ЛитМир - Электронная Библиотека

На пляже их поджидали сотни рыбоящеров. Должно быть, Века опустошила целое озеро. Они стояли мордами к выходу из туннеля, примерно на расстоянии вытянутой руки друг от друга. За исключением изредка мелькающих языков, твари хранили абсолютную неподвижность.

Затем они заметили Джига. Все головы повернулись синхронно.

Браф подергал Джига за рукав.

– По-моему, мне понадобятся еще камни.

Века сидела верхом на арке туннеля, что уходил под озеро. Полы ее плаща касались воды. Глаза у нее были закрыты, но она улыбалась Джигу.

– Я знала, этим пикси тебя не поймать. – Она похлопала по карману плаща, несомненно, по одной из своих дурацких книжонок. – В конце тропы героя ожидает последнее, роковое испытание. Мне следовало догадаться, что воля судьбы сведет нас в кульминационном противостоянии. Ты переходил мне дорогу на каждом шагу, Джиг Драконоубийца, насмехаясь над моим стремлением овладеть тайнами магии.

Джиг закатил глаза. Векины «героические» беседы сделались еще тошнотворнее. Неужели она и раньше пользовалась такими неуклюжими формулировками?

Он переключил внимание обратно на пляж, особенно на разбросанные среди рыбоящеров трупы хобгоблинов. Он насчитал восемь или девять, большинство погибли в нескольких шагах от устья туннеля. Рядом с ними валялось несколько дохлых рептилий.

– Что нам пригодилось бы, так это еще сотня хобгоблинов, – высказалась Грелл.

– Не беспокойся, я ее достану, – заверил Браф. Не успел Джиг среагировать, как Браф шагнул наружу и метнул камень. Тот понесся по воздуху прямо Веке в голову.

Но по мере приближения к цели камень замедлял движение, остановившись ровно перед тем, как треснуть Веку по лбу. Не открывая глаз, ведьма тюкнула по камню пальцем. Он развернулся кругом и полетел обратно, набирая потерянную скорость и даже ее увеличив.

Джиг увернулся, а камень врезался Брафу в пузо, опрокинув того на спину.

– Хорошая попытка! – выкрикнула толстуха.

– Надо сматываться, – сказал Джиг, понизив голос – У нее слишком сильная магия.

– А разве у тебя нет собственной? – удивился Шрам.

Джиг помотал головой.

– У нее волшебная магия. А у меня только жреческая.

«О чем ты говоришь?»

Джиг подскочил.

«Я не умею делать колдовские штуки, как Века. Я могу только…»

«Магия есть магия. Вселенная не делит свои тайны на жреческую магию и волшебную, так же как ты не делишь воздух у себя внизу на гоблинский и хобгоблинский.

«Погоди, значит, я волшебник? – У Джига округлились глаза. – Но у меня же меч! И у меня нет ни посоха, ни бороды, ни длинных одеяний, ни…»

«Ты не хуже Веки, ты в курсе?»

Джиг напрягся.

«Так почему я не могу с помощью магии заставить этих рыбоящеров броситься на Веку?»

«Подобное колдовство требует долгих лет учебы и дисциплины».

Подул ветер и поднял песок. Века выставила в сторону туннеля растопыренные пальцы, направляя песчаную бурю им в лицо.

«Долгих лет учебы и дисциплины – или одержимости пикси», – поправился Звездотень.

«Поможешь ты мне победить ее магию или нет?» – потребовал ответа Джиг.

«Для освоения этого стиля тебе понадобится время. Попроси Веку снова встретиться с тобой на этом месте через годик или около того».

Джиг скривился и выплюнул песок изо рта.

– Я не могу сражаться с ней магически.

Он всмотрелся в пляж, прикрыв глаза от большей части песка. Почему Века просто не послала рыбоящеров в туннель убить его?

Он повнимательнее присмотрелся к шипастым тварям. Они даже хвостами дергали синхронно, точно как те три, шпионившие в туннеле. Это прекратилось, только когда они попадали с потолка и инстинкты взяли верх. Не попадись Джиг и остальные им на пути, может, они бы их и не тронули? Свободные – от Векиного контроля, рептилии просто удрали бы на спасительный пляж.

Сколько сил тратит Века на управление всей этой сворой тварей?

– Надо выйти туда, – прошептал он.

– Если не хочешь быть вождем, есть более простые способы сложить с себя полномочия, – заметила Грелл.

