ЛитМир - Электронная Библиотека

Так нечестно. Джиг миновал рыбоящеров безо всякого героизма. Огр сделал за него большую часть работы. Гоблинам оставалось только отпинывать тех немногих тварей, которых тот не расплющил.

– Хочу собственного огра, – пробормотала Века.

Она попыталась снова, двигаясь как можно бесшумнее, – но без толку. Песок скрипнул у нее под ногами, и рыбоящеры тут как тут. У толстухи комок встал в горле.

– Должен быть выход, – пробормотала она.

Способ есть всегда. Она не могла потерпеть поражение сейчас, всего в нескольких шагах от начала пути. Гоблинша уселась у выхода из туннеля и достала волшебную книгу. Этот том пребывал в еще худшем состоянии, чем «Тропа героя». Некогда он, наверное, был великолепен. Обугленная красная кожа покрывала гравированные медные пластины переплета. Сам металл уцелел в пламени, но страницам под ним повезло меньше. Те немногие, что не обгорели до нечитабельности, содержали только обрывки текста и к тому же почернели по краям. Чего, по ее мнению, и следовало ожидать, когда тыришь книгу заклинаний из драконьего логова.

Сколько недель ушло на расшифровку элементарного связующего заклятия, которое она пыталась продемонстрировать Джигу. Следующая страница содержала левитационное заклинание, но, сколько Века ни билась, ей не удавалось поднять в воздух даже выдранные из собственной головы волоски. От проведенных в сосредоточенных усилиях долгих ночей остались только больные глаза и зудящий скальп.

Насмешливый хохот хобгоблинов отпечатался в ее памяти. Она начала думать про Джига, про то, как он застращал хобгоблинов и заставил повиноваться. Пока она его догонит, он наверняка уже выяснит, кто охотится на огров, и уничтожит врага.

– Это должен быть мой подвиг. Моя тропа!

Она поднесла фонарь к книге и прищурилась. Вторую руку она сжала в кулак для связующего заклятия. Джоска писал, что истинный герой, когда очень надо, находит новые силы и энергию. На сей раз заклятие должно сработать. Обязано!

Она медленно расправила пальцы, представляя, как нити силы протягиваются от кончиков верхних фаланг к центру ладони. Затем провела рукой над посохом, выдавливая магическую звезду наружу, пока та не пересеклась с деревом. Согласно волшебной книге, посох должен помочь ей контролировать магию. Взмах поднимет ее в воздух, и она, грациозно паря, проскользнет мимо рыбоящеров незамеченной. Ей не требовалось много силы, только чтобы башмаки не касались песка. Уж столько-то магии она наверняка сумеет призвать.

Века сосредоточилась на связующем заклятии, таращась изо всех сил, и почти поверила, что различает серебряные линии, обвившиеся вокруг посоха. Руки у нее дрожали от напряжения. Только бы…

Капля дрянь-желе вытекла из фонаря и упала на лист. Века вскрикнула, отшвырнула фонарь в сторону и захлопнула книгу в надежде погасить пламя. Дым продолжал сочиться между страницами. Она проползла вперед, набрала песка с пляжа и высыпала его на книгу. Крохотный язычок зеленого пламени прожег еще несколько страниц. Гоблинша сыпала и сыпала песок, покрыв том полностью, пока не погасла последняя искра.

Только тогда она сообразила поднять глаза. Вокруг нее расположились полумесяцем рыбоящеры. Она медленно отступила обратно в устье туннеля. Несколько тварей последовали было за ней, но зашипели и отступили, когда подобрались слишком близко к пролившемуся из лампы дрянь-желе. То ли из-за света, то ли из-за тепла или запаха, они не пожелали обойти фонарь, чтобы добраться до Веки.

Двигаясь как можно медленнее, она подняла книгу и сунула ее в карман плаща. Посохом поправила лампу, затем продела его конец в ручку. Затем, держа фонарь между собой и рыбоящерами, торопливо отступила в туннель. Пролитое дрянь-желе продолжало гореть на песке.

Оказавшись снова в безопасности на голом обсидиане, Века поставила фонарь на пол, схватила волшебную книгу и принялась листать ее в поисках левитационного заклинания.

