ЛитМир - Электронная Библиотека

Ладонь Джига скользнула на рукоять собственного меча. С того места, где он стоял, Джиг, наверное, мог проткнуть Грелл, но Браф оставался недосягаем. Кроме того, Тималус Звездотень не одобрял ударов в спину. Джиг никогда этого не понимал, но у него хватало ума не спорить.

Валланд фыркнул и шагнул мимо Джига, слегка пихнув Брафа плечом, – тот отлетел к стене и приземлился на задницу, едва не насадив себя на собственное оружие.

– Да уж, надежный вы народ, гоблины, – проворчал Валланд.

Джиг не ответил. Несмотря на распространенное мнение, слово, обозначающее доверие, в гоблинском языке присутствовало. Оно происходило от слова «надежный», что по-гоблински означало еще и «мертвый».

Джиг всматривался в кожистое лицо огра, надеясь, что не совершает ошибку.

– Валланд пришел к нам за помощью, – сказал он. – Он спрашивал меня, Джига Драконоубийцу. – Тут он сузил глаза и, постаравшись принять как можно более грозный вид, повернулся к остальным гоблинам. – Представляю, как он расстроится, если что-то случится со мной до того, как мы им поможем.

Браф поднялся, потирая зад.

– Я не боюсь какого-то там огра, – заявил он, отчего Джигово мнение о его интеллекте упало еще ниже. Но здоровяк сунул свой Багроклык за висящий на спине щит и в драку не полез.

– Грелл? – повернулся Джиг к старой няньке. Та пожала плечами.

– Как я понимаю, ты, скорее всего, убьешься там, внизу, сам и избавишь меня от хлопот.

– Прекрасно.

От сознания ее вероятной правоты Джига мутило, словно он съел что-то, еще не до конца сдохшее. Подняв фонарь и направив шаг в глубь туннеля, он утешал себя единственной мыслью, что, какая бы смерть ни поджидала его впереди, остальные гоблины тоже ее не минуют.

2

Путь к славе начинается с первого шага. Точно так же, как путь на плаху.

Джаспер Охотник-на-Богов

Книги колотили Веку по бокам, а она спешила из гоблинского логова прочь. Толстуха поплотней запахнулась в плащ, чтобы книги поменьше трепыхались. Подкладку в карманах стоило бы сделать потолще.

Она репетировала про себя величественную речь, придуманную для объяснения с дозорными. Для начала она заявит, что, мол, услышала зов судьбы и решила сама выступить на бой с захватчиками родной горы. Путь обещал великую опасность и страшные испытания, вынести которые способны только величайшие из героев.

Дойдя до караульных, поглощенных игрой в «таракашку», она остановилась. Оба дозорных, один по одну сторону туннеля, другой – по другую, топали ногами, стараясь перегнать трех тараканов на сторону противника. Задача игрока состояла в том, чтобы провести насекомых мимо второго участника игры, не коснувшись при этом ни самих тараканов, ни противника. Игра обычно заканчивалась раздавленными насекомыми и оттоптанными пальцами ног.

Века постучала посохом по полу. Ничего не произошло.

– Вы разве не собираетесь преградить мне путь?

Они продолжали топать.

– Шевелись, ты, глупое насекомое! – крикнул один.

Века откашлялась:

– Я говорю…

Один из партнеров рассмеялся. Другой воспользовался его заминкой и прыгнул перед ближайшим из тараканов, отчего последний метнулся назад.

Века ссутулилась и прошмыгнула мимо. Она пыталась утешить себя тем фактом, что многим героям приходилось терпеть насмешки. Вон, к примеру, как воины обращались с Джигом Драконоубийцей, прежде чем ему повезло угодить в плен к приключенцам и оказаться втянутым в битвы с магами, драконами и так далее.

А теперь ее очередь. Она воображала, как вернется, способная наложить заклятие, меняющее местами дозорных и тараканов, чтобы гоблины метались туда-сюда, пока гигантские насекомые не раздавят их лапами. Она вышла на тропу героя и, придя обратно, сумеет наказать всех гоблинов, которые годами смеялись над ней и дразнили ее.

