ЛитМир - Электронная Библиотека

– Грелл, давай костыль.

Он обмотал тканью конец, оторвал кусок бечевки и зафиксировал ее. Затем проделал то же самое с другим костылем. Хотелось надеяться, что это немного приглушит шум.

Он сунул меч обратно в ножны и закинул на плечо. Клякса быстренько перебрался хозяину на голову от греха подальше.

Когда свет уступил место черноте, Шрам подошел поближе.

– Почему он не убил тебя?

– Кто? – не понял Джиг.

– Вождь. Ты дерзил ему, а он оставил тебя в живых.

– Вот и хорошо, – встрял Браф. – Вам, хобгоблинам, следует обращаться с нами с большим уважением, а то мы…

Стук костыля Грелл по Брафовой черепушке прозвучал тише, чем обычно. Похоже, тряпка, которой Джиг обвязал костыли, делала свое дело.

– Из-за перемирия, – объяснил Джиг. В ответ раздалось недоверчивое фырканье. – Нет, правда. Он боится потерять то, что имел с этой сделки, если я умру.

– Я всегда терялся в догадках на этот счет, – признался Шрам. – Многие недоумевали. Какая причина могла заставить нас оставить вас, крысоедов, в покое?

Джиг коснулся пальцами свободной руки стены для ориентировки в черноте, поглотившей остатки света фонарей.

– Когда мы прибыли, он сидел на подушке, верно? – спросил Джиг. – До перемирия когда ты в последний раз видел его сидящим?

– Он не сидел, – ответил Шрам. – Он всегда был на ногах и в движении. Тренировал воинов, инспектировал ловушки, надзирал за котоводами. Он же вождь. Ему некогда…

– Нет, он просто не мог. У него была… рана. Я ее вылечил. – Он припомнил суть процесса и скривился. – Это не тот опыт, какой бы мне хотелось повторить.

– Что?! – Судя по голосу, Браф едва сдерживал хохот. – Ты хочешь сказать, все это перемирие не более чем награда за излечение уродливой хобгоблинской задницы?

Джиг остановился.

– А ты как думал, Браф? Что я их запугал? Протопал по хобгоблинскому логову и пригрозил их вождю обрушить на него гнев всего гоблинского племени, если они не перестанут убивать нас?

– Ну… да.

Джиг покачал головой. И как только Браф ухитрился дожить до совершеннолетия?

Запах воды выдал близость озера, как и внезапная вспышка тепла от Кляксы. С пляжа сочился слабый свет. Пикси? Джиг искренне надеялся на обратное. Хобгоблинский вождь не знал о пикси, из чего следовало, что Века одна.

– Привет, Джиг. – Тон Веки был, как всегда, насмешлив. – Ты там, я знаю. Ты и трое твоих спутников. Почему бы вам не выйти и не познакомиться с моими новыми друзьями?

Вот тебе и «Века одна». Откуда она узнала об их приближении? Джиг обхватил рукоять меча свободной рукой. Поскольку мышцы правой онемели окончательно, применить оружие иным способом не представлялось возможным.

Века не могла знать о них – или кто-то из отряда помечен пикси?

«Нет, никто из вас не заражен их магией».

Тогда как? Они двигались бесшумно, как подкрадывающиеся к жертве туннельные коты. Века не могла их услышать. Джиг подался назад.

Коротышка успел сделать всего несколько шагов, когда Клякса резко нагрелся. Или паук только сейчас распознал угрозу? Он же двигался прочь от Веки. Так ведь безопаснее!

Джиг оторвал от подола пучок растрепанных ниток и, сунув их в рот, попробовал перегнать Кляксу на плечо. Еще немного, и он лишится остатков волос… конечно, это обеспечит необходимое освещение, но гоблин предпочитал сохранить то немногое, что осталось. Когда огневка припал к своей кожаной подушечке, Джиг скрутил концы нитей вместе и ткнул Кляксу сзади.

Нитки вспыхнули.

– Эх, малыш, у тебя восемь глаз, а все-таки мне по-прежнему удается застать тебя врасплох, – прошептал он.

В слабом мерцающем свете он разглядел замерших у него за спиной Грелл, Брафа и Шрама с оружием наготове.

– Никакого огня, – передразнил его хобгоблин. – Нельзя, чтоб она увидела, как мы подходим.

– На. – Грелл протянула тряпку, коснулась уголком умирающего пламени, и туннель осветился.

– Что это? – спросил Браф.

