ЛитМир - Электронная Библиотека

Дверь захлопнулась у него за спиной. Новоиспеченный вождь резко обернулся, едва не порезав Шраму лодыжку своим мечом. Хобгоблин отступил на шаг, и его рука легла Джигу на плечо. Ногти пропороли рубашку.

– Я уже сегодня убил одного вождя гоблинов, – произнес он. – Надо ли мне прикончить еще одного?

Джиг помотал головой. Шрам стоял слишком близко от него, чтобы ткнуть мечом, даже если бы рука не сделалась окончательно бесполезна после битвы с Кралк.

– Они бы разорвали тебя, – пояснил Джиг. Шрам долго таращился на него.

– Пф! Вы, крысоеды, слишком трусливы, чтобы напасть на хобгоблинского воина. – Но больше не делал выпадов в сторону Джига. Он поднял странного вида нож с отходящими под углом от основного лезвия тонкими спицами. – Они сожрут тебя живьем, ты в курсе? Какой из тебя вождь!

– Знаю. – Джиг отошел, потирая плечо. Снаружи по-прежнему неслись выкрики: «Пир, пир!», а затем раздался Голакин вопль: «Если вы не заткнетесь, на вертеле окажется больше одного гоблина!» После этого в логове сделалось значительно тише.

Новое жилище Джига оказалось сравнительно небольшим, а от избытка оружия сделалось еще теснее. Матрас, изготовленный из шкуры гигантского нетопыря, располагался у дальней стены. Коротышка чуял набивку из сухого мха. При одной мысли о подобной роскоши у него отяжелели веки. Он шагнул к матрасу, но Шрам схватил его за ухо и отдернул назад. Джиг вскрикнул, но тут же зажал себе рот ладонью и понадеялся, что снаружи никто не услышал.

Хобгоблин указал на пол, где продетая в металлическую петлю тонкая струна тянулась к треножнику из боевых топоров возле двери. Основание ближайшего топора фиксировалось деревянной палкой. Судя по виду, топору полагалось обрушиться и разрубить череп любому, кто просочится без приглашения.

– У нас трехлетний детеныш сделал бы лучше, – ворчал Шрам, опускаясь рядом со струной на колени. – Натянуто слишком высоко. На нее попадает свет от дрянь-плошек, да и тень на полу уж очень заметна. Надо хотя бы зачернить струну.

Бегло осмотрев топор, он, удерживая рукоять на месте, свободной рукой оборвал струну.

Джиг осмотрел комнату с еще большим уважением, не говоря уже о еще большем страхе. Какие новые сюрпризы оставила после себя Кралк? Несколько флаконов и прикрытых сухими листьями глиняных кувшинов в ящике у дальней стены – коллекция ядов? Деревянная коробка с ржавыми петлями на другой стороне комнаты открывала взгляду кучу одежды ярких цветов – синего, красного и оранжевого. Возле изголовья кровати стояла миска с засахаренными поганками. У Джига потекли слюнки, но он остановил себя, сделав всего один шаг. Зная Кралк, гоблин подумал: поганки наверняка отравленные.

Шрам протиснулся мимо него с намерением проверить матрас. Как ни странно, но здесь, наедине с хобгоблином, Джиг чувствовал себя безопаснее, чем в обществе любого из соплеменников.

Хобгоблин потыкал в нескольких местах кожу, затем ухватился за край матраса и приподнял его, обнажив укрепленный на широком деревянном основании металлический шип. Из дырки в изнанке матраса посыпался мох. Джиг постарался не думать об участи того, кто проник бы сюда в надежде прикорнуть ненадолго.

– Кое-что здесь из наших фокусов, – заметил Шрам. – Сработано тяп-ляп, но, сдается мне, вашему вождю помогали обустроить это место. Очередной бонус от вашего драгоценного перемирия. – Он уселся у двери, обмакнул пальцы в пустой дрянь-светильник и, напевая под нос, принялся размазывать по струне пленку копоти. – Первым делом надо протянуть бечевку над дверью, где ее никто не увидит, – приговаривал он. – Топоры слишком на виду. Хотя, если удастся подвесить один из них к потолку, может и получиться. Это первое правило ловушки: никто никогда не смотрит наверх.

