ЛитМир - Электронная Библиотека

Как ни ужасно было прошлогоднее приключение, жизнь его с той поры улучшилась. По крайней мере, она освободилась от связанных с уборной инцидентов.

«Так уж получилось, что мы любим пещеры», – подумал он.

Возражение получилось слабое, и он это понимал.

«Чего ты хочешь, Джиг? Ты теперь вождь. Ты отвечаешь за все происходящее с гоблинами».

Это пугало больше, чем надвигающееся вторжение пикси.

«Чего ты хочешь?» – Голос Звездотеня звучал все громче, все настойчивее, вынуждая Джига выпалить первое, что пришло в голову.

– Змеиных колбасок и клак-пива.

– Что? – переспросил Шрам.

Между пальцами правой руки у него были зажаты несколько арбалетных стрел, а в левой – моток медной проволоки. Изо рта торчал стальной инструмент, похожий на крохотный кинжальчик с плоским концом.

– Это то, чего я хочу, – пояснил Джиг, игнорируя вздох божественного раздражения. Ему требовалась короткая передышка, во время которой ему не приходилось бы беспокоиться ни о пикси, ни об ограх, ни о гоблинах, пытающихся его убить. «Или о несвоевременно срабатывающих хобгоблинских ловушках», – добавил он мысленно, когда арбалетная стрела ударилась в потолок и рикошетом отлетела в матрас рядом с ним. – А теперь я вождь и должен их получить.

Он направился к двери. О Голакиных змеиных колбасках ходили легенды. Она набивала змеиные шкурки измельченным мясом, тушеными грибами и вареными клубнями, поджаривала все целиком, а затем нарезала кружочками. Главное, колбаски и клак-пиво помогли бы забить кислый привкус пиксятины во рту.

«Ты не можешь от этого убежать, Джиг. Ты в ответе за свой народ».

«Не видишь, я занят, – огрызнулся коротышка. – Кроме того, если я прикажу им делать что-нибудь до того, как они отпируют, они бросят меня в котел рядом с Кралк».

При мысли о пикси – гадая, как ему поднять против них гоблинов, – он не мог не прийти к выводу, что Кралк, может, и повезло.

11

Следует понимать, что перемирие не означает запрета на убийство гоблинов. Это только значит, что на этом нельзя попадаться.

Одноглазый Тоск, хобгоблинский воин

Джиг стоял в главной пещере, рыгая змеиными колбасками и обозревая пресыщенных соплеменников. Как правило, гоблины на сытый желудок менее опасны, чем голодные. Они, несомненно, не задумываясь, убьют его, стоит ему ослабить бдительность – а скорее всего, даже если и не ослабит, – но, может быть, сейчас они не станут особенно зверствовать.

Он припомнил, как глупо смотрелась Века в плаще и с посохом, претендуя на роль волшебницы. Джиговы претензии на статус вождя выглядели еще абсурднее. Любому с первого взгляда ясно – никакой он не вождь.

Меч снова покрывали ножны, но из-за обломанного клинка конец их вяло шлепал по полу. Хозяин уже дважды на него наступил, едва не кувырнувшись на ходу.

Одежда его безнадежно пропиталась кровью и нечистотами, и ее оставалось только сжечь. Любимые сапоги потерлись и исцарапались и потеряли всякий вид. Пикси за это заплатят.

К несчастью, большая часть нарядов Кралк оказалась для тощей фигурки Джига до смешного велика. Поставленный перед выбором – разорить гардероб Кралк или явиться перед всем логовом нагишом, – Джиг предпочел смехотворность.

Стянутые поясом ослепительно желтые штаны парусами надувались у него на бедрах. Он также выбрал красный колет с серебряными кистями. У Кралк эти кисточки висели бы как раз на талии, а Джигу они при ходьбе щекотали колени.

– Ну?

Джиг подскочил. Он не заметил, как справа от него объявилась Грелл. Браф следовал за ней по пятам, кряхтя и поглаживая брюхо.

Почему именно теперь, когда ему больше всего угрожает опасность быть убитым, так трудно оставаться начеку?

– Они ждут, когда ты скажешь им, что делать, – подсказала старуха. – Они чуют непорядок. Может, они и не видели пикси, но чувствуют, как похолодало в воздухе, и замечают, как обеспокоены змеи и насекомые. Один дозорный рассказывал, будто скальная змея напала на его дрянь-фонарь, а Топам клянется, что несколько дней назад видел порхающую над озером гигантскую летучую мышь. Да и червей-падальщиков в туннелях стало больше.