– Очередной подгузник. Полезные штуки, правда? – Она привязала горящий лоскут на кончик Джигова меча. – Не волнуйся, он, по-моему, чистый.

В обычной ситуации запах обеспокоил бы Джига, но огриные факелы, похоже, исчерпали возможности его обоняния. А горел подгузник, надо признать, очень хорошо.

Стены туннеля покрывала плесень, благоденствующая во влажном озерном воздухе. Джиг не замечал ничего необычного, кроме себя самого и своих спутников. Может, Клякса на старости лет становится нервным? Учитывая пройденные ими на пару испытания, Джиг мог его понять. Он сделал еще шаг назад.

– В чем дело, Джиг? – крикнула Века. – Бегство не спасет тебя.

– Раньше всегда срабатывало, – пробормотал коротышка.

Она видела каждое их движение.

– Так нечестно, – прошептал он, оборачиваясь к остальным.

И в этот момент его внимание привлекла тень над головой. Нет, три тени.

– Хороший паучок, – прошептал Джиг.

С потолка, зацепившись за мельчайшие неровности обсидиана, на него смотрели три рыбоящера. Они сидели абсолютно неподвижно и сливались бы с камнем полностью, если бы не легкое подрагивание хвоста у ближайшей твари.

– Первое правило ловушки, – пробормотал Джиг, припомнив недавний урок Шрама, – никто никогда не смотрит наверх.

Он старался наблюдать за рептилиями, не поворачивая головы и ничем не выдавая Веке, что обнаружил ее шпионов. Затем шагнул к Шраму, оказавшись почти точно под рыбоящерами. Теперь и у двух оставшихся задергались хвосты. Джиг узнал это движение. Подобным образом они напрягали мышцы, перед тем как хлестнуть ядовитыми шипами.

Почему они не напали, когда Джиг со спутниками прошел под ними первый раз? Видимо, их что-то удержало. Та же сила, которая выгнала земноводных из уютного озера и вытолкнула за пределы влажного песка на ненавистные камни. Века.

Джиг встретился взглядом со Шрамом, уповая на сообразительность хобгоблина. Медленно и нарочито он поднял глаза вверх.

– Берегись! – крикнул Браф. – Рыбоящеры!

Вонзая меч в ближайшую рептилию, Джиг какой-то частью сознания понадеялся прожить достаточно долго, чтобы засунуть парочку этих тварей Брафу в штаны.

Меч в ножнах лязгнул об потолок, и пылающий подгузник отогнал рыбоящеров. Они принялись кружить, переступая крохотными лапками точно в унисон. Как они ухитряются висеть вверх ногами? Затем он вспомнил Векино заклинание левитации там, в бездонной пропасти. Видимо, она натренировалась.

По потолку щелкнул булыжник, и один рыбоящер упал. Он не погиб, но тело согнулось под острым углом посередине, и хвост не двигался.

Джиг отскочил, когда две оставшиеся твари рухнули на пол с намерением атаковать. Одна приземлилась на спину, другая погналась за Шрамом. Джиг видел, как Грелл крушит перевернутого рыбоящера костылем.

Когда зверюга бросился вперед, безоружный Шрам отпрыгнул с дороги и схватил за руку Брафа. Тот протестующе заорал, а хобгоблин сделал ему подсечку и швырнул на землю. Здоровяк приземлился на спину, ровнехонько на атакующего рыбоящера.

Когда Браф, ругаясь и отплевываясь, неуклюже поднялся, Джиг разглядел прилипшую к висящему на спине у верзилы деревянному щиту сплющенную тушку.

Судя по хрусту, Грелл покончила с первым рыбоящером, сломавшим хребет при падении.

– Кто метнул камень? – спросил Джиг в основном с целью пресечь разборки между Брафом и Шрамом.

– А, это я, – отозвался здоровяк. – Я всегда хорошо метал камни.

– Ты всегда… – Джиг осекся.

Он отступил на шаг, недоверчиво качая головой. Затем поводил по полу фонарем, пока не нашел брошенный тупицей кусок обсидиана. Сунув его за пазуху, он двинулся дальше по туннелю, подбирая другие камни. Затем вернулся и высыпал добычу в руки Брафу. Не говоря ни слова, он вырвал у него из рук Багроклык и передал хобгоблину.

На сей раз с Векиной стороны не последовало никаких насмешек, когда Джиг приблизился к озеру. Остальные шли за ним.

Коротышка выглянул из-за угла туннеля и едва не описался.

43
{"b":"11503","o":1}