ЛитМир - Электронная Библиотека

Сбитый камнем рыбоящер взвизгнул от боли. Браф! Она стиснула зубы, мечтая зашвырнуть громилу на середину озера, но времени не осталось. Джиг уже почти рядом. Она взяла себя в руки, распустила оставшихся рыбоящеров и приготовилась к бою.

Джиг исчез.

У Веки от изумления отвисла челюсть. Коротышка забежал прямо в туннель. Он даже не остановился сразиться с ней. Джиг удирал во владения Некроманта. Что же он за герой, если прошмыгивает мимо врага, не дав себе труда хотя бы обменяться формальными оскорблениями?

Она шагнула к краю.

– Что ты делаешь? – просил Сниксель.

– Владения Некроманта представляют собой лабиринт туннелей. Джиг может прятаться там сколько угодно, и мы никогда не найдем его.

– Ты обещала мне Джига Драконоубийцу, – захныкал Сниксель.

– Расслабься. Он будет наш.

Какой нытик этот пикси! Мановением руки она очистила от рыбоящеров устье туннеля. Очередное заклятие собрало с песка горящие тряпки, призывая их к Веке. Может, Джиг и быстро бегает, но до конца туннеля он добраться еще не мог.

С помощью магии она скатала тряпки в шар, не прикасаясь к ним, и приготовилась метнуть пылающий сверток в туннель. Заморыш сильно обгорит, но выжить должен. С парящим над головой клубком пламени, она спрыгнула вниз на песок.

Сниксель вскрикнул, когда сломанный меч Джига вошел Веке в грудь.

До слуха долетал плеск от ныряющих снова в озеро рыбоящеров. В волосы набился песок, а в пузо вонзались Джиговы коленки. При каждом вдохе кто-то колотил ее в ребра. Нет, это меч. Давило страшно, но боль оказалась меньше, чем она себе представляла.

Дышать становилось все труднее, тело начали сотрясать спазмы.

– Сниксель? – Губы сложились в слово, но не издали ни звука.

Кто-то кричал. Джиг? Похоже, кричавшему очень больно. Приложив усилие, Веке удалось сфокусировать зрение. Только одной пары глаз… как ни странно.

Рука у Джига, по-прежнему привязанная к мечу, утопленному в Векино тело, выгнулась под неестественным углом. Должно быть, он вывихнул плечо, когда она упала.

Гоблинша рассмеялась бы, сумей она вдохнуть. Единственное повреждение, полученное коротышкой в битве с нею, он нанес себе сам.

Сквозь слезы она видела, как к Джигу подошла Грелл, осторожно неся в качестве факела горящего рыбоящера.

– Помоги мне перевернуть ее на бок, – попросил недомерок.

От Грелл толку было мало, но Века почувствовала, как под плечо скользнул, пинком переворачивая ее на бок, большой башмак. Джиг шлепнулся на песок.

– Спасибо, Шрам, – произнес он, отплевываясь. Затем уперся ногами Веке в грудь и дернул.

Настоящий герой произнес бы последнее, дерзкое заявление, пока его кровь вытекала на песок, но Века смогла только пискнуть: «Ой!» И вырубилась.

Очнувшись, она обнаружила, что лицом прижимается к спине Шрама. Даже в полной темноте запах засаленных хобгоблинских патлов узнавался безошибочно. Векины руки обхватывали его шею, а ноги волочились по песку – он тащил ее по туннелю.

– Джиг, она опять пускает слюни, – пожаловался Шрам. – Это отвратительно.

– Могло быть хуже, – заметил Браф. – По крайней мере, не истекает на тебя кровью.

Хобгоблин застонал, и Века почувствовала, как он сглотнул.

– Вы живы? – Голос гоблинши звучал хриплым карканьем. – Все?

Шрам уронил ее. От удара челюстью об землю клыки проткнули ей щеки.

– Когда ты сняла заклятие, все рыбоящеры удрали обратно в воду, – объяснил Джиг. – Ты слишком долго продержала их на воздухе. Кожа у них высохла и потрескалась, и они перелезали друг через друга, лишь бы скорей попасть домой в озеро.

Итак, коротышка снова ушел невредимым. Целая армия рыбоящеров – и он выиграл. При всем своем могуществе именно она получила меч в брюхо.

Неуверенно, опасаясь того, что может нащупать, она протянула руку туда, где почувствовала тогда ужасное пронзающее касание Джигова меча. В этом месте на одежде была рваная дыра. И плащ, и рубаха под ним были еще липкие от крови. Но кожа оказалась гладкая и целая. Джиг вылечил ее.

– Тебя заколдовали пикси, – объяснил коротышка. – Они управляли тобой с того момента, как ты покинула пещеру Штраума.

