ЛитМир - Электронная Библиотека

– Пошли, – произнес он, ныряя в туннель. Они миновали кучу червей-падальшиков высотой по колено. Извивающиеся твари сгрудились у стены туннеля. Казалось, они лезут друг на друга, пытаясь оказаться на верхушке кучи.

– Они замерзают до смерти, – сказала Грелл. – И сбиваются в кучи для тепла. Мы делаем нечто похожее с детенышами, запихивая их всех в одну люльку, когда воздух становится слишком холодным.

Она прижимала руки к груди и непрестанно топала ногами. Торчащие из старых сандалий пальцы уже начали приобретать бледно-голубой оттенок.

Для скальных змей холод оказался еще страшнее. Джиг видел несколько рептилий, свернувшихся для тепла в плотные спирали. Они еще не умерли; одна змея все равно бросилась, когда гоблин ткнул ее мечом, – но рефлексы настолько замедлились, что нападавший остался жив. С практической точки зрения туннель сделался неохраняем.

– Потушите лампы, – шепнул Джиг.

Когда пламя угасло, он начал различать открытое пространство в конце туннеля. У самого края лежало что-то длинное и прямое. Векин посох. Ровно там, где он упал, когда Шрам стукнул толстуху по голове. Джиг оглянулся. Ведьма тоже увидела. Она шагнула мимо Джига, не сводя с посоха глаз. Несколько бусин и шнурков отлетели, когда она оторвала посох от пола, оставив во льду точный отпечаток дерева. Джиг обхватил рукоять меча здоровой рукой, опасаясь, как бы Века снова не предприняла что-нибудь героическое. Но похоже, ей просто доставляло удовольствие стоять и смотреть на посох.

Джиг осторожно обошел ее, гадая, не повредили ли ей пикси мозги. Кое-кто из гоблинов показывал пальцами и перешептывался. До его слуха долетали приглушенные смешки. Они не видели, на что способна Века, – там, у озера. Он затаил дыхание, но горе-колдунья оставалась глуха к их шуткам.

Молясь о сохранении хрупкого спокойствия, Джиг подполз к краю туннеля. Ветер швырял в лицо снег и грязь. Жужжание крыльев послужило ему предупреждением, но, несмотря на это, заглянув в пропасть и увидев рой снующих во мраке пикси, он неожиданно для себя подумал, а не стоит ли просто броситься с этого края вниз. По крайней мере, таким образом ему удастся по пути поразить хоть одного врага.

Они переделали саму пропасть. Мерцающие серебристые пузыри, каждый больше самого Джига, покрывали стены. В большинстве мест они лепились один к другому, сплющивая соприкасающиеся стенки. В одном месте пришельцы нарастили уже три слоя.

На глазах у Джига пара зеленых пикси вылетела наружу и зависла перед голым участком скалы. Затем они коснулись камня, и их сияние несколько потускнело. Когда они потянули руки назад, за ними последовал тонкий прозрачный пузырь. Волны цвета разбегались по поверхности прозрачной сферы. Пикси отлетали все дальше, не шевеля ничем, кроме крыльев, а пузырь рос. Когда он сравнялся по размеру с остальными, строители отцепились. Цветные кольца гуляли туда-сюда по поверхности пузыря, пока постепенно не слились в общий для всех серебристый тон.

Одна из зеленых пикси прижала к пузырю ладошку. Рука ее пропала из виду, малявка протиснулась следом за ней сквозь поверхность и целиком исчезла внутри серебряной скорлупы. Ее спутник полетел обратно, позволив ветру нести его вверх, до следующего участка голой скалы.

– Что происходит? – спросил Браф.

Джиг глубоко вздохнул.

– Они строят соты.

Прочие гоблины сползлись в кучу у него за спиной и всячески вытягивали шеи, пытаясь заглянуть в пропасть. Младший гоблин, Гроп, высунулся слишком далеко, и его тень стала видна на стенке туннеля. Джиг ухватил его за волосы и втянул обратно.

– Ну и как нам с этим воевать? – спросил Гроп, потирая голову.

Джиг улегся на иней спиной и прищурился, глядя вверх, в сторону старого моста, соединявшего туннели Некроманта. Горстка пикси жужжала вокруг переправы, рядом вились темные фигуры огров. Чудесно.

– Становится хуже, – заметила Века.

Джиг даже не моргнул.

– Разумеется, становится.

Она указала вниз на самую толстую гроздь пузырей.

– Царица – там.

