ЛитМир - Электронная Библиотека

Спустя две кружки пива и порцию мяса, щедро сдобренного приправами, Джиг выскользнул из хобгоблинского логова и направился к дому. Клякса восседал у него на плече, весело поджаривая кусочек огрятины, припасенный для него хозяином.

– Джиг, подожди. – За ним спешила Века с хобгоблинским дрянь-фонарем в руке. Голубое пламя освещало туннель. Несколько оранжевых точек, вившихся у нее над головой, почти растворялись в нем. – Пиксячьи жуки, – пробормотала она. – Кишели по всей Штраумовой пещере.

Джиг не ответил. Не собирается же она снова приставать к нему по поводу магии. Какие бы фокусы ни проделывал Джиг, Века явно его превзошла. Так чего же ей надо?

– Джиг… – Она схватила его за руку и оттащила к стене туннеля.

Коротышка напрягся, внезапно остро осознав, как ему не хватает утраченного меча. Хотя, даже успей он подыскать ему замену, много ли проку от клинка против Векиной магии?

Но колдунья только вздохнула и отвела взгляд. Казалось, ее громадное тело слегка поопало.

– Джиг, Браф рассказал мне, как ты провел гоблинов сквозь гнездо и убил царицу пикси.

Джиг кивнул, по-прежнему не уверенный, куда она клонит. На мгновение он едва не запаниковал: вдруг Века каким-то образом до сих пор находится под чарами пикси и явилась отомстить ему за царицу.

Она сглотнула, ее глаза сияли.

– Как ты это сделал? – спросила она негромко. – Я уцелела только благодаря магии, да и то… да и то Шраму пришлось мне помогать. Без помощи хобгоблина я не прожила бы достаточно долго, чтобы прикончить гигантского змея и уничтожить портал. У меня в кончиках пальцев таилась огромная сила, а у тебя не было ничего. Я знаю, ты не мог разговаривать со своим богом. Ни божества, ни магии – ничего, кроме кучки гоблинов да кое-какого старого оружия против целой армии огров и пикси, не говоря уже о самой царице, – и ты победил. Ты убил ее.

Джиг поправил очки.

– Мне повезло.

Века так яростно замотала головой, что ее волосы хлестнули Джига по лицу.

– Не бывает такого везения, – Она охлопала свой передник, словно искала что-то, и сгорбилась еще сильнее. – В «Тропе героя» Джоска перечисляет сто героических деяний. Я читала этот перечень столько раз, что первые десять могу перечислить хоть во сне. – Она прикрыла глаза. – Про подвиг номер один Джоска писал: «Знак истинного героя, деяние, превосходящее все остальные в отношении проявленных мужества, силы, ловкости и чистого благородства, есть убиение злого дракона». – Устало вздохнув, она посмотрела на него и сказала: – Ты герой, Джиг. Тощий, полуслепой, хилый заморыш, не обладающий сколь-нибудь достойной упоминания магией, и тем не менее – герой.

– Спасибо, – брякнул Джиг.

Она снова покачала головой.

– Ты не понимаешь.

Рассказать ей, как он уцелел при встрече с царицей пикси исключительно благодаря очкам? Или посоветовать проверить каждую из его так называемых побед: тогда она выяснит, что жизнь ему сохранили не сила или благородство, а откровенная, неприкрытая трусость?

Века прихлопнула очередного жука.

– Я всегда считала тебя слабым. Прячешься в своем храме, позволяешь Кралк издеваться над тобой, обходишь стороной более крупных гоблинов. Я никогда не мечтала походить на тебя. Но с тех пор как ты вернулся из своего приключения, я хотела… – Последние слова она произнесла совсем тихо.

Джиг не был уверен, но ему послышалось: «Я хотела быть тобой».

– Века, что…

– Я потеряла свою волшебную книгу. Я потеряла книгу Джоски. Я даже потеряла свой дурацкий плащ. – Она склонила голову набок. – Последнее, может, и к лучшему. Слишком тяжелая штука для здешних пещер. Ткань совсем не пропускала воздуха, и я всегда обливалась потом. Но, Джиг, что мне делать теперь?

– Уверен, Грелл не станет возражать, если ты возьмешь один из нарядов Кралк.

Века закатила глаза.

