ЛитМир - Электронная Библиотека

Джиг ударил изо всех сил. Плечо у него едва не выскочило из сустава, когда сломанный кончик меча отскочил от нагрудной пластины ее доспеха. Коротышка упал вперед. Он извернулся, стараясь не расплющить Кляксу, и в результате приземлился неровно, треснувшись подбородком так, что пересчитал все зубы.

Кралк выпучила глаза и оскалила зубы. Джиг не понимал, из-за чего она так расстроилась. Он ей даже доспехи не поцарапал. Она вскинула моргенштерн, намереваясь размозжить Джигу голову…

И тут желтая рука вынырнула откуда-то и схватила ее за правый клык. Вторая сцапала ее за волосы. Резким поворотом Шрам сломал Кралк шею.

Джиг во все глаза смотрел на извивающуюся в пыли Кралк. Затем он вытаращился на поднимающуюся на ноги Грелл с Брафовым Багроклыком в руке. Потом переключил внимание на Шрама. Хобгоблин оглядывался на потрясенных гоблинов с очень озабоченным выражением на физиономии, предполагавшим некоторые сомнения относительно того, радоваться или бежать подальше.

– Почему ты это сделал? – спросил Джиг. Шрам вытер руки о камзол.

– Так крови меньше.

Джиг имел в виду не совсем то, но не успел он пояснить, как Браф прошептал:

– Стало быть, хобгоблин наш новый вождь?

– Чего? – У Шрама сделался такой вид, будто он проглотил скальную змею. – Я?!

– Ты убил Кралк, – пояснил Джиг.

Судя по бормотанию толпы, эта идея понравилась им не больше, чем Шраму.

Браф уже забрал свой Багроклык и направился к Джигу. Он пнул тело Кралк ногой.

– Это было здорово. Все сработало точно, как ты планировал, Джиг.

– Как я что? – Коротышка закусил губу.

По всей пещере гоблины шептались и показывали пальцами и вообще гадали, что происходит. Он точно знал, как они себя чувствуют.

– Ага, – продолжал Браф. – Джиг понимал, что Кралк попытается убить его, поэтому он планировал наоборот – убить Кралк. – Он хлопнул Джига по спине, тот пошатнулся. – Грелл все мне рассказала, когда одалживала у меня Багроклык.

Джиг изумленно обернулся к Грелл. Та пожала плечами:

– Хороший план. Полагаю, это означает, что вождь – ты.

– Я? – Голос у него сорвался на писк.

Тело Кралк лежало лицом вверх, на мертвом лице застыла гримаса ярости.

«Полагаю, слишком поздно исцелять ее и снова делать вождем?»

«Даже не будь она уже мертва, как долго, по-твоему, ты продолжал бы дышать, сумей она наложить на тебя лапы?»

«Как долго, по-твоему, я проживу теперь?»

Все смотрели на него. Куда ни повернись, подставишь незащищенную спину половине гоблинов. Что, кстати, полагается делать новоиспеченному вождю в подобной ситуации? Обычно выкрикивали нечто громкое, победное и пугающее, но у Джига слишком крепко сжалось горло, и он вообще не мог выдавить ни звука.

Грелл потыкала тело Кралк костылем.

– Эй, Джиг, если ты не претендуешь на это малахитовое ожерелье, я его заберу.

Она не стала дожидаться ответа. Покряхтев и поохав, старуха наклонилась и принялась развязывать ожерелье. Браф подобрал моргенштерн и передал его Джигу.

Оружие оказалось тяжелее, чем он думал, особенно если держать одной рукой. Ручка еще хранила тепло. Он вонзил в нее когти, чтоб она не выскользнула из скользкой от пота ладони. Может, стоит заткнуть его за пояс, как всегда делала Кралк? От такой тяжести у него, пожалуй, штаны сползут до колен.

– Пир! – выкрикнул один из гоблинов, крик быстро отозвался во всей толпе.

Пир? Что… ой. Вождь убит. Гоблины обычно отмечали это событие пиром. Выборы нового вождя всегда обеспечивали много свежего мяса.

Они не пировали, когда вождем стала Кралк, но так получилось из-за того, что тело прежнего вождя уже сожрали хобгоблины, и никто не был уверен, что тела прочих ее оппонентов не отравлены.

– Как насчет пикси? – слабо поинтересовался Джиг.

– Ты серьезно хочешь лишить толпу праздника? – поинтересовалась Грелл, поднимая глаза. Ожерелье свисало ей почти до пояса. Малахит позвякивал, когда она подносила грубые клинья к свету.

