ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что ты здесь делаешь?

– Я видел, как ты улизнула от остальных.

У нее поникли плечи.

– Значит, ты пришел остановить меня, чтоб я не убегала, как трусиха?

Шрам фыркнул.

– Я решил присоединиться к тебе. Если бы у Джига имелся хоть какой-то шанс, ты бы осталась. Нет, этот сумасшедший заморыш сумеет только обеспечить гибель себе и своему маленькому отряду.

Века покачала головой, забыв, что он ее не видит. Джиг уцелеет. И даже ухитрится, вероятно, сберечь жизнь кое-кому из остальных. Губы у нее задрожали. Как это ему удается? Он обладает магией, но ее-то колдовство оказалось сильнее, когда они сражались. Она была крупнее, сильнее и моложе, но Джиг ее одолел.

Героем всю дорогу продолжает быть Джиг, а не Века. Она была просто одним из Джиговых испытаний, препятствием, которое надо преодолеть и забыть. Она гадала, удостоится ли хотя бы строчки в следующей «Песни о Джиге».

– Я собираюсь уничтожить портал из мира пикси, – прошептала Века.

– Так, ошибка. Я на мгновение забыл, что все гоблины сумасшедшие.

– Большинство пикси находятся при царице. Она для них важнее всего.

Впрочем, Века не очень верила, что пикси настолько наивны, чтобы оставить портал полностью неохраняемым. Она понятия не имела, сколько пикси в пещере Штраума, но без боя ей точно не обойтись. А возможно, ей придется иметь дело с чем-нибудь вроде многоглавого змеечудища, сотворенного розовой пикси в тех туннелях, где они уже были, только без дефекта конструкции.

При мысли об этом Века содрогнулась. Раньше она охотно приняла бы подобный вызов, но тогда она еще считала себя героем. Теперь она боялась – и ненавидела этот страх.

Века снова переключилась на скалу, ища в ней проем. Как далеко она удрала тогда от Джига с ограми? В тот раз она не почесалась посчитать шаги или запомнить каждый поворот и изгиб дороги, а борьба за власть над собственным телом заглушила в ней чувство расстояния. Века остановилась, борясь с отчаянием. А вдруг она и вовсе не на той стороне туннеля?

Одной рукой гоблинша попробовала сотворить свет, но без внешнего источника ничего не выходило. Магия пикси кишела вокруг ее пальцев, дразня мучительным ощущением собственного бессилия.

– Стало быть, ты знаешь, как проникнуть в логово Штраума? – спросил Шрам.

– Тут есть расселина, где вода сбегает по скале вниз. Сниксель протащил меня по ней, прежде чем я… – Она прикусила губу.

– Прежде чем ты вернулась убить нескольких хобгоблинов?

Века отпрянула.

– Меня ведь пикси тоже заколдовали, забыла? Но я не заявился в гоблинское логово и не начал убивать крысоедов. Никто не заставлял меня ничего делать. Ты хотела убить тех хобгоблинов.

Века пыталась вспомнить, не позаимствовал ли Шрам в бывших покоях Кралк какое-нибудь оружие. У него имелся Брафов сломанный Багроклык, но если он держал при себе что похуже? А темноте вид крови его ничуть не смутит.

– Мне не было дела до хобгоблинов, – прошептала она. Пусть убьет ее, если хочет. – Я хотела сразиться с Джигом.

– Почему?

Она начала повторять причины, которые приводила Сникселю, – причины, которые столько раз твердила себе. Потому что Джиг обращался с ней как с ребенком, когда она приходила к нему за помощью. Потому что Джиг гоблинов погубит, а Века может их спасти. Потому что это единственный путь.

Нет. Часть роли героя заключалась в том, чтобы прокладывать собственный путь, как это делал Джиг.

– Я хотела доказать, что я лучше его. – Она попыталась сотворить свет, но, как и раньше, ничего не произошло. – Лучше их всех.

– М-да. – Шрам шагнул мимо нее. – Ладно, пошли, где это?

Века утерла нос рукавом.

– Где что?

– Твой секретный сток.

– Не понимаю. Ты не собираешься меня убивать?

Он фыркнул.

