито, испачкано или завелся кто. Когда наткнулся на тебя и твоего приятеля, я как раз шел убирать дохлого огра.

Это неправильно. Ее наставник просто не мог оказаться пикси-эквивалентом червя-падальщика.

– Туда, – указал Сниксель.

Века прищурилась, еле различая темный камень наверху. Иллюзорное небо Штраума, синевшее над головой, сколько все помнили, пропало. Она обшаривала глазами скалу, пытаясь разглядеть место, на которое указывал пикси.

– Это логово Некроманта?

Сниксель уже накладывал заклинание левитации. Спустя несколько секунд снег исчез, и Века очутилась в пыльной пустоте тронного зала Некроманта. Она развязала пояс и сбросила плащ на пол. Тот приземлился с отвратительным хлюпаньем.

– Джиг говорил, Некромант был пикси, – шепнула она.

Начинающая колдунья почему-то чувствовала себя здесь неуютно, как будто мертвые по-прежнему прятались за дверьми, дожидаясь малейшего звука, чтобы воспрянуть снова.

– Вероятно, ссыльный. Интересно, сколько времени у него ушло на постижение законов тутошней магии.

– А все пикси умеют повелевать мертвыми?

– Практически да. Магия эта одного порядка с чарами, наложенными мной на тебя. Однако мы этого не делаем.

– Почему?!

Летучие мыши отдыхают. Если он научит ее этому колдовству, Века сможет возглавить целую армию мертвецов!

– Это… неприлично. Заниматься некромантией – все равно что напялить на себя труп. К тому же трупы имеют обыкновение гнить, и приходится дополнительно тратить массу энергии, чтобы твое вместилище хотя бы не разваливалось на ходу. Вдобавок надо постоянно внимательнейшим образом следить, чтобы твое собственное тело не слишком срослось с носителем. Это и так достаточно противно, когда носитель живой, но можешь себе представить, что происходит, когда слишком настраиваешься на труп.

Да уж. О некромантии придется забыть.

– Ты это серьезно насчет способности победить Джига Драконоубийцу?

Века извлекла свой экземпляр «Тропы героя» и стряхнула воду с обложки. Края подмокли. Она открыла книгу и пролистала страницы, чтобы их подсушить.

– Я могу с ним справиться. Должна. Это ведь единственный способ спасти и мой, и твой народы, верно?

– Если только его еще не поймали, – нервно заметил Сниксель.

Века не потрудилась ответить. Эти пикси явно не знают Джига Драконоубийцу. Но они узнают… Точно так же, как Джиг Драконоубийца вскоре узнает и научится уважать настоящую Веку.

9

Конечно, он убил Некроманта, но вы можете представить себе кучку гоблинов, пытающихся пропеть «Слава Джигу Некромантоубийце»? А ведь к этому придется еще и рифму придумывать.

Гоблинский менестрель

Огры не оставили Джига совсем уж с пустыми руками. Нет, они сделали кое-что похуже: они дали ему факел.

Обычные факелы сами по себе достаточно противные штуки. Если не окунуть их в дрянь-желе, пламя мерцает и норовит погаснуть при каждом движении. Но горючка тоже не выход, если кто не любит, когда на руки капает зелье и обугливаются пальцы.

Тут было хуже. Дрянь-желе у огров не водилось, поэтому они довольствовались тем, что имели.

– Пылающее гоблинское дерьмо на палочке, – пробурчал Шрам, помахивая рукой у себя перед носом.

Он старался не смотреть на Джига в заскорузлой от высохшей крови рубахе.

– Ну так оставь его, – предложила Грелл. – Тогда пойдешь первым и дашь нам знать, если наткнешься на скальных змей.

– Какое это имеет значение? – возразил Шрам. – Пикси так и так нас всех перебьют.

– Они не…

Неудачный порыв ветра послал дым прямо Джигу в лицо. Он вытянул руку с факелом, давясь и кашляя. Для полноты ощущений запах еще и притягивал мух, которые непрестанно жужжали вокруг Джиговой головы и садились ему на уши. Клякса то и дело залезал ему на голову в надежде их поймать.

– На, – произнесла Грелл, выуживая из кармана юбки тряпичный узелок.

– Что это? – хрипло спросил Джиг.

– Сахарный узелок. Медовый леденец. – Она ухватила его за клык и заставила нагнуться. Легким, отработанным движением она привязала ему тряпочку к клыку и заткнула узелок за нижнюю губу. – Это успокаивает ребят. Должно слегка забить вонь.

Джиг осторожно попробовал соску. Грубая ткань скрипела на зубах, а конфетка внутри имела приторный фруктовый вкус. По крайней мере, лучше, чем вонючий дым, несмотря на горькое послевкусие. Он нахмурился, узнав его.

– Это часом не клак-пиво?

Грелл пожала плечами.

– Как я уже сказала, это успокаивает малышей.

31
{"b":"11503","o":1}