«Ты бы тоже об этом знал, если бы не отсиживался все время в храме», – прошептал Звездотень.

– Туннельные коты в последнее время очень беспокойны, коли на то пошло, – заметил Шрам, выходя из Кралкиных… нет, Джиговых апартаментов. – Кстати, не открывай дверь больше чем на сорок пять градусов и, наверное, с этих пор не стоит позволять посторонним зажигать тот дрянь-светильник.

Джиг гадал, хватит ли ему когда-нибудь смелости снова зайти в эту комнату. Наверное, оно и к лучшему. Кабы не Шрамовы ловушки, он не устоял бы перед искушением отступить туда и запереться.

Звездотень прав. С пикси надо что-то делать. Чем дольше они ждут, тем больше у пришельцев времени приспособиться к этому миру. В следующий раз, когда Джиг столкнется с этими малявками, они будут куда опаснее, чем Пинни и Фарнакс.

Он оторвался от стены, чтобы обратиться к соплеменникам с речью, и в горле у него пересохло. Похоже, здесь собрались гоблины со всей горы, ухмыляясь, пересмеиваясь и ожидая, что он скажет. Столько гоблинов – и все на него смотрят.

Погодите… все гоблины?

– Кто в дозоре? – спросил Джиг.

Пара откормленных, рыгающих гоблинов в задних рядах подняли руки, и новоиспеченный вождь застонал.

– Я же говорил: пикси собираются всех нас перебить. Не кажется ли вам, что кто-то должен охранять логово?

Стражи закивали, но не сделали движения вернуться на свои посты.

– Кто-то должен, – сказал один. Второй заржал.

– Не спрашивай их, – шепнула Грелл. – Прикажи. Ты же вождь!

Джиг откашлялся. Оба стражника ждали, молча подначивая его произнести приказ. Как ему заставить их повиноваться? Рука с мечом онемела и еле слушается, даже не будь клинок сломан. Джиг смотрел на этих стражников, а видел только себя маленького, удирающего от старших, более крупных гоблинов, затеявших сунуть ему в штаны червя-падальщика.

– Прекрасно, – произнес Джиг, от ярости его голос разнесся по всей пещере. – Оставим логово неохраняемым. – Он взглянул на Грелл, уповая на ее правоту относительно настроения гоблинов. – Уверен, пикси это оценят, когда пришлют своих рабов-огров покончить с нами. – Он возвысил голос и указал на стражников. – Когда огры начнут рвать вас на части, а пикси – выворачивать наизнанку с помощью магии, вспомните этих двух гоблинов, которые позволили им войти прямо в логово.

Наконец-то гоблины отвлеклись от Джига. По толпе поползло сердитое бормотание.

– Идем мы, уже идем, – пролепетал один из стражников, метнув на Джига ненавидящий взгляд.

Они не успели выйти из логова. Громкий рык возвестил прибытие группы вооруженных соседей. Двое туннельных котов рвались с плетеных кожаных поводков, едва не волоча за собой хозяев.

– Где Джиг Драконоубийца? – крикнул самый большой хобгоблин.

И Джиг снова сделался центром всеобщего внимания. Он не успел заговорить, а гости уже пробирались к нему, и туннельные коты щелкали зубами на каждого, кто не успевал убраться с дороги.

– Наш вождь хочет перемолвиться с тобой словечком, гоблин.

Второй посланец вытаращил глаза.

– Эй, Чарак, что ты делаешь среди этих крысоедов?

Чарак? Они смотрели на Шрама. Тот, судя по всему, пытался раствориться в тени.

– Вождь и тебя захочет видеть, – сказал хобгоблин, державший туннельных котов. – Он страшно обрадуется, когда обнаружит тебя среди живых. Так, а где Кралк? Он велел нам привести и гоблинскую вождиху тоже.

«Наверное, стоило остаться в помойке», – подумал Джиг и поднял руку.

– Я вождь.

Слова звучали странно, словно говорил кто-то другой.

Туннельный кот отвесил оплеуху гоблинше, которая подобралась слишком близко, опрокинув ее на землю и оставив на руке четыре кровоточащие борозды.

40
{"b":"11503","o":1}