– Уверена?

Века кивнула.

– Это трудно описать. Я чувствую их магию, словно ветер.

– Как ты думаешь, это случайно – чисто случайно – не может быть просто ветер? – намекнул Шрам.

Века не обратила на него внимания.

– Она словно бы всасывает в себя магию и притягивает остальных пикси – не физически, но их магия, их сознание – все в них вращается вокруг царицы.

Джиг поправил очки. Ему показалось, будто далеко внизу мелькнуло пятнышко чистого белого света, но трудно было сказать наверняка. Как там говорила Пинни? «Никто не может взглянуть на царицу пикси и не полюбить ее».

Либо это светилась не царица, либо Джиг находился слишком далеко и чары на него не подействовали. Единственной его эмоцией оставался чистый, выворачивающий наизнанку страх.

– Мы должны вернуться, – заявил Гроп. – Поможем остальным забаррикадировать логово и…

– И что? – перебил Джиг. – Пикси действуют слишком быстро. Только посмотрите, сколько они успели за один день. Только почему они не выставили стражу в этом туннеле?

– Эту трещину нелегко разглядеть снизу, – подала голос Века. – Из-за нависающего карниза она сливается со скалой. Пикси не телепаты. Если о туннеле знали только те двое, которых ты убил, остальные могут быть просто не в курсе. А Сниксель… он никому не рассказывал обо мне и о Шраме.

– Повезло нам, – пробормотал хобгоблин. Джиг снова заглянул в яму, пытаясь высмотреть, как высоко простирается империя пикси. Расширяющуюся границу между мирами отмечали только редкие искры, но и они мерцали уже далеко за старым мостом Некроманта.

– А пещеру Штраума они осваивали несколько недель, – прошептал коротышка. – Такими темпами их мир накроет наше логово, самое позднее, за сутки.

– Нужно отрезать их от источника магии, – высказалась Века.

– Знаю, – огрызнулся Джиг. – Дай, думаю, разрушим портал, убьем царицу и истребим ее армию. А еще я прикинул, как верну к жизни дракона Штраума и приучу его дыханием поджаривать мне крыс на завтрак.

Он прикрыл глаза, стараясь успокоиться. Зачем тревожиться о грядущих битвах, если он наверняка не переживет эту?

– Ты уверен, что возвращаться не стоит? – спросила еще одна гоблинша, Вар.

Джиг покачал головой. Пикси распространяются слишком быстро. Если он со своим отрядом сейчас уйдет, то к их возвращению улей заполнит всю пропасть.

– Пикси как насекомые, – сказал он. Волшебные жуки, владеющие рабами-ограми и запасом магии, достаточным для завоевания всей горы, но все-таки жуки. – Что вы делаете, когда обнаруживаете в логове строящееся осиное гнездо?

– Сжигаем, – ответила Вар.

– Сбиваем палкой и суем в горшок капитану Коллоку, – пробурчал Гроп.

Вопреки страху Джиг улыбнулся, мечтая осуществить такую проделку.

– Все, что пикси делают, они делают ради своей царицы. Мы нападаем на гнездо, убиваем царицу, и вся цель их прибытия сюда накрывается.

Грелл почесала ухо.

– Знаешь, я видела, в какую ярость приходят осы, когда кто-нибудь тыкает в их гнездо палкой. Даже если нам удастся убить царицу, на хвосте у нас все равно повиснет армия рассерженных пикси.

– Этого нам так и так не миновать, – ответил Джиг.

Он изо всех сил старался не считать пузыри. Сколько времени уйдет на сотворение обитателя для каждой ячейки в этом гнезде? Если пикси плодятся так же быстро, как делают все остальное…

– Джиг прав. – Века отодвинулась от других, крепко сжав в руках посох. – Пока жива царица, каждый пикси, которого вы видите, будет сражаться насмерть. Когда ее не станет, они могут пойти на переговоры. – Глаза у нее округлились, словно она удивилась словам, слетевшим с ее собственного языка. – Как хобгоблины с Джигом.

– Или перебьют нас всех из мести, – вставил Шрам.

Века покачала головой. Она прикрыла глаза и произнесла:

– Кульминация пути героя – битва со смертью. Ни одно разумное существо не может надеяться уцелеть в последнем противостоянии, но истинный герой найдет способ. – Улыбка ее сделалась задумчивой, почти печальной. – Нам предстоит именно такая битва, и поведет нас на нее Джиг.

50
{"b":"11503","o":1}