ЛитМир - Электронная Библиотека

Как только муха коснулась кончика, прядь вспыхнула, оглушив несчастное насекомое. Остальные выстрелили вперед, оплели тело и потащили его к раздутому, похожему на слизня телу, прилепившемуся с нижней стороны к камню.

Звездотень полагал, что оно явилось из мира пикси. Джига не волновало, откуда оно взялось, пока оно слишком занято мухой, чтобы охотиться за ним. После первой же атаки он сунул Кляксу в поясной кошель. Паучок, конечно, крут, но у этой твари больше щупалец, чем у огневки ног.

Он вытянул левую руку и уперся ногами в камень, подтянувшись чуть выше. Тварь не обращала на него внимания. Крохотный червь-падальщик пробежал у него по пальцам, стискивая в передних сяжках осколок кости. Свет от щупалец превращал белого червяка в бледно-голубого.

– Ай! – вскрикнул Шрам. – Я порву этого волосатого слизняка голыми руками. Ой!

– Убери свои лапы, пока оно нас всех не поубивало, – рявкнула Грелл.

Чтобы помочь ей подняться, они соорудили грубую сбрую, используя обрывки веревки, добытой в брошенном огрином лагере. Браф и Шрам брали на себя часть веса Грелл, и это приводило к бесчисленным жалобам всех заинтересованных сторон.

– Ты уверен, что мы таким путем попадем домой? – спрашивал Браф.

– Воняет, как гоблинское дерьмо, по-моему, – бормотал Шрам.

– Тихо, – прикрикнул Джиг, поворачивая голову здоровым ухом вверх.

Шаги, скрипнула дверь.

Он подтянулся чуть выше, меч звякнул о камень. Сверху уже пробивался свет: не бледное липкое свечение слизняков, но веселый зеленый огонек гоблинской дрянь-плошки. Они на месте. Они добрались до гоблинского логова. Он открыл было рот, намереваясь сообщить об этом остальным.

И тут на них обрушились мокрые черепки разбитого горшка. Джиг взвизгнул, когда один осколок царапнул его по макушке. Запахло прокисшим пивом.

Коротышка подтолкнул себя вверх. Он уперся пятками в камень и призвал последний запас энергии, вытаскивая себя из ямы.

И оказался лицом к лицу с молоденькой гоблиншей. Прежде чем Джиг успел что-либо произнести, она заверещала, запустила лампой ему в голову и с воплями убежала прочь.

Джиг рухнул обратно в яму, еле увернувшись от лампы. Одной ногой он наступил Шраму на плечо. Хобгоблин хрюкнул и напрягся, стараясь не упасть, и, пожалуй, это была единственная причина, по которой он не швырнул Джига вниз вместе с остальным мусором.

– Извини, – пробормотал коротышка, карабкаясь обратно. Дрянь-лампа разбилась о дальнюю стену, осветив зеленым светом маленькую захламленную пещерку.

– Жирная крысоедская ведьма, по крайней мере, не заставляла меня плавать в гоблинском дерьме, – пробормотал Шрам, вылезая вслед за Джигом.

Он повернулся и потянул за веревку, вытягивая за собой Брафа и Грелл.

– Кстати, а где Века? – поинтересовался Браф.

– Хотелось бы знать, – отозвался Джиг.

Он сам строил догадки на ту же тему. Пинни и Фарнакс ничего о ней не говорили. Может, она погибла? Например, не поладила с туннельным котом или скальной змеей или попыталась оседлать очередную гигантскую летучую мышь и промахнулась. Поскольку на момент побега она по-прежнему находилась под чарами пикси, в случае ее смерти Джигова жизнь изрядно упростилась бы. Это вернее всего остального убеждало его в ее целости и сохранности.

Тяжелая дверь закрывала единственный выход из пещеры. Джиг слегка толкнул ее, но она оказалась заперта на наружный засов. В гоблинском логове имелось немного настоящих дверей, поскольку скалу долбить слишком трудно, но несколько участков заслуживали особого внимания. В данном случае вокруг каменного проема возвели полную раму, уплотненную некоторым количеством замазки-ракнок Голакиного изготовления. Липко-сладкое тесто отменно шло с рыбой, но главное, ракнок являлся любимой пищей определенной разновидности черной плесени, которая намертво прилипала и к камню, и к дереву. Спустя неделю рама делалась достаточно надежной, чтобы выдержать дверь. Спустя месяц огр, может, и сумел бы сорвать дверь с петель, но гоблинов для этого потребовалось бы штук пять-шесть вместе. Учитывая, как редко гоблины что-либо делают сообща, дверь могла держаться годами.