– Я думала… я хотела отправиться на поиски приключений, и спасти наш народ, и открыть древние сокровища, и все такое. Но герой ты, а не я. Не я убила царицу или прикончила дракона. Я…

– Века, не убивал я твоего дурацкого дракона, – выпалил Джиг.

Она застыла с полуоткрытым ртом.

– Что?

Коротышка, морщась, напел кусочек из «Песни о Джиге»:

– «Все бежать, а он дротик метнул». В песне не говорится, кто именно убил Штраума.

Века часто-часто заморгала, и Джиг подумал, не попал ли ей в глаз один из этих оранжевых жуков.

– Не понимаю. Ведь Штраум мертв.

– Он мертв, но я не убивал его.

– Я знаю, что он мертв, Джиг. – Она показала длинную ссадину у себя на руке. – Это я заработала, когда взорвались его кости!

Джиг потер голову. Неужели гоблины вправду такие тупые?

– Да, я метнул дротик, как поется в песне. Я действительно попал Штрауму прямо в глаз, но глупый дракон моргнул. Дротик застрял у него в веке. Он как раз собирался мной закусить, когда некто другой схватил дротик и довершил начатое.

– Но ты ведь Джиг Драконоубийца.

Он нетерпеливо замотал головой.

– На самом деле – нет.

У Веки сделался такой обалделый вид, что Джиг испугался, как бы она не рухнула в обморок. Вместо этого она прислонилась к стене туннеля и прошептала:

– Ты не убивал дракона.

– Именно.

На ее дрожащих губах обозначилась улыбка.

– А как насчет Некроманта?

Джиг пожал плечами.

– Ну, да, его я убил.

– Но… убиение Некроманта даже не включено в первую сотню героических деяний и побед. Ближе всего сокрушение темного властелина, восставшего из мертвых в виде духа или части тела. Это, по-моему, номер восемьдесят три. Хотя, коли верить сноске, можно набрать дополнительные очки, если больше никто не верит в возвращение темного властелина и все дразнят тебя из-за твоей, так сказать, озабоченности.

– Части тела? Как бесхозный нос? – Джиг поежился, вообразив стайку светящихся пиксячьих носов, гоняющихся за ним по туннелям.

– Там говорилось о черной ноге Септора, – сказала Века. – По легенде, она появилась в сапоге повелителя ветров Дезирона, и когда он попытался натянуть сапог, черная нога отрастила зубы и…

– Века, прекрати. – Слишком поздно. Как будто ему не хватает пищи для кошмаров. – Хочешь отправиться на приключения – отправляйся.

– Но я не…

– Не что? Не герой? Только потому, что не нашла «разрушение портала пикси в заброшенном драконьем логове» у Джоски в списке? – Джига воротило от собственных слов. – Разве настоящая героиня позволит какой-то старой пыльной книжонке диктовать ей, что она может, а чего не может делать?

– Наверное нет.

– А гигантский змей, с которым ты сражалась? Шрам мне немного о нем порассказал. Пламя, и чешуя, и крылья, и зубы… По мне, самый что ни на есть драконский вид.

Толстуха просияла.

– Точно.

– Века, нам нужны такие гоблины, как ты. Гоблины, которые полезут изучать брошенные туннели и пещеры нашей горы или отправятся наружу исследовать остальной мир.

– Но ты запечатал вход в гору. – Глаза у нее округлились. – Ты собираешься снова его открыть?

Джиг стиснул зубы. Звездотень некоторое время помалкивал, но он знал, что бог слушает.

– Я был не прав. Мы не можем отрезать себя от остального мира, Века.

Ведьма долго на него таращилась, пока Джиг не начал подумывать, не свихнулась ли она вконец от всех этих разговоров. Наконец она тихо и осторожно произнесла:

– Но как же ты? Разве не ты должен стать исследователем? Продолжить свои приключения и добавить новые строфы к своей песне?

Джиг отпрянул.

– Ни ты, ни Грелл, ни даже Тималус Звездотень не способны заставить меня отправиться в очередное приключение.

«А-а, – ехидно шепнул Звездотень. – Это вызов?»

«Нет!»

Века начала улыбаться. Она напоминала нервного ребенка, готового сорваться с места при первом признаке опасности.

– Ты правда думаешь, что наружу следует отправиться именно мне?

– Лучше ты, чем я. – Джиг указал на гоблинское логово. – Тебе понадобятся кое-какие припасы. Одежда, еда, оружие, всякая всячина.

65
{"b":"11503","o":1}