Века хранила молчание. Пусть себе думает, будто во всем виноваты пришельцы.

– Что случилось после того, как ты убежала? – продолжал Джиг.

Она слышала, как он усаживается рядом с ней, а меч волочится по камню.

– Я спускалась… – прошептала она. Руки автоматически дернулись проверить карманы. Обе книги на месте. Она вытащила «Тропу героя», держа ее обеими руками. – «Я спускалась сквозь тьму, и ледяной ил, и орды туннельных котов и вынырнула в серебряный свет пещеры Штраума…» – Пока она цитировала главу пятую, на глаза у нее навернулись слезы. – «Тропа заставляет героя спуститься во тьму, но по возвращении, после символического возрождения, у него должно хватить сил для победы». Так говорит Джоска. И я спускалась! – Руки у нее тряслись так, что она едва удерживала книгу. – Я честно спустилась и вернулась, а ты меня заколол!

– Ты пыталась убить нас, – заметил Браф.

– Ты не понимаешь, – проговорила Века, слезы щекотали ей лицо. – Мне полагалось обрести силу. Джиг не должен был одолеть меня. На меня работала вся магия пикси – и все-таки он одержал верх.

Она отшвырнула книжку. Хлопая страницами, томик с глухим стуком врезался в стену туннеля.

– Осторожнее, – рявкнул Шрам. – Придуристая гоблинша. Лучше бы Джиг оставил тебя рыбоящерам. Видят боги, мы сыты тобой по горло.

Века шмыгнула носом. Она не ощутила ни малейшей ярости от последней колкости Шрама. Та ничуть не отличалась от насмешек, какими ее всю жизнь осыпали соплеменники. Шрам прав. Джигу следовало оставить ее помирать. Теперь появятся новые песни про Джига Драконоубийцу и его победу над Жирной Векой на озере.

– Я сделала все, как говорил Джоска, – бормотала она. Она следовала тропой, спустилась во тьму, обрела (признаться, несколько необычного) наставника и вернулась, дабы принять величайший для нее вызов. Но, по Джоске, герою полагалось победить.

– Пикси сказали, что их царица вошла в наш мир, – говорил Джиг. – Ты не знаешь, куда она отправилась? Сколько пикси нам противостоит? Где все их огры?

– Не знаю, – прошептала Века.

«Герою полагалось победить».

– Она бесполезна, – сказал Шрам.

– Как хобгоблинский стражник, который боится крови? – поддел Браф.

– Заткнитесь оба, – рявкнул Джиг. – Пикси скоро поймут, что Века больше не в их власти. В следующий раз они наверняка пошлют огров с приказом очистить от нас гору.

«Джиг победил ее».

– Ну и что? – возразил Браф. – Им придется сначала пройти через хобгоблинов, прежде чем они доберутся до нас.

– Ты, трусливый крысоед! – заорал Шрам.

– Мы принимали на себя первый удар каждой группы приключенцев, исследователей и героев, когда-либо являвшихся в эту гору! – заорал в ответ Браф. – Теперь ваша очередь, хобгоблины. Самое время!

– Или пикси могут подождать и позволить нам перебить друг друга, – заметила Грелл.

Века закашлялась и сплюнула. Видимо, когда Джиг пронзил ее, в горло затекло немного крови. Отвратительно.

– Сниксель говорил что-то о новом доме для царицы.

– Сниксель? – переспросил Браф.

– Пикси, который… который мной управлял.

Она вспыхнула от стыда. Пусть думают, что битву с Джигом Драконоубийцей проиграл Сниксель, а не Века.

– Где этот дом? – уточнил Джиг. – В пещере Штраума или где-то еще?

Она покачала головой.

– Он не сказал.

– Зачем им вообще покидать драконью пещеру? – не понял Шрам. – Это же самое безопасное место во всей горе. Сколько приключенцев за все эти годы сумели хотя бы добраться до старика?

– Пещера слишком тесна для пикси, – пробормотал Джиг.

Он сидел так близко. Сунуть руку под плащ и выхватить нож. В темноте он и не заметит, что надвигается.

Нет, его ручной паук-огневка почует. Клякса предупредит хозяина, и тот снова ее заколет. Как бы она ни старалась, Джиг ее обставит. Как одолел дракона и Некроманта. Как одолел погнавшихся за ним пикси. Как одолел ее у озера, разрушив заклятие Сникселя.

46
{"b":"11503","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
S-T-I-K-S. Охота на скреббера. Книга 2
Возвращение в Эдем
Странная привычка женщин – умирать
Очарованная луной
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
На самом деле я умная, но живу как дура!
Плен