Джиг покачал головой. Песчаная буря уже начала стихать. Силы у колдуньи явно убывают, хотя отбить несколько камней она еще сумеет.

– Все хобгоблины бросались прямо в середину, – пояснил он, указывая на тела. – Нам нужно рассеять ее внимание. Сдается мне, у нее не получится атаковать всех нас одновременно.

– То есть ты хочешь сказать, что погибнут только некоторые? – уточнил Браф.

У Джига опустились плечи. Именно это он и хотел сказать. И они отреагировали именно так, как, по его мнению, и полагалось отреагировать гоблинам и хобгоблинам. Грелл хихикнула. Браф покачал головой и попятился. Шрам постучал по стене концом Багроклыка, прикидывая вес оружия.

– Сдавайся, Джиг, – сказал Века. – Пойдем со мной, и твои спутники останутся живы. Пикси пощадят вас всех, но только если Джиг сдастся.

– По мне, так звучит неплохо. – Шрам шагнул к Джигу.

– Погодите! – взмахнул на них мечом коротышка. Пылающий подгузник шлепнулся наземь. Он облизал засыпанные песком губы, ища сочувствия и не находя его.

Попытайся он бежать, Шрам или Браф сумеют подставить ему подножку. Или хобгоблин зацепит его крюком за ноги. Ему никогда не проскочить мимо них обоих.

– Она лжет, – сказал он. – Помните слова Трокель? Пикси надо, чтобы все мы умерли!

– Трокель говорила, они хотят смерти всех огров, – поправил Браф. – И их нельзя в этом винить.

– Браф, подумай. Если она отдаст меня пикси, кто поможет тебе в следующий раз, когда ты засунешь клык в нос?

Он повернулся к Шраму.

– А ты, хобгоблин? Полагаю, ты вернешься к своему вождю и расскажешь ему, как не сумел справиться с одной-единственной гоблиншей? Века делала тебя всякий раз с тех пор, как впервые увидела!

Грелл он приберег напоследок в основном потому, что не имел ни малейшего представления, как сумеет убедить ее. Она уже в том возрасте, когда угрозы пугают мало, к тому же слишком умна и на дешевый блеф не попадется. Он уставился на догорающий на полу подгузник, и его осенило.

– Помоги мне, и, когда мы вернемся, я навсегда сниму с тебя обязанности няньки. Тебе больше никогда не придется подтирать гоблинские задницы.

Никто не произнес ни слова. Браф и Грелл переглянулись. Шрам хмурился, но он всегда хмурился.

– Вы серьезно полагаете, будто Века и пикси просто уйдут и оставят вас всех в покое, если вы отдадите меня ей? – спросил Джиг.

– До сих пор я была с тобой терпелива, – крикнула Века. – Настало время выбирать.

Остальные переглянулись. Молчание нарушил Шрам.

– Я не дослушал до конца, – сказал он.

– Ты уверен, что это сработает? – спросила Грелл.

– Конечно, – ответил Джиг. Грелл ткнула его костылем.

– Врун.

Кряхтя, она захромала к пляжу. Когда больше никто не двинулся, она обернулась снова.

– Ну, чего вы ждете?

12

Великое могущество дорого стоит. Но нигде не сказано, что платить должны именно вы.

Гренсли Мастер Теней. «Тропа героя». Издание для магов

Нигде – ни в растрепанных останках волшебной книги, ни в ее экземпляре «Тропы героя» – Веке не попадалось ни единого предупреждения о том, что избыточное пользование магией может стоить волшебнику такой свирепой головной боли. Она никогда не замечала, чтобы Джиг испытывал подобные страдания после своих целительских сеансов. С другой стороны, Джиг никогда не пытался управлять одновременно более чем сотней отдельных сознаний.

Не размыкая век, она продолжала смотреть глазами рыбоящеров и мучительно пыталась выстроить целостную картину. Пока она не шевелилась, ощущение того, что банда огров роет яму у нее в черепе, казалось не настолько ужасным. Скорее, рыл всего один огр, да и кирка у него была не очень тяжелая.

– Долго еще? – шепотом спросил Сниксель.

К этому моменту она уже привыкла, что пикси говорит ее устами. Он, однако, имел склонность сворачивать язык в трубочку, и это раздражало. Обошлась бы она и без подрагивания фантомными крыльями. Неудивительно, почему Сникселю стоило такого труда контролировать другие существа: он упорно обращался с ними, как с пикси.

44
{"b":"11503","o":1}