Джиг просунул кончик меча в щелку у края рамы, пытаясь достать до засова на той стороне, но лезвие оказалось слишком толстым. Он уставился на меч, припомнив страх на лице Пинни, когда совал клинок ей под нос. Она назвала его смерть-металлом. Его прикосновение оставило на ее коже ожоги. Если все пикси уязвимы, как и она, у гоблинов есть шанс.

Нет, единственная причина, по которой ему удалось подобраться достаточно близко и убить Пинни, это стремление пикси взять его живым. Когда пришельцы явятся истреблять гоблинов, они не допустят подобной ошибки.

«Вряд ли они нападут прямо сейчас, – заметил Звездотень. – Первые два пикси, рискнувшие выйти из-под защиты своего мира, убиты одним-единственным гоблином. В следующий раз они будут осторожнее. Возможно, ты купил своему народу чуть больше времени на подготовку».

Сильная рука оттолкнула Джига. Шрам забарабанил в дверь.

– Если вы сейчас же не выпустите нас отсюда, я скормлю ваши яйца туннельным котам! – Он отступил на шаг, осматривая заваленную мусором пещеру. – Здесь должно быть что-то, чем можно разнести эту штуку. Если мне придется провести еще хоть секунду среди этой вони…

– Ты называешь это вонью? – удивилась Грелл. – Попробуй менять подгузники, когда вся детская гадит зеленой жижей. – Она покачала головой. – Дети никогда не болеют поодиночке. Как только один начинает дристать и плакать, могу поклясться, остальные сделают то же самое в течение максимум пары дней.

Джиг поморщился и шагнул к краю помойной расселины, подальше от остальных. Он пролез весь этот путь, не облегчаясь, но если он не сделает этого сейчас, у него лопнет мочевой пузырь. Он взглянул на привязанный к руке меч. Не так все просто, однако.

Он немного повозился, больно прищемившись ножнами и перекрестьем рукояти, но справился. И тут испытал новый шок. Свечение пикси явно сопровождало их и после смерти.

Меч волочился за ним по земле, когда он вернулся к двери. Снаружи доносился топот нескольких пар ног вместе с приглушенными голосами. Шрам и Грелл по-прежнему препирались.

Дверь чуть приоткрылась. Хобгоблин попытался протолкнуться мимо Джига, но заметил собравшихся вокруг проема вооруженных гоблинов и отодвинулся.

– Почему бы тебе не пойти первым?

Джиг шагнул наружу и вдохнул полной грудью впервые за вечность. Воздух пах дымом от дрянь-светильников и потом слишком большого количества гоблинов, но по сравнению с помойкой это был рай… если рай включает в себя крайне разгневанного вождя гоблинов.

Кралк выступила вперед, помахивая своим моргенштерном. По обе стороны от нее стояли гоблины-телохранители с мечами наголо. Остальное логово сгрудилось на безопасном расстоянии, с явным нетерпением ожидая, кто этого моргенштерна отведает.

– Вернулся, – бросила Кралк. – Живой. – Последнее она добавила, смерив долгим взглядом Грелл и Брафа, которые по-прежнему оставались в тени. – И сменял огра на хобгоблина. Не самая мудрая сделка, по-моему.

Несколько гоблинов рассмеялись. Шрам заворчал.

Кралк колебалась, осматривая замызганную фигурку Джига. Она уже справились со своим разочарованием при виде живого врага и теперь пыталась сообразить, как наилучшим образом повернуть это себе на пользу. Начать она решила с насмешки.

– Так поведай же нам, Джиг Драконоубийца, какое зло так напугало огров, что они обратились за помощью к тебе? – Она ухмыльнулась. – Может, мы сумеем сложить для тебя новую песню. «Триумф героя-засранца».

К величайшему неудовольствию Джига, сознание его зацепилось за название и принялось подбирать к нему мелодию.

Вот идет герой-засранец,
Машет ржавым он мечом.
Сам побит и переломан,
Но ему все нипочем.
Берегись меча засранца –
Он безумный слышит смех.
Весь он вонью пропитался
И один зарежет всех.
36
{"b":"11503","o":1}