– Когда наверху за хобгоблинами гоняются заколдованные огры, а Джиг сражается с кучей пикси здесь внизу, твоя идея начинает казаться мне самой здравой. Штраумова пещера, вероятно, самое безопасное место во всей этой проклятой горе. – Голос его изменился, сделавшись тише. – Кроме того, от меня все равно немного пользы в бою.

Первое же ранение – и он останется валяться на земле без сознания. Впервые Века задумалась, каково ему, хобгоблинскому воину, не выносящему вида крови.

– По-моему, сюда. – Она насторожила уши, прислушиваясь к звуку воды, но либо они еще не подошли достаточно близко, либо вода замерзла на холоде. – Постучи оружием по другой стороне туннеля, возле пола. Дай мне знать, если найдешь ее.

Шрам вздохнул и принялся выстукивать Багроклыком скалу.

– Только обещай мне, что нам больше не придется лезть ни через какую помойку.

Вскоре Века обнаружила трещину. Вода действительно замерзла, сделав скалы еще более коварными. Водоросли умирали, но еще сохранили достаточно жизни и помогали ей контролировать спуск. Она двигалась быстрее, чем раньше, думая о Джиге и остальных гоблинах.

Посох она просто толкнула вниз. Он со стуком пролетел небольшое расстояние, а потом застрял. Хозяйка толкнула его опять, сбив конец, и он провалился еще немножко. У нее над головой вскрикнул поскользнувшийся Шрам. Как и посох, он пролетел только малое расстояние и застрял на скальном карнизе. Гоблинша не все расслышала из его бормотания, но уловила свое имя вместе с обещанием «перемолоть на корм туннельным котам».

Хотя Века никогда бы в этом не призналась, особенно Шраму, но в компании хобгоблина она чувствовала себя лучше.

– Вон оно, – шепнула она.

У Веки под ногами серебристый свет очерчивал неровный проем. Посох пролетел сквозь него и теперь лежал на снегу внизу.

Она прищурилась, ожидая, пока глаза привыкнут к свету. Вероятно, ей следовало бы плавно спуститься вниз по воздуху с помощью магии пришельцев. Но зад у нее до сих пор покрывали синяки с предыдущего раза.

Шрам решил спорный вопрос, сорвавшись и сбив в полете заодно и ее. С полными руками умирающих от холода водорослей она ухнула в пустоту и приземлилась, снова на корму. На сей раз вместе с ней упал Шрам. Его ноги врезались ей в живот, вышибив воздух из легких.

– Изящно, как всегда, – отметил он, зарывшись головой в снег.

Потолок пещеры оказался гораздо ниже, чем раньше. Взяв посох за конец, она могла бы достать до камня над головой. Века перекатилась на бок и поморщилась, так как при движении обнаружились новые синяки на локте и на плече.

– Мы на месте.

Место оказалось огромной плитой серебристого льда. Потолок пещеры вовсе не опустился. Напротив, лед поднялся на высоту деревьев. Века видела торчащие в разных местах истрепанные верхушки. Сама плита треснула посередине, и обе половинки слегка накренились. Поднявшись на колени, Века начала сползать вправо, прочь от трещины. Она схватила посох и уперлась им в лед для равновесия.

Прямо под отверстием лед был гладкий, почти как лужа. Вода, по-видимому, продолжала капать некоторое время после того, как замерзла сама пещера.

Гоблинша вытерла руку об одежду, оставив темное влажное пятно водорослей.

– Куда теперь? – спросил Шрам.

В воздухе вился снег пополам с туманом, а из-за того, что вокруг был лед, во всех направлениях все выглядело одинаковым. Она закрыла глаза, сосредоточившись на потоке магии. Здесь внизу он был настолько силен, что ей казалось, будто она стоит в середине реки. Быстрой и достаточно глубокой реки, способной накрыть гоблиншу с головой, а мощное течение едва не сбивало ее с ног.

Века указала в ту сторону, откуда несся поток. Там должны находиться ворота. Запахнувшись поплотнее, она сделала шаг, потеряла опору и поехала вниз. Толстуха попыталась ухватиться за верхушку торчащей изо льда сосенки, но коричневая верхушка с треском обломилась в руке у Веки, и гоблинша полетела вниз. Опять.

На сей раз снег смягчил падение. Века очутилась в ледяном ущелье глубиной в три огриных роста. Здесь туман стоял еще гуще, клубами поднимаясь от снега и ледяных стен.

52
{"b":"11503","o":1}