– Что здесь происходит? – Голос прогремел по всей пещере. Рассекая толпу гоблинов, из кухни вылетела кухарка Голака. Она превосходила размерами даже Брафа, а силы у нее хватило бы дать равный бой Шраму. Приближаясь, Голака размахивала, словно мечом, гигантским половником. Увидев Кралк, она остановилась. – Кто это сделал?

Все глаза обратились на Джига. Голака потрясла поварешкой.

– Я весь день мариновала полный котел кротов, а теперь я, по-вашему, должна их выкинуть и приготовить ее? – Она склонила голову набок, и тон ее сделался задумчивым. – Хотя хобгоблин открывает интересные возможности. Я могла бы наделать шашлыков, смешать гоблинское мясо с хобгоблинским, добавить нарезанных грибов и крысиных потрохов и все это гарнировать жареными тараканами для нажористости. Хобгоблин, ты алкоголя много потребляешь?

– Зачем тебе? – вытаращился на нее Шрам.

– Это влияет на вкус печенки, – пояснила кухарка. – Неважно, я всегда могу полить тебя…

– Нет, – произнес Джиг. Проклятье, он снова пищит!

– Нет, – повторил он.

Логово затихло, и Джиг попытался припомнить, осмеливался ли кто-нибудь когда-либо раньше сказать «нет» Голаке.

Голака склонила голову на другую сторону. Она прожила дольше, чем имел на то право любой гоблин, и слышала не лучше человека.

– Что ты сказал?

– Шрам… этот хобгоблин, в смысле мы…

– Режь хобгоблина! – завопил один из младших гоблинов, вскидывая меч.

– Нет!

Они не понимали. Они не видели полностью изменившуюся нижнюю пещеру. Они не разговаривали с горсткой переживших вторжение огров. Им не было дела до пикси.

А тут хобгоблин, знакомая угроза. Сколько из них терпели ядовитые насмешки хобгоблинских дозорных? У скольких шрамы от «шутливых» тычков хобгоблинов? И после всего этого первый шаг Джига в роли вождя – отказать им в мести?

Джиг повернулся, гадая, не поздно ли отступить обратно в помойную яму. Куда угодно, где он мог бы закрыть прочную дверь между собой и остальными гоблинами. Но единственные места, способные похвастаться настоящими дверьми, это детская, отстойник, кухня, помойка и апартаменты Кралк.

Нет, теперь его апартаменты.

– Хобгоблин идет со мной, – сказал Джиг. Он выдавил улыбку, стараясь выглядеть как можно грознее, а тем временем протянул руку, чтобы погладить Кляксу по голове. – У меня для него запланировано нечто особенное, да и мой питомец давненько не закусывал.

Джиг направился к подвешенной на бронзовых петлях двери на дальней стороне пещеры, но ему почти сразу пришлось остановиться, поскольку Голака отказалась уступить дорогу. Коротышка затаил дыхание, глядя в эти мутные с темными прожилками сосудов глаза.

Наконец кухарка пожала плечами.

– Принеси мне, что останется, вождь. У нас давно не бывало вяленого хобгоблинского мяса.

Гоблины одобрительно завопили, потрясая оружием и нанеся в процессе этого потрясания несколько травм. Голака отступила в сторону.

Оглянувшись на Шрама, Джиг прошептал:

– Можешь либо следовать за мной, либо остаться с ними.

– Хочешь, поможем разделать? – спросил один из гоблинов, прежде чем Шрам успел ответить.

Джиг покачал головой.

– Думаю, с одним хобгоблином я и сам справлюсь.

Шрам вскинул голову, но ограничился конвульсивным сжатием кулаков, скрючив пальцы, как будто снова ломал шею Кралк. Он молча последовал за Джигом через логово, грозно зыркая на любого гоблина, который осмеливался подобраться слишком близко.

Джиг толкнул дверь, и та распахнулась, проскрежетав нижним краем по камню. Внутри, по сторонам от дверного проема, располагались две осветительные ямы. Одна опустела, вторая – почти. Одинокий язычок пламени мерцал слабо, но этого хватало. Стены были увешаны блестящим металлом, словно миниатюрная версия старой Штраумовой сокровищницы. Мечи, копья, ножи, равно как и более экзотические виды оружия, навалом громоздились у стен. У ближней стены длинный лук с лопнувшей тетивой наполовину торчал из груды стрел с желтым оперением. У противоположной стены красовалось копье такой длины, что едва помещалось в пещере.

38
{"b":"11503","o":1}