Джиг опасливо присел на угол матраса, наполовину ожидая получить шило в зад или лавину острых камней на голову. Клякса высунулся наружу, полный энтузиазма исследовать новое место, но хозяин словил его и водворил обратно в кошель. Пока не вскроются все подготовленные Кралк сюрпризы данного помещения, он не намерен выпускать малыша тут шнырять. Огневке, может, и не достанет веса активировать большинство ловушек, но до сих пор паранойя помогала Джигу выжить.

Теперь, когда он стал вождем, ее может оказаться недостаточно.

«За что ты меня так?» – вопросил он.

«О чем ты? Я ничего не делал». – Несмотря на огромное могущество, врун из Тималуса Звездотени был никакой.

«Когда с меча слетели ножны. Это твоя работа. Я почувствовал магию». – Джиг слишком устал, чтоб сердиться.

«Она так или так собиралась тебя прикончить».

Джиг помотал головой.

«Ты подталкивал меня с самого появления Валланда. Почему?»

«А ты предпочел бы вернуться обратно в свой маленький храм? И прятаться в одиночестве, пока мир вертится без тебя?»

Так нечестно.

«Лучше, чем очередное приключение. Ненавижу их».

«Знаю. Но я также знаю, что твоему племени не выстоять против пикси. Я пытаюсь сохранить вам всем жизнь».

«Нет, – возразил Джиг. – Ты не знал про пикси. Ты ничего не знал, кроме того, что Валланд «какой-то не такой». Ага, и еще ты знал, что Кралк хочет меня убить и наверняка воспользуется удобным предлогом избавиться от соперника».

«Но ты по-прежнему жив, а Кралк, как говорится, томится в собственном соку».

«Я вождь, – вздохнул Джиг. – Ты знаешь, сколько обычно живут гоблинские вожди?»

«Джиг, это не…»

«Меньше суток. Обычно мы успеваем сменить минимум семь или восемь гоблинов, прежде чем хоть один проживет достаточно долго и сумеет захватить власть по-настоящему».

Кралк представляла собой исключение. Она перебила своих врагов быстро и жестоко, тем самым с лихвой запугав остальных гоблинов и заставив их повиноваться. Джиг, в свою очередь, едва не погиб. И конец бы ему, если бы не помощь старухи и хобгоблина. Несомненно, половина логова уже прикидывает, как половчее его пришить.

Джиг закаменел, сообразив, что натворил Звездотень.

– Ты меня подставил, – прошептал он.

– Что? – переспросил Шрам, поднимая глаза от полуразобранного самострела.

«Ты не хотел, чтобы я спас Валланда. Ты хотел стравить меня с Кралк. Ты хотел, чтобы я стал вождем».

«Мне требовалось и то и другое. Я хотел разобраться в происходящем и заставить тебя изменить положение гоблинов. Ты можешь повести их. С тобой они имеют шанс стать чем-то большим. Ты уже начал изменять тех, кто ближе всех к тебе. Грелл спасла твою жизнь, когда Кралк уже собиралась прикончить тебя. Не странный ли поступок для гоблина? С какой стати она это сделала, по-твоему?»

Джиг колебался.

«Грелл видела, как ты отправился сражаться с теми пикси. Она увидела нечто, что довелось лицезреть немногим: мужество гоблина».

«Многие гоблины бросаются в бой против более сильного противника».

«Гоблинская глупость встречается так же редко, как вши, но ты не глуп. Грелл это поняла. И твой приятель-хобгоблин тоже. Ты спас ему жизнь. Посмотри, он сидит здесь и не убивает тебя. Одолев тех пикси, ты вдохновил их. Ты показал им, что они могут стать чем-то большим, чем-то более значительным».

У Джига снова заболел живот. Голод и тревога на пару скручивали потроха в тугой узел. Он сомневался, что сумеет проглотить хоть кусок на собственном пиру.

Ухватив онемевшую правую руку за запястье, он положил меч на колени и принялся рассматривать поврежденную сталь.

«Это хамство – игнорировать собственное божество, – рявкнул Звездотень. Ни один гоблин не бывает и вполовину так настырен, как сердитый небожитель. – Забудь про пикси, подумай о собственном народе, живущем и умирающем во мраке, запертом в тесной, вонючей пещере, где вы убиваете друг друга почем зря. Ты бы хотел жить как раньше, до встречи со Штраумом, отбывая очередной дрянь-наряд в надежде, что более крупные гоблины не попытаются прочистить сортир твоей головой?»

Джиг не ответил. Сказать по правде, он редко загадывал вперед. По большей части он довольствовался просто тем, что прожил еще один день и уцелел.

39
{"b":"11503","o":1}