Дрянь-желе выжгло большую часть текста, изрядно опалив еще с десяток страниц. Одно из немногих сохранившихся в книге заклятий исчезло в мгновение ока. Толстуха коснулась побуревших краев дыры, к пальцу прилипли хлопья горелой бумаги. Она, не мигая, смотрела на опустевший пляж, мечтая, чтобы страшных рыбоящеров можно было уничтожить одной голой ненавистью.

– И как мне стать героем без волшебной книги?

Никак. Без магии она всего-навсего жирная бестолковая гоблинша, которая, вероятно, проведет остаток жизни за работой в отстойнике, пока ядовитые испарения окончательно не сведут ее с ума.

Она вытащила «Тропу героя» и положила рядом с волшебной книгой. На секунду ей захотелось бросить оба тома в догорающее на песке дрянь-желе. Что это за героиня, которая теряет волшебную книгу, не успев начать путешествие?!

Она пролистала сборник заклинаний к началу, ежась при виде падающих на камень и на песок хлопьев обугленной бумаги. Связующее заклятие в основном сохранилось, но это только первый шаг в колдовстве. Связывание служит кресалом, высекающим искры, чтобы воспламенить истинную магию. Без прочих заклятий искры просто мигнут и погаснут.

Джоска писал, что герою полагается преодолевать препятствия, но не объяснял как. У Веки не было при себе огра, способного растоптать рыбоящеров. У нее никого не было.

Она сморгнула и вытерла глаза. Подобрав «Тропу героя», она пролистала несколько страниц и начала читать девятую главу, «Комический спутник».

«Хотя это не является необходимым условием героизма, известно, что многие древние маги имели спутников. Будь то полувеликан, ученик гномского чародея Мога, или дух трехлапой лягушки, сопровождавший своего хозяина Скайти через Трясину Безумия, комический спутник обеспечивает герою необходимую помощь и поддержку в пути».

Века стиснула челюсти. Она собрала книги и встала, отряхивая с плаща пепел и песок. Трехлапой лягушки у нее, может, и нет, но хобгоблин ничем не хуже.

Дозорные стояли посреди туннеля и препирались. Деревянная панель была спущена с потолка, а камни сдвинуты в сторону. Шрам размахивал руками и орал:

– Высоты недостаточно, железные пики не смогут нанести серьезный вред. Разве что мы в несколько раз увеличим вес, а тогда петли не выдержат!

– Ну и что ты предлагаешь? – рявкнул другой хобгоблин. – Снова прибить скальных змей за хвосты к платформе?

Лицо Шрама помрачнело.

– Сработало бы, не перекусай они друг друга, – пробормотал он. Он начал говорить что-то еще, затем остановился, заметив Веку. Он толкнул локтем второго стража и указал на гоблиншу. – К вопросу об увеличении веса…

Они окинули взглядом Векину грязную, мокрую одежду, оценили общую растрепанность и ухмыльнулись.

До сих пор Века не знала точно, как ей убедить одного из хобгоблинов, чтобы тот взялся ее сопровождать. Разглядывая скрипучую платформу, она поняла. Бусины и бубенчики на ее посохе драматично зазвенели, когда она наставила его на Шрама.

– Ты. Пойдешь со мной.

Шрам сделал шаг в сторону и подхватил прислоненное к стене копье.

– Как бы мне ни хотелось погонять крысоеда, я на дежурстве.

Века нахмурилась, надеясь, что выглядит грозно. Поставив посох и фонарь на пол, она распустила пояс и принялась шарить в карманах передника, пока не нащупала маленький пакетик, завернутый в несколько слоев прокопченной желтой ткани.

– Что это? – спросил Шрам.

– Последняя деталь вашей ловушки. – Она развернула ткань, открыв нечто похожее на комок черной грязи. Старательно избегая прикасаться к гранулам, она подняла ладонь повыше, чтобы хобгоблины увидели. – Вот решение вашей проблемы.

Когда они наклонились ближе, она выдула содержимое им в лицо.

И тут же отпрыгнула назад, увернувшись от замаха Шрамова копья. Другой хобгоблин нашаривал свой меч.

– Я распущу тебя на ленточки и скормлю туннельным котам! – ревел он.

К этому моменту порошок начал действовать. Шрам выронил копье и яростно чесал проступающие на лице крохотные пятнышки. Его приятелю досталось больше. Руки, шея и лицо были сплошь покрыты пятнами, а глаза слезились так сильно, что он не видел, куда целить мечом.

7
{"b":"11503","o":1}