В первой главе «Тропы героя» говорилось о так называемом отказе – это когда герой впервые видит тропу и поворачивается к ней спиной. Века не до конца понимала, почему герой так поступает, особенно если учесть, что результат-то все равно однозначен – герой в любом случае оказывается на тропе, – но Джоска говорил это определенно. Все настоящие герои сначала поворачивались к тропе спиной, в точности как Джиг, когда попытался отправить с огром Веку вместо себя.

К счастью, Джиг предоставил Веке прекрасную возможность заявить о своем собственном отказе, и одновременно ей удалось выставить коротышку дураком. Так ему и надо, раз не желает делиться магией. Века так старалась разозлить Брафа, лишь бы подсмотреть, как Джиг творит свое целительское колдовство. Он никогда не накладывал связующего заклятия. Он не пользовался ни палочкой, ни посохом, ни каким иным из традиционных магических инструментов. Он прикасался к раненым гоблинам, и магия просто творилась.

– Как прикажете учиться чему-либо в такой ситуации? – пробормотала Века.

Туннель свернул влево, и последний луч света – исчез у нее за спиной. Толстуха двигалась вдоль стены, ведя пальцами по покрытому сальным налетом обсидиану. Конечно, она захватила из отстойника лампу, но любой свет выдал бы ее сразу.

По мере продвижения воздух менялся, вбирая в себя затхлую вонь звериного помета и хобгоблинской кухни, причем и то и другое для Векиного носа было одинаково мерзко. Она ходила этой дорогой только дважды в жизни, оба раза тайком пробираясь вместе с другими гоблинами пограбить Штраумово логово внизу. Там-то она и нашла свою книгу заклинаний вместе с экземпляром «Тропы героя».

Грубый хобгоблинский смех перебил ее мысли. Века припустила вперед по туннелю, пока не увидела Джига, препирающегося с хобгоблинской стражей. Коротышка оставил своих спутников позади и встретился с дозорными один на один, как и полагается истинному герою. Загиб туннеля не позволял ей видеть хобгоблинов, но она различала по крайней мере два разных голоса, кроме заморышева.

Огр и гоблины ждали за углом. Джиг тем временем убеждал стражников:

– Нам надо попасть на нижние горизонты.

– Да ну? А что вы принесли славным стражам туннелей? – поинтересовался один из хобгоблинов.

– Свежеприготовленное мясо? – спросил другой. – Может, немного тех пряных ящеричных хвостов, которые ваша кухарка готовит с яйцами огневки?

– Если у вас этого нет, мы всегда можем удовольствоваться несколькими кусочками вашего мяса.

Оба хобгоблина расхохотались.

Века подалась вперед, стараясь расслышать, как отреагирует Джиг. Выхватит ли он меч и порешит обоих стражей на месте, или прибегнет к магии? Она надеялась на последнее.

Джиг не сделал ни того ни другого.

– У нас нет лишней еды, так что почему бы и нет? Почему бы вам и вправду не удовольствоваться несколькими кусочками нашего мяса?

Века подползла ближе, надеясь, что другие гоблины не станут оглядываться.

– Почему бы вам не начать с него?

Джиг махнул рукой огру, и тот выдвинулся на свет.

Века разочарованно выдохнула сквозь зубы. Как это типично для Джига, всегда найти способ избежать всякого героизма. Ее снова посетили сомнения насчет «Песни о Джиге». Правда ли Джиг убил Некроманта и дракона? Скорее всего, он прятался в тени, пока приключенцы вели настоящий бой, а потом перебил их всех со спины, когда они этого не ждали. Хотя это все равно страшно героически для гоблина.

Теперь уже хобгоблины наперебой извинялись и отпихивали друг друга, стремясь пропустить Джига.

Века подождала, пока они ушли, и двинулась дальше, только когда перестала слышать постукивание костылей Грелл.

Теперь был Векин черед встретиться с хобгоблинами. Никакой огр не защитит ее, если хобгоблины решат наказать свидетельницу их свежеиспытанного унижения, а это более чем вероятно. Века перенесла за свою жизнь достаточно унижений и знала, как оно бывает.

Ну и пусть. Это станет первым препятствием. Подобно гномскому герою Йилентию Брадожегу, победившему девятирукого стража черной реки, она, гоблинша Века, вступит в бой с хобгоблинскими дозорными.

5
{"b":"11503","o":1}